Про кракозябр, мумумитет и разбаланду

В молодости я как-то пустил слух, что в колонке, которая была во дворе возле нашего барака, завелись кракозябры, высасывающие из тех, кто пьет воду из неё, весь динамический баланс. В общем, просто продинамил всех для смеха.

Алапаевск барак
Это наш барак на Чайковского 34а. Сейчас его уже нет — снесли четыре года назад...
рядом с ним стоит «Майбах», про который я уже писал вот тут — https://literny.ru/shamritskij/shtany#more-382
Снимок Юрия Дунаева.

Алапаевск колонка
А это та самая кракозябрнутая колонка:) Она стоит там до сих пор:)
Снимок Юрия Дунаева.

И вдруг на следующий день обнаруживаю, что никто, кроме меня, воду из этой колонки уже не берёт. А сосед — Толян Крышкин, когда увидел, что я иду к ней с вёдрами, то, широко вытаращив глаза, заорал:

— Тебе что, жить надоело? Не знаешь, что ли, что тут кракозябры завелись в воде, которые тебе мумунитет разбаландсят?

— Кракозябры, говоришь? – ответил я, подражая павлиньей интонации товарища Сухова, — Хха-а-а-а-а-а!

И, как ни в чем не бывало, наполнив до краёв оба ведра, пошел домой мимо ошалевшего от такой моей отмороженности Толяна. Да ещё специально, но как будто случайно, расплескал ему воды на сандалии – для смеху. Но он юмора не понял, отпрыгнул от меня как ошпаренный, обложил по всем ближним и дальним родственникам и побежал — ноги промывать марганцовкой и смазывать зелёнкой.

В общем, прикололся я в понедельник, а в четверг к нашей колонке приехала санэпидемстанция и взяла из неё воду на анализ.
На следующий день колонку отключили, потому что анализ показал наличие в воде каких-то коков, вибрионов и палочек.
И весь барак после этого ходил полмесяца в гости — рассказывали друг другу эту сногсшибательную новость.

Толян в эту же пятницу ко мне прибежал на своих всё ещё полузеленых ногах.

— Ну, чё, слышал, — ехидно начал он издалека. — Слышал, чего у нас в воде-то нашли?

— Ну, бактерии там какие-то вроде…

— Ты что, Олега, совсем тупой што ли? Про бактерии они так, для отвода глаз... На самом деле биологическое оружие на нас испытывали. Сразу после войны кракозябров запустили к нам в колонку… А я то думаю, чё у нас народ-то мрёт да мрёт… Вот Пантелимоныча неделю назад схоронили, а ему всего-то девяносто второй годок пошел… Ещё жить да жить! Атомами они нам по мумунитету… Чтобы разбаландсить… А при такой радиации без мумунитета разве выживешь?

Через месяц колонку снова подцепили.
Но воду из неё больше никто не брал.
Даже я.
Народ уже настроился ходить на колонку к первой школе.
Хоть это туда и обратно – полверсты будет.

 

Олег ШАМРИЦКИЙ

 

Алапаевск Кукуйка
Это затопленная шахта — Кукуйская яма.
После истории с крякозябрами ходили за водой
вот от этого места, с которого сделан снимок,
до виднеющегося вдали за деревьями желтого здания — школы №1,
возле которой через дорогу была колонка без крякозябров...
Снимок Юрия Дунаева.

Комментарии 3

  • Олег, можно я уточню насчёт бараков. Их когда-то было три. Третий фасадом выходил на Кукуйку. Когда были эти бараки общежитиями, их ремонтировали и красили. Студентов было много и они любили отдыхать на Кукуйской яме. Мы, детвора послевоенная, протягивали нитки под номером 10 и на один конец привязывали гвоздик или камушек. В форточку осторожно, чтобы никто нас не «засёк» спускали гвоздик между рамами и уходили в «засаду» на склон горы напротив общежития. Ну а затем натягивая нитку стучали в окно студентам. Студенты выглядывали в окно и не могли понять, кто стучит. А мы были , конечно, довольны и хохотали от своей дури, так продолжалось до получаса, больше мы не выдерживали, да и студенты выскакивали на улицу и мы удирали от них. Вот что вспомнилось... да, общежитие располагалось на улице Карла Либкнехта, а два у спортивной площадки, где всегда была натянута волейбольная сетка и баскетбольные щиты на баскетбольной площадке.

    • Третий, что возле Кукуйки, до сих пор стоит. А два снесли. Когда мы там поселились в 1973-м, второй барак, его нет на этих снимках, стоял незаселенный, потом его отремонтировали. Спортивных площадок уже не было. Вновь поселившиеся в нем соорудили сами во дворе песочницу и «грибок», поставили турник.

      Детвора между двух тополей за бараком натянула канат и устроила качели. Возле улицы Розы Люксембург был небольшой пустырь, 15×20 метров, там сколотили «рамки» для ворот без сеток и гоняли в футбол. Во дворе поставили стол — за ним резались в карты: «в подкидного», в сто одно", в покер. Когда начинался дождь — перемещались в первый подъезд барака, что на снимке, и резались в карты уже там, на верхней площадке.

  • В моем «бараке» было два подъезда, в каждом подъезде — 4 двери. За каждой из этих четырех дверей — ещё по четыре двери. Каждая из них вела в маленькую жилую комнату 3×5 метров, которая служила и прихожей, и кухней, и спальней и всем остальным. Печка — «голландка» — одна на две комнаты, по четвертушке на каждую, вторая половина отапливает коридор.

    Потом, когда общежитие переехало в пристрой возле АИТ и новую четырехэтажку по Ленина, здесь стали жить работники АИТ. Комнаты объединили в «двушки», к «голландкам» пристроили «каминки».

    Туалет во двое — один на весь дом. Типа «сортир» — общий, не разделенный перегородками, с четырьмя дырами. Только не деревянный, а кирпичный, похожий на ДЗОТ. Во дворе — у каждого свой сарайчик с дровами. Под крышей — чердак с голубями и грудами голубиного помета на балках. Под каждым окном — глиняные гнезда ласточек.:-)

    Когда в 1977 году объявили, что в СССР построен «развитой социализм», я стал называть эти три «техникумских» барака «образцовым уголком развитого социализма».

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика