В поисках утраченного времени...

Вера Борисовна Городилина.

Сегодня, наверное, нет в Алапаевске никого, кто бы не знал, что она создала у нас Дом-музей Чайковского. Но не всем известно, что во многом благодаря ей в городе появился и музей изобразительного и декоративно-прикладного искусств.

Вера Борисовна Городилина
Вера Борисовна Городилина.
Снимок Владимира Макарчука.

А начиналось всё опять, как и с Чайковским, с одной комнаты, на этот раз в кинотеатре «Заря», где в 1992 году открылась выставка работ трех художниц, её и двух её подруг — Баутиной и Виллиамс. Они часто писали вместе, так, как вот на этой работе Веры Борисовны — «Три художницы».

Городилина. Три художницы
В. Городилина. Три художницы.

«Мир искусств», и Утамаро, и Хокусаи...

Тяга к рисованию, как рассказывала она сама, была с детства: в её родном доме в Николо-Уссурийске было много «толстых» журналов – «Солнце России», «Жар-птица», «Град Китеж» — в которых печатались репродукции работ художников из «Мира искусств».

Бенуа, Лансере, Сомов, Билибин, Бакст — русский модерн начала ХХ века: плавная, изогнутая, волнистая, прихотливая графика, избегающая прямых линий и сторонящаяся любых углов.

Бенуа. Прогулка короля
А. Бенуа. Прогулка короля.

Сомов. Маскарад
К. Сомов. Маскарад.

Билибин. На погосте
И. Билибин. На погосте.

Бакст. Костюм Нарцисса
Л. Бакст. Костюм Нарцисса.

Эта манера, как она потом вспоминала, произвела на неё большое впечатление, эту манеру она тогда восприняла раз и навсегда и уже никогда ей не изменяла.

А ещё она в детстве увеличивала открытки, которые привезла из Японии её мать, Евдокия Ивановна, когда ездила туда, как сейчас бы сказали, в туристическую поездку, но тогда это называлось экскурсией. Рисунки Утамаро и Хокусаи были удивительно похожи на графику художников «Мира искусств», а если быть совсем точным, то наоборот – «мирискусники» восхищались японцами и претворяли их традиции в своем творчестве.

Утамаро. Сидящая девушка
К. Утамаро. Сидящая девушка.

Хокусаи. Большая волна
К. Хокусаи. Большая волна.

По нехоженым тропам протопали лошади, лошади...

Ей повезло и с первыми уроками рисования и живописи – в Николо-Уссурийске она училась у художника Дубицкого, который строил обучение, отталкиваясь от склонностей своих учеников, а не пытался втискивать их в академическое прокрустово ложе. Ей счастливо удалось избежать рисования скучных кубов, пирамид, шаров и конусов – Дубицкий сразу же вручил ей загрунтованный холст и масляные краски и дал открытку с головой лошади:

— Нарисуй её!

И она нарисовала. Работа получилась – Дубицкий был доволен и «даже сам подобрал цвет для рамки, светло-голубой, чтобы работа «вылезла». С тех пор у неё надолго возникло пристрастие к рисованию лошадей, она считала, что они получаются у неё лучше всего. Эти работы были самой большой ценностью, которую она увозила с собой, покидая в 1924 году Россию. За годы, проведенные в Китае, большинство из них было утрачено, но мы сегодня можем составить о них представление благодаря, например, её двум рисункам — «Арба» и «Драндулетчик».

Городилина. Арба
В. Городилина. Арба.

Городилина. Драндулетчик
В. Городилина. Драндулетчик.

Это авторские повторения по памяти с рисунков её юности, которые она сделала в один день — 22 мая 1988 года в Алапаевске. Сами рисунки тоже были выполнены в один день, правда не весной, а зимой – 10 января 1925 года – пером и тушью, в Харбине, и отличаются от алапаевских только подписью автора – Вера Чураковская, тогда она ещё не была Городилиной.

Рисовать только то, что хочу, и когда хочу!

Уроки Дубицкого приучили её рисовать только то, что она хочет, и только тогда, когда хочет. Рисовать не «по-научному», а по наитию. И она отстаивала это свое право с неподражаемой иронией:

— Знаете, в Харбине я стала было посещать скульптурную школу… Но на первом же занятии учитель посадил меня за упражнение: водить пальцем по куску белой глины, тренировать этот прием. И это навсегда отбило у меня желание лепить. Я чувствовала форму, сюжет, смысл – а тут бессмысленное сучение одним пальцем, когда их у меня все десять!

Правда, вернувшись в Союз, она пыталась заставить себя учиться «правильно», но ей это так и не удалось, хотя она и окончила школу заочного обучения рисованию им. Крупской. В общем, она интуитивно следовала подсознательно усвоенному в юности приоритету своих любимых «мирискусников»: главное в искусстве – это выражение личности художника.

Городилина. Лампа Шишова
В. Городилина. Лампа Шишова.

Городилина. Золотой век будущего города
В. Городилина. Золотой век будущего города.

Городилина. Художники
В. Городилина. Художники.

Городилина. Меморий старому ботинку
В. Городилина. Меморий старому ботинку.

Городилина. Кот в сапогах
В. Городилина. Эскиз к театральной постановке «Кот в сапогах».

Городилина. Ундина
В. Городилина. Иллюстрация к опере П.И. Чайковского «Ундина».

Личность Городилиной отпечатана на всех её работах – камерные и одновременно символические сюжеты, плавные и вместе с тем взволнованные линии, приглушенные и при этом праздничные палевые и оливковые цвета… Будь то натюрморт маслом «Лампа Шишова» или акварель «Золотой век» в невесомой паутине туши, дымящиеся от раскаленного летнего зноя «Художники» или застывший в холодном безжизненном величии «Меморий старому ботинку», будь то эскизы к театральной постановке «Кот в сапогах» или иллюстрации к опере «Ундина» её любимого Чайковского, партитуру которой он уничтожил, а она пыталась воссоздать...

Скитаясь в поисках былого совершенства...

Поэт Игорь Северянин
Поэт Игорь Северянин.

И губы возле её работ сами собой шепчут крученые строки Игоря Северянина:

— В шумном платье муаровом, в шумном платье муаровом
по аллее олуненной Вы проходите морево…
Ваше платье изысканно, Ваша тальма лазорева,
а дорожка песчаная от листвы разузорена –
точно лапы паучные, точно мех ягуаровый…

Поэт Такубоку
Поэт Исикава Такубоку.

Или — смыкаются в безмолвии Такубоку, за морями, которым конца и края:

— На песчаном белом берегу
островка
в восточном океане
я, не отирая влажных глаз,
с маленьким играю крабом…

И вы, от работы к работе, смущаетесь все сильнее и сильнее, и уходите прочь, смутившись совсем, предавшись размышлениям об утраченной красоте мира, обреченного вечно скитаться в поисках былого совершенства, которого уже нельзя найти.

Буров. Портрет Городилиной
В. Буров. Портрет В.Б. Городилиной.

А она сочувственно смотрит вам вслед, потому что она, как никто другой знает, что это такое – провести всю жизнь в поисках утраченного времени.

 

Олег ШАМРИЦКИЙ

Комментарии 1

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика