Как мы искали черную кошку в темной комнате

Эта забавная история случилась со мной в 1980-м, когда я учился в Свердловске на киномеханика и жил в общаге на Умельцев. Это на трамвае нумер 25 до Эскадронной и ножками с полкилометра до леса. Вот там в лесу и стояла наша девятиэтажная общага.

Черная кошка
Кис-кис-кис... Мурка! Ты где?

Странная девушка Нина Некивок

Мы в комнате жили втроем – я, Витька Сулим и Махматмурад Эльмурадович Тагаев. За нашей комнатой вообще как-то сразу закрепилась слава очень интеллектуальной. У нас даже кликухи у всех троих были соответствующие: Профессор – это, разумеется, я, Доцент – это Витька, и Миша – это Махматмурад Эльмурадович. Поэтому девчонки, которые покрасивее и поумнее, по вечерам ошивались именно в нашей комнате – им с нами было интересно, даже когда мы были трезвые. Потому что мы не только приставали, с нами можно было поговорить о чем-нибудь высоком и прекрасном, ну о Гамлете там, да и вообще о материях разных.

И вот где-то в конце осени в нашей компании появилась девушка со странным именем Нина и ничем не примечательной фамилией Некивок. Девушка самая обыкновенная, таких много, но с одной, но пламенной страстью — она была ну просто без ума от параметавсяких явлений, типа телепатии, телекинеза, ясновидения, спиритизма, etc.

Роза Кулешова из Нижнего Тагила

И вот однажды разговор зашел про Розу Кулешову – жила у нас в Нижнем Тагиле в 1960-е годы такая видящая руками мадам.

Роза Кулешова
Роза Кулешова из Нижнего Тагила. Идет научный эксперимент...

И Нина с восторгом и упоением начала нам вещать замогильным голосом про выдающиеся параметаталанты этой самой Розы из Нижнего Тагила:
— Представляете, ей завязывают плотно-преплотно глаза, так чтобы она ничего-ничего не видела, и дают три светонепроницаемых конверта, в которые вложены три геометрических фигуры разного цвета — синий круг, красный треугольник и желтый квадрат…
— Может, черный квадрат? – попробовал пошутить я.

Малевич. Черный квадрат
Казимир Малевич. «Черный супрематический квадрат»

— Нет, желтый! – не поняла моего юмора Нина. – Желтый-прежелтый! И вот она, не открывая эти абсолютно светонепроницаемые конверты и не снимая повязки с глаз, трогает их кончиками пальцев, и совершенно правильно определяет, какая фигура и какого цвета находится в каком конверте. И не ошибается! Правда, здОрово!

А я оказался крокодилом Геной:)

В общем, Нина была в полном отпаде от этой Розы – тут чудеса, тут пращур бродит, тут космос с нами говорит! И почему-то ей захотелось, чтобы этот отпад с ней разделил именно я.
— Правда, здОрово? – повторила она, цепко схватив меня за плечо и уставившись мне прямо в глаза своими глазищами. Да, забыл сказать, у неё были не глаза, а именно глазищи – прозрачные изумрудные глазищи!
Мне очень хотелось сказать ей, что здОрово, но истина была дороже и потому я тихо, но внятно с ней не согласился.
— Нет! Не здОрово!

— Почему? – совершенно искренне удивилась она.
— Потому что этого не может быть, потому что этого не может быть никогда!
Тогда она спросила, почему этого не может быть никогда, и услышав ответ, что этого не может быть никогда по законам природы, назвала меня отсталым, правда, не умственно, а всего лишь от нашего продвинутого времени.
Я вообще-то ничуть не обиделся, но меня понесло.
В смысле – очень захотелось приколоться.
Ну я и прикололся.

Фокус-покус

— Нин, а конверты точно были светонепроницаемые?
— А ты сомневаешься? Светонепроницаемее не бывает!
— И она говорила, какого цвета круг или квадрат, совсем не открывая этот конверт? И с завязанными глазами?
— Так в этом-то вся прелесть! Если конверт открыть, или глаза развязать, то и дурак скажет, какого цвета фигура…
— Точнее, и дура…
— Прикалываешься, да?
— Не обижайся. Хочешь покажу фокус-покус?
— Ну, покажи…
— Выключи свет!
— Зачем?
— Увидишь!
— А ты не будешь?
— Не-а.

Она щелкнула выключателем и мы в оказались в кромешной тьме.

Темнота
Ой, как те-е-е-е-емно!

— И что дальше?
— А дальше, Нин, продолжение следует! Глаза можешь не закрывать. Наоборот, раскрой их как можно шире! У меня сейчас на шее шарф. Извини, в светонепроницаемый конверт я его не положил, да и шут с ним, с конвертом… Ну-ка, скажи, какого он цвета?
— Шарф?
— Да!
— Так темно же…
— И что? Неужели ты не видишь, какого он цвета? Даже без светонепроницаемого конверта? Даже с широко раскрытыми глазами? Ай-яй-яй-яй-яй! Ай-яй-яй-яй-яй! Что ты там говорила про дураков и дур с открытыми глазами?
— Издеваешься, да?
— Просто объясняю, в чем тут фишка. Нету света – нету цвета. В СВЕТОНЕПРОНИЦАЕМОМ конверте цвета нет и быть не может в принципе.
— Но она же его определяет! И верно определяет!
— Включи свет.

Шарф был красный

Она снова щелкнула выключателем.
— Так какого цвета у меня на шее шарф?
— Красный…

Красный шарф
Шарф, который в темноте был черный,
когда включили свет оказался красным...

— Правильно. Вот видишь, ты тоже определила!
— Так при свете…
— Ага. При свете и только при свете. И чтобы выйти из этого светонепроницаемого конверта на белый свет достаточно сделать всего два шага: первый – понять, что это всего лишь фокус-покус, и второй – найти, как её ПРОСВЕЩАЕТ про цвета фигур в конверте тот, кто видел эти фигуры при свете.
— А как?
— Фиг его знает… Меня фокусы мало интересуют. Не люблю цирк! Вот если бы настоящие чудеса! Телепатия там, телекинез, ясновидение, спиритизм…

Скажите, вас когда-нибудь душили шарфом, который при свете – красный, а в темноте – нет?

 

Олег ШАМРИЦКИЙ

2014

 

P.S. Вспомнил эту историю вот почему. Утром собирался на работу, и, чтобы никого не будить, не стал включать свет. Одевался в темноте. У меня с вечера на спинках стульев были повешены две рубашки — белая и черная. На работу я хожу в черной. В черной рубашке и с напульсником на левой руке с цепями, как металлисты раньше носили... Ну, прикид у меня такой.

Короче, одел рубашку, пришел на работу, снял джемпер — а под ним...
В общем, мне до обеда все задавали только два вопроса.
Один:
— Что с вами?
И другой:
— У вас сегодня праздник?
На что я отвечал:
— Работа для меня — всегда праздник!

И только наш фотокор Юрий Дунаев ничего не спросил.
Когда я подошел к нему, он сидел, уткнувшись в компьютер.
Я ничего не сделал, просто поздоровался.
— Здравствуйте, Юрий Борисович!
Он начал медленно поворачиваться ко мне.
— Здравствуйте, Олег Влади... А-а-а-а-а-а-а-а-а-аааааааааааааа!!!
И с чего это он вдруг так?

Комментарии 2

  • Неправда Ваша. Про рубашки. Так перепутать невозможно. Чёрная и белая рубашки скорей всего из разной ткани. Значит разные наощупь. Так перепутать нужно быть сильно под шафе или несильно проснувшимся... :))))

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика