Земля пребывала в безвидном покое...

Земля пребывала в безвидном покое:
в навозе копались голодные галки,
косматился двор постаревшей травою,
но свежие стружки из-под рубанка
на утреннем солнце потели смолою...
Земля пребывала в безвидном покое,
а люди крест на крест крепили груз балок.

Закончили в полдень. А, может быть, позже.
Велели взвалить и тащить на вершину
холма, к чьему город прижался подножью.
Когда миновали пути половину
набрякла водою натертая кожа,
и ног не держала размякшая глина,
но руки, обнявшие крестовину,
еще были целы, еще вместе были,
еще друг за друга цеплялись наивно,
еще напрягались, настойчиво жили...

Прибили, как надо. На совесть. Добротно.
Сначала кричали. Смеялись. Но вскоре
устали. Зевая следили за плотью,
что крест все плотней и плотней облегала,
спиною на ощупь искала опоры
и медленно вниз к наблюдавшим стекала.

Под вечер пошел мелкий дождь. У распятья
лишь стража осталась: беззлобно ругались,
что очень живучий, и жребий о платье
бросали... А в городе галки копались
в навозе. Валялись намокшие стружки,
окурки и кем-то забытая кружка...

 

Олег ШАМРИЦКИЙ

 

Распятие
Видишь, там на холме возвышается крест...
Снимок Влада Бочкарёва.

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика