300 спартанцев

Перепутал торренты и вместо знаменитых «300 спартанцев» Рудольфа Мате с Ричардом Эганом скачал одноименную фигню про каких-то 300 уродов Зака Снайдера из 2006-го. Запустил, всё понял и отправил в аут, чтобы и духа его ни байта не осталось.

Вот честно — не понимаю, как можно смотреть этот мельтешащий комикс про месилово гоблинов и орков с интеллектом покемонов и на самом деле принимать этих уродов за настоящих спартанцев и персов, а сам этот замес за реальную битву при Фермопилах в 480 году до Р.Х.

Памятник спартанцам
Памятник спартанцам, павшим в битве у Фермопил.

Согласен, что «300 спартанцев» из 1962-го — тоже не история, а пеплум. Но это все-таки и не нарисованная картонная дурилка Снайдерса. Там, может быть, тоже и не так, как это было на самом деле. Даже скорее всего, что не так. Но там хоть люди, живые, из плоти и крови, похожие на меня. Думающие, как я, чувствующие как я, понятные мне.

Вообще-то, «300 спартанцев» Мате по историческому счету — это тоже киногрезы Голливуда. Реально было немножко по-другому. На самом деле возле Фермопил персов ждал не маленький отряд, а боеспособная армия, которая состояла из 300 спартанцев — телохранителей Леонида, 500 тегейцев, 500 мантинейцев, 200 флиунтийцев, 1000 аркадийцев, 120 охроменцев, 400 коринфян, 700 феспийцев и 400 фиванцев. Плюс ещё подошли 1000 фокийцев и ополчение локров.

А в памяти остался подвиг 300 спартанцев, а точнее — спартиатов — отпрысков самых знатных родов Спарты. Остался, потому что они, после того, как стало известно, что Гидарн прорвал фокийский кордон, отказались оставить поле боя и уйти вместе со своими союзниками. Покинуть поле битвы для спартиата — значит поступить вопреки закону и обычаям Спарты. Как пишет Геродот: «Лакедемоняне свободны, но не во всех отношениях. Есть у них владыка — это закон, которого они страшатся больше всего. Веление закона всегда одно и то же: закон запрещает в битве бежать перед любой военной силой врага, но велит, оставаясь в строю, одолеть или самим погибнуть».

Если то же самое, но лаконично, по-спартански, то: «Со щитом, или на щите». Для спартиата оставить позицию, которую он послан был защищать и отойти — позор. А смерть в неравном бою — величайшая доблесть.

И те голливудские «300 спартанцев» из 1962 года, несмотря ни на что, хороши. Хороши потому, что все-таки навсегда оставляют в памяти названия и Спарты, и Афин, и Фермопил, и имя царя Леонида. И понимание, почему про эти захолустные Фермопилы помнят и сегодня, двадцать шесть веков спустя. Хотя, казалось бы, что нам до них в нашем Алапаевске?

Но сегодня, как и двадцать шесть веков назад, комок в горле, когда читаешь сдержанную, а потому невыносимо пронзительную эпитафию Симонида Кеосского над братской могилой погибших под Фермопилами спартанцев:

Стих Симонида Кеосского могилой 300 спартанцев

Путник, пойди, возвести нашим гражданам в Лакедемоне,
что, их заветы блюдя, здесь мы костьми полегли…

Посмотрю фильм Мате ещё раз.
Все-таки в эпоху упадка кинематографа — ещё есть, что посмотреть.
А вот в эпоху его вырождения — зрелищам лучше предпочесть хлеб.

 

Олег ШАМРИЦКИЙ

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика