Игумен с Межной

Шишки не хрустели. Намокшие, беззвучно сжимались под ступней, как губка, и также беззвучно разжимались – небеса с самого утра щедро кропили округу дождем. Медленно, но одели в черные монашеские одежды дорогу, отяжелили влагой сомкнутые над шахтой сосны, потусклили пламя свечи-главы – оно едва теплилось над тяжелым храмом-подсвечником.

Алапаевск Монастырь на Межной
Монастырь Новомучеников и Исповедников Церкви Русской на Межной,
месте убиения великих князей и князей Романовых, и близких им людей.
Снимок Даниила Симонова.

Был пятый час вечера, и возле Поклонного Креста над впадиной шахты на Межной не было ни души – в храме начали служить вечерню. Там, извне, за монастырской оградой, мир заканчивал свои дневные труды и без сожаления провожал в прошлое ещё один день, который ему уже никто не в силах вернуть, а здесь, внутри её, монастырь свои молитвенные труды только-только начинал.

Поклонный Крест в монастыре на Межной
Поклонный крест у шахты на Межной.
Снимок Даниила Симонова.

«Мир» здесь значит – люди. Вот, приходится пояснять. Раньше это слово писалось по-другому — через десятеричное «i», и в пояснениях не было нужды. Сегодня многое приходится пояснять, потому что церковь и мир за те годы, которые отделяют «сейчас» от «раньше», разошлись гораздо дальше, чем кажется.

У них не только разный распорядок дневных трудов. И они не только живут в разных пространствах. Они ещё живут и в разных временах – мир в новостильном григорианском, церковь – в старом юлианском. И говорят хотя и на понятных друг другу, но всё-таки разных языках. Мир на современном русском, изрядно нахватавшемся за последние годы разных иностранных примочек вроде «маркетинга» и «промоушена», церковь – на церковнославянском, где вместо «пальцев» — персты, вместо «рук» – длани, а вместо «башки» – глава. Почувствуйте разницу, как говорят в Одессе, или где там…

В храме в монастыре на Межной
В храме монастыря  Новомучеников и Исповедников Церкви Русской на Межной.
Снимок Даниила Симонова.

Алапаевск. Монастырь на Межной

В храме полумрак. Пламя свечей и лампад чуть подсвечивает образа, чуть колеблется всякий раз, когда открываются двери, и снова, словно смиряясь, вытягивается в струнку, когда вошедший осеняет себя крестом.

Людей в храме немного, и почти все свои, монастырские. И не потому, что монастырь так далеко отлетел от города. Что значили эти десять верст, скажем, век назад? И подале пешком к службе ходили. И не только к праздничной или воскресной. Просто другие времена на дворе. Свято-Троицкий собор вон в центре города, а тоже не слишком много народу стягивается на сзывающий звон его колоколов. Парадокс – но кого ни спроси, почти каждый назовет себя верующим. Все православные, все с крестами! А в храмах – немноголюдно. Столпотворение только в Рождество да на Пасху, но многих ли приводит в храм в эти дни вера? И не окажется ли, если счесть, больше тех, кто пришел просто из любопытства?

Если начистоту, то город вспоминает про монастырь только один раз в году – в июле, 17 и 18 числа. В эти дни он припоминает, что в гражданскую войну у нас вроде кого-то убили, то ли кого-то из родственников царя, то ли его самого… Вспоминает, потому что в эти дни он принимает много высоких гостей. Церковных и светских. Со всей России и со всего мира. А еще в эти дни на его улицах появляются паломники. Их замечают, потому что они – какие-то не такие. Иные какие-то. Смотрят как-то по-другому. Одеты как-то не так. Крестятся на каждую встречную церковь, а наткнувшись на священника, не преминут поклониться ему, как-то по особенному сложив руки. И обычно спрашивают, как дойти до Напольной школы...

Игумен Моисей
Игумен Моисей. Настоятель монастыря Новомучеников и Исповедников Церкви Русской.
Снимок Даниила Симонова.

Отец Моисей

...Уже отзвучал псалом о сотворении мира и вознеслись к сводам прошения великой ектиньи, «Господи воззвах» и стихиры, уже с клироса льется «Свете тихий» и вот-вот начнут читать прокимны…

Служит настоятель храма во имя Новомучеников Российских игумен Моисей.

Он появился в Алапаевске в 1994-м, на дворе тогда, как и сейчас, стоял октябрь, и точно так же, как и сейчас, тогда звучал под церковными сводами его пронзительный, с непривычным для русского слуха акцентом, но при этом – необыкновенно проникновенный голос на литургии в праздник Покрова Божией Матери. Только было это не здесь, в монастыре, монастыря тогда ещё не было, а в приходской Екатерининской церкви…

Екатерининская церковь в Алапаевске
Екатерининская церковь в Алапаевске.
Снимок Даниила Симонова.

А в Россию он приехал из Латвии. Его направил на Урал, в Александро-Невский храм в Нижнем Тагиле, всего на две недели — посмотреть, как живут русские православные люди – его духовный отец архимандрит Кирилл (Бородин). Он ехал в Россию всего на две недели, а приехал, как потом оказалось, на целых двадцать лет.

В начале. Елгава и Рига

Как в душе человеческой зарождается вера, как и почему люди приходят к Богу, отчего они посвящают свою жизнь служению ему? Наверное, этот вопрос всегда будет первым, который тот, кто не воцерковлен, задает человеку воцерковленному, тем паче священнику. Отец Моисей отвечает на него так:

— А вот это необъяснимо, почему… Я первый раз самостоятельно захотел пойти в храм, когда мне было лет десять-одиннадцать. Был воскресный день, и я сказал маме: «Мама, я поехал в церковь». Она посмотрела на меня и сказала в ответ: «Поезжай, но больше чем пять-десять минут там не пробудешь». Но почему вот тогда в первый раз я захотел, я не могу объяснить... Просто я решил, что я вот сегодня поеду — и всё. Значит, у меня был какой-то непосредственный внутренний интерес, что-то притягивало меня к этому…

Елгава с высоты птичьего полёта
Елгава с высоты птичьего полета. На переднем плане — Academia Petrina,
позади слева — православная церковь св. Симеона и св. Анны,
справа — католический собор Непорочной Девы Марии.
Снимок: Igors Jefimovs с сайта http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/0/02/Jelgava_aerial_view.jpg?uselang=ru

Игумен Моисей родился в небольшом латвийском городке Елгава, где стоят друг подле друга христианские храмы трех конфессий – лютеранская церковь святой Анны, католический собор Непорочной девы Марии и православный храм святого Симеона и святой Анны.

Храм святого Симеона и святой Анны в Елгаве
Православный храм св. Симеона и св. Анны в Елгаве.
Построен в 1890 – 1892 годах. Архитектор: Николай Чагин.
Снимок Людмилы Клешниной с сайта http://sobory.ru/photo/?photo=72960

— У нас на родине советская власть установилась значительно позже, чем в России, и у нас не было такой сильной атеистической пропаганды. Почти в каждом доме была Библия и не было негативного отношения ко всему, что связано с Богом, не было отрицания Бога в большинстве семей… Я вырос не в атеистической семье, и не в атеистическом окружении. Хотя в школе, как и все, читал атеистическую литературу, и она меня даже привлекала, поскольку там рассказывалось о религии, о церкви, об обрядах, и получилось так, что эта литература не оттолкнула меня от религии, а наоборот, вызвала интерес к ней…

Лютеранская церковь святой Анны в Елгаве
Лютеранская церковь святой Анны в Елгаве.
Снимок с http://vpvpvpvp.livejournal.com/390631.html

Путь к православию

Я был крещен в католической церкви, но когда мне захотелось первый раз самостоятельно пойти в храм, я пришёл в лютеранскую церковь. Там шло богослужение и играл орган, я впервые услышал его вживую, и эта музыка, и вообще всё произвело на меня тогда очень сильное впечатление, и с тех пор я стал ходить в церковь почти каждое воскресение…

Католическая семинария в Риге
Католическая семинария в Риге.
Снимок с http://foto.eks.lv/baznicas/riga/franciska/imagepages/image60.html

Но когда потом, в шестнадцать лет я принял решение связать свою жизнь с церковью, я поступил учиться в католическую семинарию в Риге. Может быть, мистицизмом католичество меня больше привлекало, ведь там ежедневно богослужения, частое причащение, таинства. В лютеранской церкви не принято часто ходить в храм, активно вести религиозную жизнь, в лютеранстве очень индивидуальная вера…

Но католическую семинарию он не закончил. На третьем году обучения навсегда покинул её. Покинул, потому что решил принять православие.

— В семинарии был большой интерес ко всему, что связано с Византией, с религиозными исканиями восточной церкви. Это не преследовалось, у нас даже сложилась целая группа семинаристов, которые проявляли такой интерес… Я тогда прочитал две книги: «Откровение странника своему духовному отцу» и «Очерк мистического богословия восточной церкви». Они произвели на меня очень большое впечатление. Возможно, именно они подвигли меня к принятию православия…

Православная семинария в Риге
Православная семинария в Риге.
Снимок User:Smig c cfqnf.

Так он оказался в только-только созданной в Риге православной семинарии, у отца Кирилла (Бородина) – подвижника и пастыря Русской Православной Церкви, продолжателя оптинской монашеской традиции. Отец Кирилл стал его духовным отцом.

Отец Кирилл и старец Серафим
Отец Кирилл Бородин-Габсбург (слева) со своим духовным отцом старцем Серафимом.

— Он был необыкновенный человек. Он как-то к себе располагал людей… Не внешними качествами, он был даже строг, суров, мог, как мне тогда казалось, иногда и незаслуженно повысить голос, но тем не менее люди к нему всегда тянулись. И уже при жизни люди считали его, записывали в поминаниях святой архимандрит Кирилл... И при этом он был человек слова — если он кому-то что-то обещал, он старался это исполнять.

Именно отец Кирилл отправил его в Россию. Шел 1992 год.

«Увидели знак, что быть мне здесь...»

…К сводам монастырского храма на Межной возносится:

— Слава в вышних Богу, и на земле мир, и в человецах благоволение…

Начинается Шестопсалмие, вечерня оборачивается утреней.

Церковь Александра Невского в Нижнем Тагиле
Церковь Александра Невского в Нижнем Тагиле.
Снимок Алексея Трифонова с сайта http://sobory.ru/photo/?photo=3857

— Был январь, на последних рождественских службах я ещё был в Риге, а уже на Крещение Господне в России, в Александро-Невском храме в Нижнем Тагиле, в самые лютые морозы…
В Тагиле он пробыл почти два года. В алтарном послушании.

А рукоположен был в дьяконы у нас на Межной, 18 июля 1992 года, когда здесь состоялась первая служба в Елизаветинской часовне. Так начался его путь священнослужителя.

Елизаветинская часовня на Межной
У Елизаветинской часовни на Межной.
Снимок Даниила Симонова.

Предполагал ли он тогда, что очень скоро его жизнь надолго окажется связана с этим местом – местом, где в 1918-м были убиты алапаевские мученики — великие князья и князья Романовы?

Шахта в монастыре на Межной
Шахта на Межной, в которую в 1918 году были сброшены
убитые большевиками великие князья и князья Романовы.
Снимок Даниила Симонова.

— О том, что здесь случилось, я узнал ещё будучи в Риге. Священник, который присоединил меня к православию, иеромонах Амвросий дал мне перевести статью об убиении Царской семьи, которую он написал для местной газеты… А когда я попал в Россию, в Екатеринбурге мы сразу ночью пришли на то место, где сейчас храм Спаса на Крови, где раньше стоял Ипатьевский дом, в котором была убита Царская семья.

И потом в Нижнем Тагиле настоятель собора Александра Невского отец Геннадий Ведерников много своих проповедей посвящал как Царской семье, так и алапаевским мученикам, и для меня всё это не было новостью.

А в тот день, когда меня здесь рукоположили, после в трапезной Екатерининской церкви кто-то сказал, как в шутку, что вот, обычно всегда рукополагают в белом стихаре, а тебя рукополагали в красном… Вот как-то так некоторые связали, увидели в этом знак, что быть мне здесь...

Игумен Моисей
Игумен Моисей.
Снимок Даниила Симонова.

В Богдановиче

Он вернется на Межную через два года.

— Ещё год с небольшим я прослужил дьяконом в Нижнем Тагиле, 25 сентября 1993 года был рукоположен архиепископом Мелхиседеком в священники, и вскоре направлен в Богданович – заместить на время заболевшего настоятеля храма Иоанна Богослова. Снова на время – я даже думал на одну-две службы, а оказалось – почти на год…

Церковь в Богдановиче
Старая церковь Иоанна Богослова в Богдановиче.
Снимок: olgavalova с сайта http://bogdanovich.ru/cpg/displayimage.php?pid=1740

Когда он вспоминает о своем служении в Богдановиче, проясняется и светлеет.

— Очень благодатно всё было… Или то, что священник молодой, но народ так тянулся, и я как-то очень быстро со всеми нашел общий язык. Получилось даже создать церковный клирос, мне всегда нравилось церковное пение, и очень был рад, когда нашел у людей понимание…

В Богдановиче он в первый раз окажется причастен к церковному строительству.

— Там только было начато строительство нового храма – старый храм больше был похож на молитвенный дом. Проблем со строительством там у меня не было никаких – был готов проект, был заключен договор с подрядчиком, в общем, не было никаких тех сложностей, с которыми я столкнулся здесь, при строительстве монастыря…

Назначение настоятелем Екатерининской церкви в Алапаевске стало для него тогда полной неожиданностью.

«Значит, строить тебе тут монастырь...»

— Мне позвонил отец Владимир Зязев и сказал, что есть крайняя необходимость, что надо ехать в Алапаевск — строить монастырь на Межной. И я, говорит, тебя по-братски прошу, чтобы ты поехал. Ну, я не думал даже вступать с ним ни в какие пререкания, что я не поеду, а его слова воспринял как благословение, и думал, что этот вопрос в епархии решен.

А когда уже приехал в Алапаевск, и поднял через несколько месяцев в епархии вопрос о строительстве монастыря, оказалось, что там никто об этом даже особо и не думал! Но восприняли с удивлением и радостью, что мы собираемся тут строить монастырь, одобрили, хотя и с недоумением – епископ Никон даже спросил, на какие средства мы его собираемся строить?
Средств на строительство не было никаких.

— Всё, особенно в первые годы строительства, легло на приход, меня и приехавших со мной из Богдановича монахинь Варвару и Феклу. А средства – это средства прихода и ещё то, что я благословил собирать в кружку в Екатеринбурге монахиню Феклу. Всё вкладывали в строительство. Самим временами было так трудно, что иногда монахиня Варвара ходила занимать деньги на хлеб… Строить пришлось хозспособом, то есть искать всех специалистов – начиная от архитектора и заканчивая строительными бригадами — самим. Это потом уже появились люди и организации, которые стали помогать…

Алапаевск Монастырь на Межной
Монастырь Новомучеников и Исповедников Церкви Русской на Межной.
Снимок Даниила Симонова.

Труды и дни

…В монастырском храме диакон возглашает чтение Евангелия. Потом канон, пронзительная песнь Богородицы «Величит душа моя Господа…» и великое Славословие. Те, кто завтра будет причащаться, сейчас пойдут к исповеди.

Читаю про себя «Отче Наш». На греческом: «Патер имон о эн тис уранис…». Греческий тоже от него, от игумена Моисея. Из созданной им воскресной школы. Как и латынь: «Патер ностер кви ес ин целис...».

— Я с детства относился к интеллектуальному миру, к образованным людям с каким-то уважением, почтением. У нас на родине всегда были представления, что люди, имеющие высшее педагогическое образование, это особенно уважаемые люди. И помню, когда я Галине Алексеевне Самко задал вопрос, чем она занимается, и она ответила, что она преподаватель, я сразу сказал: «А не хотели бы вы вместе создать воскресную школу?» Я тогда не очень ориентировался в тонкостях русского языка, и, когда в первый раз объявлял, что сегодня в Напольной школе будет занятие воскресной школы, то вместо в «напольной», сказал — в «подпольной» школе! А любовь к языкам у меня тоже с детства…

С его появлением в Екатерининской церкви перед иконами стали возжигать неугасимые лампады. Окна в алтаре украсились витражами. А перед храмом посадили голубые ели.

Голубые ели у Екатерининской церкви в Алапаевске
Голубые ели у Екатерининской церкви в Алапаевске.
Снимок Юрия Дунаева.

Но не только это изменилось.

— Когда я ещё только был присоединен к православию, я столкнулся с тем, что на уровне ментальности не совсем был подготовлен к этому… Например, в католической церкви я ни разу не сталкивался с необходимостью смирения, с необходимостью смирять кого-то и смиряться самому. Все всё воспринимали совершенно спокойно, и если просили, то исполнялось беспрекословно. Никого не надо было что-то заставлять делать, повышать голос. Салкиваться с тем, что на тебя повышают голос… А мозаика и ели… Просто хотелось сделать всё в храме и вокруг него красивее, привлекательнее…

Круг земной, и круг небесный...

...Долго жду автобуса. Свеча-глава угасает в вечерних сумерках. Дорога, убегающая в наступающую ночь, где-то в темноте раздваивается – асфальт устремляется к Верхней Синячихе, а зарастающая с обеих сторон наступающими соснами просека – к городу. Это старая дорога на Алапаевск, та самая, по которой в июльскую ночь в 1918-м везли в «коробках» на Межную алапаевских мучеников. Сегодня про неё почти забыли – даже крестный ход к монастырю этим летом шёл по новой.

Крестный ход в Царские дни
Крестный ход на Межную в Царские дни. 18 июля 2012 года, рассвет.
Снимок Елены Самковой.

В автобусе – каждый о своем.
— Берем билеты, кто вошел…
— Как у тебя с картошкой? У меня один горох… Ничего не выросло в этом году…
— Да что ты мне говоришь, у них кроме Ари и забивать некому! Ещё повезло, что вничью сгоняли…
— Слышал, как Сердюкова по телику мочат? Опять чего-то меж собой не поделили…
— У тебя бабло есть? Может, завтра на дискотеку сходим, оттопыримся?
— И чего ему не хватает, чего он у неё всё по бабам бегает?

Служба в монастырском храме закончилась. Сейчас, наверное, уже читают вечернее правило. Скоро монастырь уснет, чтобы завтра, когда утро снова затеплит над ним свечу-главу, проснуться с первым ударом колокола, зовущего к полунощнице.

Временная колокольня в монастыре на Межной
Временная звонница в монастыре Новомучеников Российских на Межной.
Колокола для неё были отлиты на пожертвования, собранные жителями Бостона…
Снимок Даниила Симонова.

Из алтаря снова раздастся голос священника:

— Благословен Бог наш, и ныне, и присно, и во веки веков…

И начнется Божественная литургия – претворение хлеба и вина в плоть и кровь Христову и совершение таинства евхаристии.

А потом – все обратятся к земным делам, к исполнению послушаний, каждый к своему. Кто-то будет возводить стены храма во имя Царственных Страстотерпцев, которые тянутся к небесам рядом с храмом во имя Новомучеников Российских, кто-то начнет готовиться к занятиям в воскресной школе, кто-то – пойдет готовить к зиме монастырскую пасеку…

В пять часов вечера круг замкнется – колокола с монастырской звонницы снова позовут братию к вечерне. Где снова будет немного людей – почти все свои, монастырские. Потому что слишком далеко разошлись за двадцатый век церковь и мир. И сегодня только-только нащупывают пути друг к другу, нестройно ладят шаткие мостки над пропастью между прежней Россией, которую мы потеряли, и Россией новой, которую мы так и не обрели…

 

Олег ШАМРИЦКИЙ

Алапаевск-Межная, октябрь 2012 год

Свечи у Поклонного Креста на Межной
Свечи у Поклонного креста на Межной.
Снимок Даниила Симонова.

P.S.

О многом не успел его спросить.

Например, о его встречах со старцем Николаем Гурьяновым с острова Залита.

О его поездках и работе с археологическими экспедициями на Святой земле.

И об изучении китайского языка, о его служении в Харбине – этом «восточном Париже» русской эмиграции.

И ещё о многом...

Комментарии 1

  • Вопросы, которые остались, еще не поздно задать и сейчас. это было бы интересно.

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика