Время собирать камни...

Про Мурзинку до недавнего времени я знал всего две вещи: то, что там дороги непроезжие, на себе испытал, когда в 1995-м поехали было через неё в Верхотурье, и застряли близ неё в навороченных колеях – пришлось разворачиваться и давать крюк через Реж и Невьянск; и то, что Мурзинка стоит на уральских самоцветных жилах – в детстве у меня даже был невзрачный аметистик с Тальяна, который я выменял на красивый скол марганцевой руды.
Тальян – это одна из двух «аметистовых» гор близ Мурзинки, всего в полукилометре, вышел за околицу – и Тальян тут как тут. А вторая «аметистовая» гора – Ватиха, она подальше, в пяти километрах на восток от села.

Мурзинка.

Сейчас же знаю про Мурзинку, что по тамошним дорогам сегодня ездить можно, и главное – что там есть замечательный минералогический музей имени академика Ферсмана.

Минералогический музей им. академика А.Е. Ферсмана в Мурзинке.

Кто не был – рекомендую. То, что увидите там, можно увидеть лишь в лучших минералогических музеях мира, но до них далеко, а до Мурзинки рукой подать: сел на автобус Ирбит – Нижний Тагил, и через час в Мурзинке.

Мурзинка и Алапаевск — близнецы-братья

Вообще-то, Мурзинка и Алапаевск – близнецы-братья: поселения в Мурзиной елани – будущая Мурзинка, и «на речке Алапайке, близ её впадения в Невью», как считается, нынешний Алапаевск, стоят в грамотах, с которыми обращались к царю Михаилу Фёдоровичу верхотурские воеводы, и в его ответах на сии грамоты рядышком. Потому что были основаны они в один год – 1639-й, и одним и тем же устроителем слобод боярским сыном Андреем Бужаниновым.

И если около Алапаевска потом нашли железную руду, и он стал почти на три века городом металлургов, то Мурзинке была уготована другая судьба – в 1668 году горщик Дмитрий Тумашев отыскал близ нее «цветное каменье в горах: хрустали белые, фатисы вишнёвые, юги зеленые и тунпасы желтые», и она на те же почти три века стала селом рудознатцев и горщиков.
Ну, «хрустали» – это и без перевода на современный русский понятно – горный хрусталь. «Тунпасы» – можно тоже догадаться, что топазы. А вот «фатисы» и «юги» — так тогда называли знаменитые мурзинские аметисты и бериллы.

Мурзинка. Памятный знак у музея
Самоцветный камень в Мурзинке – памятный знак Дмитрию Тумашеву.

«Цветное каменье» Дмитрий Тумашев нашел в 1668 году, однако освоение мурзинских самоцветов началось лишь век спустя, когда в 1765 году императрица Екатерина II подписала указ «Об учреждении Экспедиции в Екатеринбурге для сыскивания цветных камней». Руководить Экспедицией назначили Якова Данненберга. Но поскольку он в «цветных каменьях» был ни «бум-бум», в помощь ему придали «надобных людей для разведывания, сыску и освидетельствования таковых», в том числе двух братьев-итальянцев — Жан-Батиста и Валерио Тартори.

Мурзинские «тальяшки»

Именно они и открыли на горе близ Мурзинки копи аметистов в 1768 году – с тех пор гора носит название Тальян, а сами аметисты до сих пор местные жители и горщики называют «тальяшками» или «тальянчиками». Камни, которые Тартори добывали на Тальяне, они же потом у государства покупали – так мурзинские аметисты разошлись и разъехались по всей Европе и всему миру.

Мурзинские аметисты
Мурзинские аметисты.

Инструменты горщика
При помощи таких нехитрых инструментов горщики их добывали.

Станок для огранки самоцветов
А на таких вот станках гранили...

По контракту Тартори должны были обучать самоцветному розыску местных жителей. Что они и делали – и к концу XVIII века уже немало уральских горщиков, знающих самоцветные секреты, которые по отличным от остальных деревьям, по «проводникам» — темным извилистым полосам, оставленным в породе газом, выходящим из недр земли при рождении и росте самоцветных кристаллов, могли добраться до спрятавшихся и затаившихся в земле пустот, которые горщики называют «занорышами». Эти занорыши – настоящие сокровищницы, в которых среди «угля» (так называют турмалин), «мыленки» (полевой шпат) и «смоляка» (дымчатый кварц) таятся аметисты и бериллы и «тяжеловесы». «Тяжеловесы» на рудознатском – это топазы.

Топазы из Мокруши

Особенно много таких занорышей было открыто в копи Мокруша — названа она так, потому что находится в лесной болотистой топи. Именно отсюда отправилось путешествовать по свету множество черных мурзинских морионов, именно отсюда родом большинство вино-желтых мурзинских бериллов, именно здесь нашли самые знаменитые из голубых мурзинских топазов.

топаз Победа
Сергей Борщов. Это он нашел друзу топазов «Победа».

Добыты они были уже в наши времена – в 1985 году: топаз «Урал» — 8,4 килограмма, топаз «Тумашов» — 11 килограммов, топаз «Мурзинский» — 13,8 килограмма и уникальная друзовая композиция «Победа», названная в честь 40-летия Победы в Великой Отечественной войне, которая состоит из двух крупных (около 20 сантиметров) и 25 более мелких (от 1 до 6 сантиметров) кристаллов голубого топаза в сочетании с «розами» клевеландита (полевого шпата). Вес этой друзы 43 килограмма, она передана в Гохран России.
А самый крупный топаз (он весит почти 30 килограммов) описан ещё академиком Александром Евгеньевичем Ферсманом, величайшим минералогом всех времен и народов, который с 1912 по 1921 год не раз приезжал в Мурзинку.

Данила Зверев
«Мурзинский профессор» Данила Кондратьевич Зверев.

Тогда же он познакомился здесь с «мурзинским профессором» Данилой Кондратьевичем Зверевым, с которого, как утверждают в Мурзинке, списал своего Данилу-мастера писатель Бажов в своих сказах про хозяйку Медной горы.

Мурзинские каменья самоцветные

Впрочем, сегодня все эти рассказы – дела давно и недавно минувших дней, преданья старины глубокой и не очень. Сегодня самоцветы в Мурзинке добывают исподтишка на свой страх и риск лишь «черные» старатели – «хитники». Все копи и шахты, на которых прежде велась добыча – затоплены и законсервированы «до лучших времен», а когда они наступят, сегодня вам ни в Мурзинке, ни ещё где-то, не скажет никто.
От славного самоцветного мурзинского прошлого в селе остался только минералогический музей, созданный в 1964 году Иваном Ивановичем Зверевым, внуком того самого Данилы Кондратьевича Зверева.

Мурзинка. Сретинская церковь
Музей находится в бывшей Сретинской церкви.

Он находится в бывшей Сретинской церкви – церковь тоже примечательная, один из первых каменных храмов на Урале, построена в далеком 1729 году.
Вы переступаете её порог – и словно оказываетесь в другом пространстве и времени, в каменном веке и в каменном мире.

мурзинские самоцветы чаруют
Камни чаруют!

аметисты в кварце
Аметисты в кварце.

гребенчатый альбит и морионы
Гребенчатый альбит и морионы.

горный хрусталь
Горный хрусталь с «отметинами» турмалина.

друза горного хрусталя
Друза горного хрусталя.

топазы в кварце
Топазы в кварце.

Раухтопаз
Раухтопаз.

шерл в полевом шпате
Шерл в полевом шпате.

щётка кварца
Щетка кварца.

Изящная, тонко выписанная графика «вулканических бомб»-агатов сменяется живописными пятнами, растекающимися на яшмах и родонитах. Отталкивающие от себя свет холодные черные обсидианы соседствуют с впитывающими его в себя теплыми темными «шерлами» — турмалинами. Из-за плеч дымчатых кварцев робко выглядывают молочные кальциты. Обманщик флюорит пытается выдать себя то за аметист, то за берилл. А вот рядом с «щетками» прозрачного горного хрусталя уже и настоящие аметисты и бериллы. И венчают этот сиятельный торжественный смотр принесшие Мурзинке мировую славу топазы.

у каждого мурзинского камня своя история
У каждого камня своя история.

И у каждого самоцвета своя биография, своя отличная от других история, которые одну за другой рассказывает и рассказывает взахлеб и без передышки директор музея Татьяна Семеновна Фалалеева, и истории эти также бесконечны и неисчерпаемы, как бесконечна и неисчерпаемая самоцветная полоса Урала.

Синюшкин колодец
Чем нас одарит бабушка Синюшка?

Синюшкины самоцветы
Щедро одарила!

А дальше хранитель музея Ярослав Волос ведет вас к «Синюшкину колодцу», из которого вам настоящим горщицким ковшом предстоит зачерпнуть породы, промыть водой песок в настоящем старательском сите и собрать со дна его десяток камушков – агатики, яшма, небольшие кристаллики горного хрусталя… Вы их сами добыли, и потому они ваши.
Это, конечно, просто забавный аттракцион.

Идем искать самоцветы на Тальян

Того же, кто хочет узнать, как это по-настоящему — добывать самоцветы, Ярослав Волос отведет на гору Тальян, которую за три века горщики в поисках самоцветных жил вдоль и поперек избороздили окопами, и где чуть ли не на каждом шагу — заброшенные штольни.

Заброшенные шурфы на Тальяне
Заброшенные шурфы на Тальяне на каждом шагу...

И это уже не аттракцион – к лесу надо идти по высокой траве, в которой сидят и поджидают новоявленных старателей клещи, поэтому тут же одеваемся, как в том анекдоте: пиджачок в брючки, брючки в носочки, а носочки в сандалики. А вообще-то, на охоту за самоцветами нужно идти в сапогах. И в накомарнике – иначе через две-три минуты, после того, как зайдешь в лес, начнешь думать уже не об аметистах с топазами, а только о том, как бы быстрее из него выйти обратно.

Ярослав Волос
К каким «цветным каменьям» больше двух веков назад привела горщика эта жила?

Камни Ярослав Волос водит искать на тальянские отвалы. Уверяет, что при желании найти можно, потому что при добыче на Тальяне в отвалы уходило до трети камней. Правда, одного желания мало – нужно запастись ещё хотя бы киркой. А ещё терпением – потому что через пять минут размахивания ею и долбления глины понимаешь, что самоцветы на дороге не валяются.

старатели
Старатели 🙂

Но если чего-то добудешь, хоть даже бесценный мурзинский демантоид, который ещё называют зеленым алмазом – он твой.
Но мы демантоидов не нашли. И аметистов тоже. Можем похвастаться лишь щёткой кварца, да парой кристалликов горного хрусталя.
Как говорит в таких случаях Ярослав:
— Не дала Синюшка цветных каменьев… Не захотела.

Ну, что ж, значит, есть повод снова вернуться сюда, в это небольшое село на реке Нейве.
В Мурзинку.
В самоцветную столицу мира.

 

Олег ШАМРИЦКИЙ

Снимки Юлии Кабаковой

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика