Будущее у России ясное, короткое и печальное...

Это продолжение разговора во время встречи дьякона Андрея Кураева со студентами Алапаевского индустриального техникума 7 февраля 2007 года.

Дьякон Андрей Кураев
Дьякон Андрей Кураев.

Какого падежа слово «отче»?

— Да, русская литература дает огромное количество поводов для разговора о православии. Русский язык, русская история, тем паче. Я вам признаюсь, я люблю издеваться над маленькими детьми. Вот, скажем, над малышами начальной школы. Я прихожу к ним, спрашиваю:

— Ребята, «Снежную королеву» читали?

– Читали.

— Смотрели?

— Смотрели.

— У меня вопрос: когда Герда входила во дворец Снежной королевы, армия Снежной королевы ей мешала, не пускала… Тем не менее Герда проникла к Каю. Как ей это удалось?

Дети начинают гадать: «У нее было горячее сердце, она растопила этих снежным тараканов…». И так далее… Читайте внимательно! У Андерсена написано: Герда начала читать молитву «Отче наш», и снежинки вокруг нее превратились в легион ангелов, которые пробили ей дорогу. Только читать надо в научном издании Андерсена, в серии «Литературные памятники», в детских изданиях советская цензура сделала «чик-чик», этого места не было.
Вы знаете, спрашиваю, дети, эту молитву? Они не знают.

Я пишу церковнославянскими буквами – это же интересно, церковнославянский язык – это язык ребусов, а дети обожают загадки… Церковнославянскими буквами пишу на церковнославянском языке: «Отче наш, иже еси…», а вот затем начинаю издеваться над детьми.

Я спрашиваю: «Кто у вас главная отличница в классе?». Ну, все дружно стучат: «Машка! Машка!». Я говорю: «Машенька, вот тебе слово «отче» – делай грамматический разбор». Часть речи, род, число, падеж… а вот когда дело доходит до падежа – облом! Потому что слово «отче» – это звательный падеж, а таких падежей наши школьники не знают. В русском языке нет звательного падежа, а в церковнославянском есть, в греческом есть… а в русском языке только два слова имеют форму звательного падежа. Знаете, какие слова? «Боже» и «Господи».

Видите, даже уроки русского языка дают интересные возможности для разговора о православии.

Чтобы не по столбовой дороге в секты

Уроки истории – само собой.

Далее, есть такой предмет в школе ОБЖ – вот в рамках этого предмета давным-давно пора проводить, особенно в вашем городе, уроки на тему: «Техника религиозной безопасности». Как не попасть в секту? В вашем городе это очень важно. Потому что ваш город, насколько я понимаю, не университетский, большинство ваших ребят, окончив школу, собираются уехать в другие города – в Екатеринбург, Тюмень, Санкт-Петербург, Москву — и учиться в тамошних университетах. И там молодой человек, девушка, когда оказывается вне семьи, в непривычной ситуации, может потеряться, и на таких людей специально охотятся тоталитарные секты… Лучше предупредить заранее, что это за секты, как они действуют, методы их работы. Для этой цели великолепный урок по технике религиозной безопасности можно провести, если вы посоветуетесь с детьми…

Ребята, здесь среди вас есть симпсоноведы? Ну, специалисты, по мультсериалу «Симпсоны»? Никто не взял на себя труд посмотреть все от начала до конца? Так вот, там есть серия, когда Симпсоны попадают в секту – жутко назидательная, очень интересная, смешная серия… Принесите этот диск в класс – очень интересное общение с ребятами может получиться!

«Изучить» — не значит «принять»…

Это и называется основы православной культуры. Это и есть главная педагогическая идея нашей церкви сейчас. Мы не хотим, чтобы дети в классах делились между собой по национальному или религиозному признаку. Вот если ввести Закон Божий, то получается татары – направо, русские – налево, да? А мы хотим, чтобы дети не делились. Зачем? Все изучают русский язык, историю России… Так вот: ИЗУЧИТЬ православие не означает ПРИНЯТЬ православие. То есть рассказать о логике литературного сюжета, логике христианского мира, логике православного догмата… Понимаете, ну никому плохо не будет, если он узнает смысл рублевской «Троицы». Не надо ставить всех на колени перед «Троицей», креститься и целовать ее… Вот этого не надо в школе делать! Привлекать детей к религиозным обрядам, молитвам и так далее. А рассказать о православии — кому от этого плохо? Никому.

Более того, я скажу, если бы я жил в Казани, и в школах Казани ввели бы уроки исламской культуры, я бы своим детям сказал: «Вы должны быть отличниками по этому предмету. Потому что я хочу, чтобы и вы, и ваши дети – мои внуки, жили в Казани, а для этого мы, русские, живущие в Татарстане, должны знать мир исламской культуры, татарской культуры, татарский язык, знать и понимать внутреннюю волю исламской веры, знать ее азы».

Так вот культурологический рассказ о православии предполагает: нельзя говорить «Господь наш Иисус Христос…», «Бог заповедовал нам…», а можно лишь только: «С точки зрения христиан…», «По мнению Православной церкви…», «У православных принято так…», То есть так, как бы вы рассказывали о религии древних греков. «Греки верили вот так…», «Гермес для них означал вот это вот…», вот в такой же интонации, в светской школе, для всех детей – и татарских, и еврейских, и азербайджанских, и русских можно рассказывать о православной культуре. Какие еще вопросы предложите?

Будущее у России ясное, короткое и печальное...

И тут преподаватель из Арамашевской средней школы Вера Реутова задала вопрос, который повернул весь ход беседы совсем в другую сторону, в трагическую сторону. Она спросила о проблеме рождаемости, укрепления семьи, и, в связи с этим, о будущем России.

— На вопрос о будущем России, у меня ответ очень простой: будущее у России ясное, короткое и печальное. России осталось не более пятидесяти лет исторического существования. И причина нашей грядущей смерти, как страны, как народа, лежит именно в семье.

Страна, которая вымирает в темпе миллион человек в год, она лишена будущего. Нас сегодня 140 миллионов, социологи говорят, что когда в стране останется 70 миллионов, она распадется.

Во-первых, потому что столь малое население не может контролировать такую огромную территорию, уже сейчас у нас плотность населения как в каменном веке – один человек на один квадратный километр территории.

Во-вторых потому, что Россия – это федерация, и так называемые малые народы, входящие в нашу федерацию, если и дальше будет идти эта тенденция к вымиранию, они будут иметь совершенно законные основания сказать: вы, русские, не умеете жить, не хотите жить, так вы нас не убивайте вместе с собой. Мы отделимся от вас, будем жить в нашей Калмыкии по Степному Уложению, на Кавказе по законам шариата, в Сибири, наверно, по законам тайги – и тогда у нас будет шанс хотя бы физически выжить. Да, у нас не будет суперсовременных танков, в космос не будем летать, но у нас хотя бы дети будут – а это важнее!

Понимаете, если нас сейчас 140 миллионов, то до этой цифры пороговой в 70 миллионов нам осталось совсем-совсем немножко. И опять же когда я говорю пятьдесят-шестьдесят лет – это ведь при хорошей погоде. Это если мы и дальше будем тихо спиваться у телевизоров. То есть нами по-прежнему будет править «Единая Россия», не будет революций, войн, если наши соседи по планете не помогут нам быстрее переступить порог могилы… Так что при хорошей погоде — осталось пятьдесят-шестьдесят лет, при плохой – понятно, меньше.

Когда жизнь удалась?

И почему это происходит? Люди не хотят детей. Давайте спросим: ребятки, поднимите, пожалуйста, руку, кто из вас готов дать жизнь более чем трем детям? Трем и больше? Это не план на ближайший учебный год, естественно!

В зале поднял руку ОДИН человек…

— Вот, один ударник производства. Но он тянет лапу, но при этом про себя понимает: нам, мужикам, не рожать… Понятно, какое будущее России? Кому непонятно, поясняю. Для создания ребенка нужны мама и папа, значит, для того, чтобы восполнить в следующем поколении своих родителей, необходимо двое детей. Поскольку не все дети вырастают до взрослого возраста, особенно рискованная профессия – это быть мальчиком, не все взрослые вступают в брак, и не все брачные пары оказываются способны иметь детей – сегодня каждая четвертая пара бездетная, страшная цифра, то получается, необходимо минимум 2,11 ребенка в семье в среднем по стране для воспроизводства, для того, чтобы вот нынешний уровень остался. Поскольку дробями детей рожать нельзя, то поэтому я и ставлю вопрос: трех детишек кто готов родить?

Русский крест
Русский крест.

Дальше, статистика такова – в семьях мусульманских 3,4 ребенка на семью, в семьях православных, по-настоящему православных, а не номинально – 2,8 ребенка на семью, в целом по стране сегодня рождаемость – 1,21 ребенка на семью, а в самых богатых городах – Москве и Петербурге – 0,95. Вот отчасти поэтому такое наше внимание к теме семьи. К теме школы. Самый страшный враг у русского народа – это поговорка: «Зачем нищету плодить?». Вот эту поговорку нам надо как можно быстрее изымать из оборота и заменять ее другой: «Дети – это богатство бедных». То есть речь идет о перевороте в мозгах, о том, чтобы человек переменил бы систему ценностей.

Вот что значит, жизнь удалась? Жизнь удалась – это когда я с балкона своей загородной трехэтажной виллы смотрю на мою мужскую «недельку»? У мужиков «неделька» во дворе стоит – по пятницам езжу на «мерседесе», по субботам – на «ауди», по воскресеньям – на джипе, по понедельникам на «BMW» и так далее. Вот это жизнь удалась? Или жизнь удалась, когда я могу сказать, что на старости лет буду приклеивать обои, оторванные моими многочисленными внуками. Когда жизнь удалась? Вот от этого ответа будет зависеть судьба не только России, но и всего западного мира.

Эпоха ядерного оружия прошла, мы вступили в эпоху, когда самое главное оружие называется демографическая бомба. Пример – Косово. Албанцы не завоевали Косово, они его нарожали. Зарожали. Кстати, в Москве уже 20 процентов школьников – азербайджанцы. Особенно это заметно, если сегодня прийти в школу и посмотреть на журнал одиннадцатого класса и первого класса, посмотреть на фамилии учеников и их национальность – очень понятно, куда мы идем. К какому Московскому халифату.

Анекдот про динозавров

Так что поэтому поймите – Церковь, когда она обращается к школе, не свои шкурные интересы преследует… Даже когда здесь будет власть азербайджанцев, или корейцев, или китайцев – Церкви будет хорошо. Церковь не тронут. В Османской империи христиане жили довольно спокойно… Нельзя будет делать только одного – проповедовать христианство. Приходить в свой храм молиться – пожалуйста, а вот проповедовать не надо… А вот русского народа почти не будет – его не будет как самостоятельного субъекта истории.

Так что поэтому я считаю, что вопрос о том, можно или нет давать нашим детям православное мировоззрение, надо было еще обсуждать десять лет назад. Знаете диалог между Церковью и министерством образования? Напоминает анекдот про разговор двух динозавров.
— Ммм…
— Не-а.
— Мммммм!
— Не-а!
— Дура! Вымрем же!!!

Какие еще вопросы?

Начало вот тут — https://literny.ru/shamritskij/master-i-margarita#more-793

Окончание вот здесь — https://literny.ru/shamritskij/dyakon-andrej-kuraev

 

Олег ШАМРИЦКИЙ

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика