Алапаевск — налево, Алапаевск — направо...

На Алапаевском металлургическом заводе есть водонапорная башня. Таких башен в Алапаевске, по-моему, всего три.

Пожарная каланча возле бывшей волостной управы, где сегодня расположились городская администрация и городская дума.

Водонапорная башня близ станкозавода — когда-то в начале 1930-х в Алапаевске собирались строить металлургический завод-гигант, что-то вроде знаменитой Магнитки, даже залили фундаменты под доменные печи. Но не срослось — в результате на одном из фундаментов установили «Серп и молот», а на другом — водонапорную башню. Впрочем, это отдельная история. Тоже её расскажу, но в другой раз.:)

Ну, и наконец, вот эта водонапорная башня Алапаевского металлургического завода на берегу Нейвы.

Мост через реку Нейву в Алапаевске
Так эта башня выглядела в свои лучшие времена с другого берега Нейвы,
со стороны Рабочего городка.
Снимок сделан в начале 1970-х годов.

Водонапорная башня Алапаевского металлургического завода
А такова она, если, стоя у её подножья,
посмотреть на неё снизу вверх. Снимок из начала 1980-х.
Сегодня она осталась без главы. Глава сгорела.

Поднимемся на неё, чтобы посмотреть на город сверху вниз.
И даже немножко свысока. 🙂

Как хорошо подняться в облака,
В облака, подняться в облака.
Если смотреть на жизнь издалека,
То она беспечна и легка.

Взгляд на север

Чтобы увидеть центр города – нужно, как магнитная стрелка компаса, повернуться на север. И тогда из-под ваших ног побежит прочь от вас и вниз с горки к другому мосту, через речку Алапаиху, центральная улица города – конечно, это улица Ленина, кто бы в этом сомневался! Хотя изначально она называлась Большой Алексеевской, потому что на ней стоял на вечной стоянке с 1704 года корабль Алексеевской церкви – первой каменной церкви на Урале...
Впрочем, всего этого с заводской башни не видно. Просто я сейчас, как тот дон Гуан из «Каменного гостя» Пушкина — из под платья лишь узенькую пятку чуть замечу, как тут же воображенье в минуту дорисует остальное. 🙂

На Земле бывают приключения такие,
Ты про них не слышал и во сне.
Там живут не ангелы, а грешники простые,
Потому они милей вдвойне.

Улица Ленина в Алапаевске
Центральная улица Алапаевска – улица Ленина. Бывшая Большая Алексеевская…
Снимок Юрия Дунаева.

А на снимке — двухэтажное здание из красного кирпича слева, на примыкающей к улице Ленина улице Кирова, это городская типография. Сразу за смычкой этих улиц – тоже из красного кирпича – городское отделение МЧС. За ним – двухэтажный, розовый как поросенок, ещё один каменный дом: когда-то в нем была городская баня, а сегодня здесь – какие-то магазинчики и даже вроде есть банк. То ли СКБ, то ли «Северная корона», а может и вообще никакого банка уже нет. Отсюда, свысока, на такие пустяки совсем не обращаешь внимания.

Как хорошо подняться в облака,
В облака, подняться в облака.
Можно смотреть на Землю свысока,
Свысока все проще пустяка.

Теперь смотрим на юго-запад

Медленно переводим взгляд с севера, минуя чистый запад, на юго-запад. И видим городской пруд на реке Нейве, а вдали корпуса завода «Стройдормаш».

Завод Стройдормаш
Вдали – завод «Стройдормаш». Слева на другом берегу – городской пляж.
Снимок Юрия Дунаева.

Раньше на обеих берегах пруда были городские пляжи. Желтое пятно слева на берегу – остатки одного из них. Когда я в конце 1980-х раз в неделю летом крутил фильмы на передвижке в пионерлагере «Спутник», то, возвращаясь после сеанса с банками, в которых лежали бобины с фильмом, я обязательно сворачивал на вечереющий пляж – окунуться в воды Нейвы, в которые медленно погружалось утомленное солнце…

Жизнь готовит нам сюрприз
И каприз её — закон для всех.
Жизнь сперва бросает вниз,
А потом бросает снова вверх.

Второй пляж был напротив, на другом берегу. На снимке он закрыт деревьями. Точнее не он, а холмы, по которым спускались вниз от заводской узкоколейки ярусами женские и мужские тела, загорающие или уже загорелые, впитывающие или уже впитавшие в себя солнечный свет. Там же, за деревьями – всё, что осталось от лодочной станции. А ведь даже можно было катамаран взять напрокат…

Как хорошо подняться в облака,
В облака, подняться в облака.
Если смотреть на жизнь издалека,
То она беспечна и легка.

Глянем прямо на юг

Прямо на юг – мост через реку Нейву, почти упирающийся в многоэтажки поселка имени Максима Горького, а проще говоря – Максимовки.

Мост через реку Нейву на Максимовку
Мост через Нейву. Вдали видны девятиэтажки Максимовки.
Снимок Юрия Дунаева.

Если сразу за мостом свернуть направо и сбежать вниз по лестнице, то окажешься на центральном городском стадионе.

Когда-то я бывал на нем каждое воскресенье. Наша футбольная команда «Фанком» тогда была сильнейшей в области – дважды выигрывала кубок и дважды становилась чемпионом. Даже один сезон выступала в третьем дивизионе чемпионата России, где стала второй в зоне «Урал – Западная Сибирь». А потом спонсор обрезал ей финансирование, и большой футбол в Алапаевске медленно закончился.

Божию коровку ты отсюда не увидишь,
Не заметишь маленький ручей.
Люди не обидят, и людей ты не обидишь,
С высоты не видно мелочей.

Ищем глазами юго-восток

Ищем глазами юго-восток – под нами внизу уже окраины Алапаевского металлургического завода, а вдали, на том берегу Нейвы, виднеются дома Рабочего городка.

Рабочий городок в Алапаевске
Вдали – весь покрытый зеленью, абсолютно весь, наш Рабочий городок стопудово есть!
Снимок Юрия Дунаева.

Когда-то в 1950-х – 1960-х по соседству с Рабочим городком на Ялунихе останавливался каждое лето цыганский табор. Не удивительно, что когда цыгане прекратили кочевать, многие их семьи осели именно в Рабочем городке. А в 1990-м, когда в городе начались столкновения с цыганами, именно Рабочий городок стал их эпицентром…

Как хорошо подняться в облака,
В облака, подняться в облака.
Можно смотреть на Землю свысока,
Свысока все проще пустяка.

Теперь на восток, где восходит солнце...

Прямо на восток – доменная печь Алапаевского металлургического завода. Доменщики никогда не называют её «домной» — только «доменной печью». Мне это разъяснили в 1999-м, когда я какое-то время был выпускающим редактором заводской газеты «Металлург».

Доменная печь Алапаевского металлургического завода
Доменная печь Алапаевского металлургического завода.
Снимок Юрия Дунаева.

Тогда в городе был ферромарганцевый бум – на шлакоотвале в поисках ферромарганца вырыли настоящие тоннели и катакомбы, подкапывались под насыпи железнодорожных путей и опоры мостов…

А потом ферромарганец стал никому вдруг не нужен. И факел над доменной печью погас.

С тех пор завод не раз перепродавался, факел снова вспыхивал, и снова гас. В ноябре 2011 года его пламя вдруг опять стало маяком, встречающим пригородные поезда из Егоршино и Екатеринбурга. На очередном торжественном пуске доменной печи присутствовал губернатор области Мишарин. Количество безработных уменьшилось сразу на 400 человек, от завода к шлакотвалу снова забегали вагонетки…

Но литавры скоро смолкли – через две недели Мишарин попал в аварию – его «Мерседес», мчавшийся с превышением скорости по трассе Серов – Екатеринбург, возле Кушвы вылетел на встречку и врезался в «Волгу» пенсионера Юрия Дружинина, которая шла по своей полосе с положенными 60 км в час на спидометре. Юрий Дружинин в аварии погиб, Мишарина вылечили в Германии, его водителя Дмитрия Черкасова тоже поставили на ноги, позднее признав виновным в аварии и приговорив к двум годам лишения свободы условно.

А завод в июле уже снова встал. Чугун не нужен. А год назад стала не нужна и доменная печь — её демонтировали и сдали в металлолом. Так Алапаевск перестал быть городом металлургов.

Жизнь готовит нам сюрприз
И каприз её — закон для всех.
Жизнь сперва бросает вниз,
А потом бросает снова вверх.

И напоследок — на северо-восток

И напоследок, перед тем как снова спустится из-под облаков на землю, взглянем на северо-восток, туда, где синеют над утонувшим в непроницаемой зелени старым городским кладбищем шатры Екатерининской церкви.

Екатерининская церковь в Алапаевске
Екатерининская церковь. Отсюда, с башни, кажется, что до неё рукой подать.
На самом деле – если идти напрямик, быстрым шагом вдоль берега Нейвы,
окажешься под растущими пред нею голубыми елями не ранее, чем через час…
Снимок Юрия Дунаева.

Там только что закончилась служба, смолкли последние слова молитв пред чудотворной, писанной на Афоне для Бобровской женской обители, иконы Богоматери «Скоропослушницы»…

Пора и нам, ступенька за ступенькой, вниз, вниз, вниз…

Как хорошо подняться в облака,
В облака, подняться в облака.
Можно смотреть на Землю свысока,
Свысока все проще пустяка…

 

Олег ШАМРИЦКИЙ

Комментарии 3

  • К Дню металлурга АМЗ.

  • А ещё водонапорная башня есть в Рабочем городке.

  • На одной из фотографий завода, «Ищем глазами юго-восток», наблюдаю что-то знакомое, не модельный ли это участок литейно-механического цеха, в который можно было пройти по узкоколейке вдоль пруда и через мост. По-моему, там была даже проходная...

    И насчет пляжей. Всё-таки первым был городской пляж напротив поликлиники. Если спуститься к пруду с улицы Бочкарева прямо — там был запланирован детский пляж и даже вбиты сваи (почти полное свайное поле) под будущий настил, но доделали только взрослый пляж, немного больше по размерам. Сваи вбивала воинская часть (понтонеры) году в 1966—1967 годах.

    На спуске с Бочкарева, между дорогой к берегу и косогором пляжной части, бил «ключик», там набирали водичку. Для завоза песка на взрослый пляж бульдозером срезали горку и сделали дорогу для транспорта. Долгое время она мешала спуску с верхней части к берегу, но позднее привыкли. Чтобы облагородить насыпь от узкоколейной железной в сторону пруда подогнали вагоны и отсыпали весь склон, но не очень удачно, было много шлака и он раздувался ветром, похоже позднее еще подсыпали песок, но его смывало ручьями, текущими сверху.

    «Новый пляж» создали во времена, когда чистили пруд от ила. Земснаряд начинал работать от моста через пруд и ил уходил по трубам за заводом «Стройдормаш». Трубопровод, диаметром около полуметра, поднимался вверх к узкоколейке, шел вдоль неё и далее за Деревенско-Алапаевский деревянный мост. После земснаряда, работающего около стадиона АМК, ил сепарировался и отобранная галька шла на отсыпь будущего пляжа в Парке Комсомола. Когда мы переплывали пруд от городского пляжа до парка, то берег там был еще заросший и крутоватый. После отсыпки этого «полуострова» и дистанция уменьшилась, и выход стал облагороженным.

    Был период, когда лодки напрокат выдавали в заводи около стадиона. Окошко кассы выходило на дорогу в парке, а сама касса и вход в нее были за забором на территории стадиона.

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика