Патмос

6 июня 1995 года на Алапаевск обрушилась снежная буря...

Патмос
Остров Патмос. На горе монастырь Иоанна Богослова,
чуть ниже слева — монастырь над пещерой Апокалипсиса.

В тот день я был на острове. Шел снег.
Никто не ждал его. Доверчиво из почек
повылупились листья. Озабоченно
средь них дышали люди. А у всех
деревьев зрела мысль, что мир испорчен.
В тот день на остров долго падал снег.
Красиво было. Но тревожно очень.

Не по себе. К подошвам многим прочно
небес сгущенных лип за слоем слой —
от твердой почвы отделял прохожих,
а лица метил гримом, непохожим
на прежний образ (тот водой густой
стекал по воздуха прозрачной коже).

А рядом с рынком, вычленив из ножен
чехлов всю медь, назойливо играл
на площади оркестр: вовсю гнусили
гобои, педантично выверял
по нотам звуки саксофон, и выли
просторно трубы — напрягались губы
и от натуги сохли коркой грубой.

Совсем, как в книге. Но, однако, трупы,
пеленами обернутые туго,
лежали смирно. Неба свиток хрупкий
не свертывался. И утрачен дням
не становился счет — когда сквозь дыры
в белесых тучах пробивались к миру
остатки солнца, то к моим ступням,
как прежде, от ограды сада прутья
ползли своими тенями... Потом,
наверное, исполнится все то,
о чем написано. Сейчас для всех
достаточно, что с неба валит снег.

И, может быть, поэтому финал
оркестр урезал (все равно не стал
почти никто конца ждать этой пьесы,
а в пустоту играть неинтересно).
Из легких сгустки воздуха наружу
повыдавили кашлем, и из кружек
хлебнув немного теплого вина,
сгрузили инструменты на повозку,
уселись рядом сами, и громоздко
их прочь по снега вязким валунам
в ночь потащила бледной масти лошадь,
оставив позади пустую площадь.

А остров до утра дымился пышно —
все жгли костры вокруг цветущих вишен.

 

Олег ШАМРИЦКИЙ

 

Пещера Апокалипсиса
Пещера Апокалипсиса.
У алтарной преграды, где горят свечи,
лежал Иоанн Богослов, когда получил Откровение,
справа под алым покровом каменный аналой за которым писал Прохор.

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика