Вместо чаевых

Чайный анекдот — после чашечки чая, чтобы не уснуть в течение ближайших полутора часов:)))

Советский ещё.
Из тех времен позднего брежневского СССР, когда индийский и цейлонский чай уже стали роскошью, когда китайцы с нами совсем ещё не дружили, а потому в магазинах не по блату можно было купить только грузинский чай.

Сочи.
Ещё не олимпийский.:)
Встреча чаеводов Грузии и братской Индии

Естественно, дегустируют.
Индийский чай все пьют и нахваливают.
А от грузинского плюются и морщатся.

Ну, грузин-чаевод не выдержал, подходит к индусу-чаеводу и говорит:

— Скажи, генацвале, почему твой чай все пьют чашка за чашкой, а мой нет совсем вовси даже? В чем тут фишка?

Индус-чаевод ему отвечает:

— Да никакой фишки, прабху. Берем солому, нарезаем её мелко-мелко, добавляем немного чайного листа...

— А-а-а! Так вы, значит, ещё и чайный лист добавляете?!

Чай "Акбар Голд"
Пью пока «Акбар Голд». Крепкий. Вприкуску.

Кстати, написал тут на «Свободе», что пью «Акбар Голд», так мне ответили, что это аццтой, и посоветовали попробовать сорта Newby, Twinings, Mlesna, Tea Tang и Ahmad. Последний я попробовал и что-то не очень, чтобы как-то.

Что скажете?

 

Олег ШАМРИЦКИЙ

Комментарии 2

  • Наверное, в детстве пробовал «Грузинский чай», впрочем, как и доступные в то время, в лучшем случае «36», это смесь 36 процентов индийского чая и 64 процентов грузинского. Грузинский чай выпускался чаеразвесочной фабрикой им. Ленина в Москве и Главчаем, наверное, тоже московского «розлива».

    Лучшим чаем советского периода считались «Индийский» и «Цейлонский» Уфимской чаеразвесочной фабрики. Когда мы приходили к моему деду, проживавшему в деревянном двухэтажном доме на Фрунзе 184, то чайная церемония была для меня очень интригующей. Бабушка пила чай только из блюдца, наполняла его и, держа пальцами под донце, неторопливо и церемониально пригубляла, при этом сахар употребляла «вприкуску». Мне, брату и маме наливались маленькие чашки из какого-то китайского фарфора, с очень неудобными ручками, моему отцу - кружку среднего размера, главное с большой ручкой. Сахар, наколотый щипцами из каких-то бесформенных осколков ложили в сахарницу. Правда, позднее стало намного проще, ибо сахар стал выпускаться «кубиками». Бабушка при этом всегда вспоминала, что помогала со старшими сестрами и братом своему отцу делить «сахарные головы» каким-то большим приспособлением на ярмарках в городе Котлас, куда они плавали на пароходе. Я уже был постарше, когда со старшим братом, тренировались в «четкости» раскола кубика. Важно было постараться расколоть его быстрыми движениями на 8 частей, желательно очень равных. И с минимумом «укуса щипцов», то есть в пять движений надо было это сделать.

    Чай обычно находился в темно-синем стеклянном сосуде с завинчивающейся крышкой. Дед пил очень крепкий чай, и пил только из тонкого стакана, помещенного в подстаканник, ложка после размешивания сахара оставалась в стакане, и он указательным пальцем поддерживал её, чтобы она не мешала пить. Заварный чайник был намного больше, чем у нас дома, видимо, из этого же сервиза, с иероглифами на донце и вставленной «усиками» в носик заварника сеткой. Дед был очень щепетилен не только в выборе чая, но и в других взрослых привычках. Впрочем, это касалось и много другого. Так, курил он только"Любительские", "Казбек " и «Герцоговина Флор», который ему присылали родственники и сослуживцы со всей страны от Мурманска до Владивостока.

    Вся эта чайная церемония обычно происходила, когда они играли в лото. Я же, наскоро попив чай, уходил во вторую комнату - спальню и обычно залазил в самые сокровенные для меня места - нижние ящики шифоньера, где у деда хранились погоны, пуговицы, эмблемы и приспособления для чистки пуговиц, пластмассовые пластинки разного цвета, которые вставлялись в простроченный уголок в воротнике рубашки, предохраняя его от смятия, офицерский планшет с пожелтевшим пластикгласом и другие офицерские «примочки»...

    При проживании на севере пили только «Индийский чай», маленькая пачка 50 грамм стоила 38 копеек, большая 76. На северных факториях он никогда не переводился, поэтому привозили под заказ всем желающим. Мой товарищ-однокурсник Султангерей, казах по национальности, живший со мной в одной комнате, покупал его штук по 200 и увозил в Казахстан, на подарки всем родственникам. Он приучил всех нас пить чай из пиал, и делал это настолько естественно и органично, что мы не успевали за ним, причем пил очень горячий чай, почти кипяток. Мы конечно не могли пить такой - обжигались. От него и звучала национальная традиция «Чем меньше в пиале чая, тем почетней гость». Другим моим товарищем был Толик, урожденный в Фергане и, конечно, знающий и понимающий толк в чае.

    От них, азиатов, мы узнали, что такое «женить» чай. Это когда в заварник насыпалась порция чая, потом он заполнялся на 1/3 кипятком, выстаивался, затем содержимое выливалось в кружку полностью, и этот «гудрон» снова переливался в заварник. Но Толя никогда не пользовался чаем из заварника, насыпал чай в пиалу или кружку, наливал кипяток и, слегка размешав крупицы чая, как-то ухитрялся пить... Позднее появились ситечки и «шарики» с отверстиями.

    Зеленый чай меня приучил пить тоже Толик, ферганский, как он его называл «Кук чай», а если после отпуска он привозил какие-то «подушечки», сладковатые, которые минутами не таяли во рту, то он приговаривал «Саламат, якши мысыс...» И по его внешнему виду было понятно, что это «Вери вэл» или «Бьютифул»!

    Приезжая в отпуск, я, конечно, привозил три несомненных подарка для всех. Это были чай, хорошая рыба и несколько бутылок «Спирта этилового, питьевого». Когда я заваривал в чайнике чай, моя мама выговаривала:

    — Сережа, да у тебя не чай, а чафир!

    На что я отвечал, что не пью чай под названием «Московский жИдок». Не ведала она, что в поезде Серов-Свердловск мы пацанами не раз наблюдали освободившихся с севера Урала бывших заключенных, терзавших проводницу в поисках «крутого» кипятка и приготовления чафира . А в более раннее время, когда в вагонах не было «бойлеров», из вагона выбегали многие пассажиры и стремились первыми попасть к небольшому зданию, с огромной вывеской «Кипяток», которое в Алапаевске находилось почти на перроне, правее от входа в вокзал со стороны железной дороги. А вывеска была ничуть не меньше «Станция АЛАПАЕВСК».

  • Кстати, по всей Европе цена пакетика чая дороже, чем цена чашки кофе. В кафе, если ты садишься, тебе всегда приносят стаканчики под воду и графинчик чистой воды. При заказе простого чая приносят обычно коробку с набором пакетиков разных сортов чая, на выбор сортов 20. Цена чая из пакетика 1-20-1-70E, чашка ординарного кофе 0-80-1-30Е, но там кофе не растворимый, а сваренный. И вообще, не видел растворимого кофе в каком-либо баре или кафе. Году в 1991—1992, когда открылся «Ирландский Дом на Арбате», в Москве чашка любого ординарного кофе стоила 1$, впрочем как и во всем мире. В России, было дело, растворимый кофе стоил 80-120 рублей.

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика