Дед. Мама

Белоусов Дмитрий Иванович. Дед

Впервые я узнал про войну, когда мне было шесть. У бабушки, в ящике стола под радиолой нашел медали. Медалей было много, семь или восемь, но запомнилась из них только одна – на ней был танк и два слова: «За отвагу». Медаль была деда.

Медаль "За отвагу"
Медаль «За отвагу».

Дед про войну никогда ничего не рассказывал. Да я в свои шесть его и не спрашивал – медали были вместо игрушек. Когда стал постарше – тоже не спрашивал, потому что про войну вроде бы все рассказали в школе. Ну, что на нас в 1941 году внезапно напали фашисты, и что мы разгромили их под Москвой и Сталинградом, а потом в 1945-м взяли Берлин. А в 1969-м про то, как все это было, показали в кино, в «Освобождении».

О том, как воевал дед, спустя много лет соберет документы и напишет его сын Сергей. Дядя Сережа.

Дмитрий Иванович Белоусов
Мой дед Дмитрий Иванович Белоусов (справа).

Деда призвали на второй день войны, 23 июня. В июле 1941-го артиллерийский полк, в котором служил красноармеец Дмитрий Иванович Белоусов, принял свой первый бой под Смоленском. Сейчас всем известно, какая там была мясорубка. С тяжелыми боями медленно отступали к Вязьме. Там, в середине октября 1941-го полк был разбит и попал в окружение. От полка осталось в живых полсотни бойцов. Тогда на деда пришла похоронка – геройски погиб в бою.

Но дед не погиб – тогда, в октябре 1941-го, из разбитых под Вязьмой и попавших в окружение частей был сформирован сводный отряд, который с боями вышел к своим под Наро-Фоминском.

Так дед оказался в 832-м армейском отдельном разведывательном батальоне под Ржевом. Потом были оборона Москвы, наступление под Москвой, освобождение Смоленска, Минска, бои за Кенигсберг.

А медалью «За отвагу» красноармеец Дмитрий Иванович Белоусов был награжден 28 августа 1943 года. Он тогда уже служил шофером в 558-м минометном полку. Как сказано в приказе:

«Красноармеец Белоусов Дмитрий Иванович, шофер 2-й батареи, награждается за то, что он во время бомбежки и под артиллерийско-минометным огнем бесперебойно обеспечивал подвоз боеприпасов на огневые позиции батареи».

В мае 1945-го война для деда не закончилась – в июле их полк был переброшен в Хабаровск, началась война с Японией. Дед освобождал от японцев Харбин и Дальний.

Вернулся с войны домой только в мае 1946-го.

Шамрицкая Варвара Федоровна. Мама

О том, что мама была на войне, я узнал, когда впервые нас в шестом классе повели на медкомиссию на призывной участок военкомата. Там нужно было заполнить анкету. Среди многих других вопросов были два, которые мне показались странными и непонятными – находились ли ваши родственники во время войны на оккупированной территории и были ли ваши родственники за границей. Поскольку я точно не знал, находились и были, или нет, то написал, что не были. А дома рассказал об этом маме.

И она меня огорошила – ответила, что была за границей, в Болгарии, Румынии, Югославии, Венгрии и Австрии. Во время войны. С тех пор я в этих анкетах писал: «Да, мама была за границей», и перечислял эти страны. Один раз тот, кто просматривал эти анкеты, спросил у меня:

— По туристической путевке, что ли?

На что я ответил:

— Нет. В войну. В пехоте.

Шамрицкая Варвара Федоровна
Моя мама  Варвара Федоровна Шамрицкая . Июнь 1941 года.

Маму призвали, сразу, как ей исполнилось восемнадцать. В декабре 1941-го. Перед этим, в ноябре 1941-го, её погрузили в эшелон в Калаче – есть такой городок в Воронежской области – и отправили, как она говорила, «рыть окопы» в Подмосковье, на станцию Петушки. Ту самую, про которую после войны Венедикт Ерофеев напишет свою скандальную поэму. Мама продержалась там три недели и сбежала.

Когда я её спрашивал, почему сбежала, она отвечала просто:

— А не сбежала бы, так сдохла бы и тебя не родила. Поселили в бараках, холодина, жрать нечего…

Дома, в Калаче, её уже ждала повестка из военкомата: «Шамрицкой Варваре Фёдоровне явиться 11 декабря 1941 года…». Эта повестка её спасла. Иначе пошла бы по этапу.

Сначала определили санитаркой — в санитарный поезд. А потом, как она рассказывала, «приехали отбирать тех, кто покрасивее и постройнее, в регулировщицы». Мама была и красивой, и стройной. Так она оказалась в ВАД-22 Южной группы войск. ВАД – это военно-автомобильная дорога. Мне очень хотелось увидеть, какой она тогда была — в военной форме, красивая и молодая, с флажками. Но не увидел — после войны она сожгла все свои военные фотографии.

Медаль "За победу над Германией"
Медаль «За победу над Германией».

Награда у неё была только одна – медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг». Медаль не сохранилась. Пропала во время разных послевоенных переездов «по вербовкам» — мама была старшей в семье, поэтому до войны закончила только два класса, а после войны – ни образования, ни профессии, ни работы…

Приказ о её награждении я нашел шесть лет назад – мама об этом уже не узнала. В нем сказано:

«Мною, заместителем командующего по ПВО Южной группы войск генерал-майором артиллерии Карлиным Михаилом Михайловичем на основании Указа Президиума Верховного Совета Союза ССР от 9 мая 1945 года вручены медали «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг»… И далее идет длинный список награжденных, почти в самом конце которого в строке под номером 299 записано: «Красноармеец Шамрицкая Варвара Федоровна, регулировщица ВАД-22».

Всего одна единственная строчка, в которой заключены три с половиной года её войны и вся её юность.

 

Олег ШАМРИЦКИЙ

P.S.

Разрушенный рейхстаг
Развалинами рейхстага удовлетворен.

P.S.S.

Пел Твардовский в ночной Флоренции,
как поют за рекой в орешнике,
без искусственности малейшей
на Смоленщине,

и обычно надменно-белая
маска замкнутого лица
покатилась
над гобеленами,
просветленная, как слеза,

и портье внизу, удивляясь,
узнавали в напеве том
лебединого Модильяни
и рублевский изгиб мадонн,

не понять им, что страшным ликом,
в модернистских трюмо отсвечивая,
приземлилась меж нас
Великая
Отечественная.

Ты о чем, Ирина-рябина,
поешь?
Россию твою любимую
терзает война, как нож,

ох, женские эти судьбы,
охваченные войной,
ничьим судам неподсудные,
с углями под золой,

ревнуя к мужчинам липовым,
висит над тобой, как зов,
первая твоя
Великая
Отечественная Любовь…

Комментарии 7

  • Если я увижу фотографию регулировщицы движения войск того военного времени , то обязательно вспомню и вашу публикацию.

  • Мамино молчание о войне — это пронзительный, потрясающий рассказ о ее судьбе...

    • О войне она рассказывала только как погибла её подруга — «мессершмитт» расстрелял прямо на дороге. Ещё как немецкие танки в 1945-м перед 8 марта прорвались в Венгрии у Балатона, как тогда на их пост выходило много раненых, и наших, и болгар, и югославов, и она весь день тормозила «попутки», чтобы отправить их в тыл, в медсанбаты, и материла водителей, которые не хотели их брать . А ещё о том, какие красивые фонтаны в Вене.

      Это судьба всего поколения 1922 — 1926 года рождения. Женщинам вообще не место на войне. Женщины не должны ни воевать, ни тем более убивать...

      Когда в середине 1970-х ввели магазины для «отоваривания ветеранов Великой Отечественной войны», мама сходила туда всего два или три раза. Больше не пошла, посылала меня. Я ходил с её удостоверением и стоял в этих позорных ветеранских очередях, чтобы два раза в месяц получить кило колбасы, 250 граммов сливочного масла, полкило шоколадных конфет, пачку индийского чая, бутылку водки, банку сайры.

  • Не только женщины не должны воевать и убивать...Люди вообще не должны ни воевать , ни убивать!

  • Спасибо за искренний, честный рассказ о судьбах Ваших родных. Без лишних слов, коротко, без пафоса и эпитетов, но душу тревожит.

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика