Печальный юбилей. Часть первая

25 сентября (8 октября по новому стилю), в день памяти игумена земли Русской Сергия Радонежского, исполнилось 150 лет со дня рождения великого князя Сергея Михайловича, одного из алапаевских мучеников. И мне хотелось бы почтить его память – память великого русского патриота и человека неординарной судьбы.

Сергей Михайлович пользуется гораздо меньшей известностью, чем его алапаевские соузники. Есть тысячи публикаций о Великой Матушке, преподобномученице Елисавете. Много пишут о трех братьях, князьях Константиновичах: Иоанне, Константине, Игоре. Чтят память юного князя-поэта Владимира Палея. А о Сергее Михайловиче в последнее время появились лишь монография А.Я. Чадаевой и статьи протоиерея Сергея Вогулкина. Была бы рада ошибиться и прочесть новое исследование о великом князе.

Tant pis — Тем хуже!

Пятый сын (и шестой ребенок) в семье великого князя Михаила Николаевича, он родился на Кавказе, в Боржоми – отец его в то время был кавказским наместником.

Великий князь Михаил Николаевич
Великий князь Михаил Николаевич.

Рос несколько в тени блистательных старших братьев. У матери, великой княгини Ольги Федоровны, казалось, уже недоставало сил на любовь к Сергею.

Великая княгиня Ольга ФёдоровнаВеликая княгиня Ольга Фёдоровна.

Сердце ее было отдано старшим сыновьям: первенцу Николаю, даже в детстве слывшему интеллектуалом и ставшему впоследствии выдающимся историком; милому, ласковому Михаилу; красавцам Георгию и Александру.

Семья великого князя Михаила Николаевича
Семья великого князя Михаила Николаевича.

Помнится, прочла у А. Половцова, секретаря Госсовета, председателем которого был великий князь Михаил Николаевич: «Великая княгиня Ольга Федоровна собирается поехать на вечер; а у ее сына Сергея тяжелая ангина»…

Великий князь Сергей Михайлович
Великий князь Сергей Михайлович в детстве.

Сергей красавцем не был. Он, едва ли не единственный из Романовых, унаследовал некоторую курносость предков: Петра III, Павла I. Правда, миниатюрным, наподобие Павла, он не был; ростом, под два метра, напоминал, скорее, Петра Великого. Рано стал терять белокурую шевелюру. Что прикажете делать? Сергей научился подшучивать над своей внешностью: «В некрасивости мое обаяние!»

Сергею Михайловичу всю жизнь приходилось держать удар. И выработалось у него своеобразное противоядие от бесчисленных «брошенных в спину ножей», как фигурально выразился его брат Александр. Вспоминая младшего брата, он пишет: «В качестве воспитанника полковника Гельмерсена, бывшего адъютанта моего отца, брат Сергей избрал своим жизненным девизом слова «Тем хуже» («Tant pis»), которые были излюбленной поговоркой этого желчного потомка балтийских баронов. Когда Гельмерсену что-нибудь не нравилось, он пожимал плечами и говорил «тем хуже» с видом человека, которому все, в сущности говоря, было безразлично».
Но избрание Сергеем Михайловичем такого девиза не было ли также свидетельством воспитания им в себе стоицизма? Да, трудно, да, будет еще хуже – но надо пройти через это. И я пройду!

Быть великим князем

Великим князьям, даже во младенчестве, надлежало помнить: они — представители Царствующего Дома. Было что-то неотразимое, почти магическое в самом звучании титула – «великий князь». Появление великих князей – младенцев, подростков – вызывало бурное проявление восторженных чувств верноподданных. Если это бывало на торжественных встречах путешествующих «маленьких принцев» — им подносили бесконечные «хлебсоли» (такой уж выработался у князей термин) на драгоценных блюдах, благословляли чтимыми образами.

Великий князь Сергей Михайлович
Великий князь Сергей Михайлович.

Юные великие князья принимали парады полков, августейшими шефами которых они становились с самого рождения. Сергей Михайлович, едва родившись и став, подобно другим великим князьям, кавалером пяти орденов – св. Андрея Первозванного, св. Александра Невского, св. Анны I степени, св. Станислава I степени и ордена Белого Орла — одновременно стал и шефом Бакинского полка. На Пасху он христосовался с офицерами полка и нижними чинами (рядовыми), вручал им подарки.

Жизнь на публике давалась нелегко. Требовалась разрядка. В своем кругу, за обедами без посторонних, «русские принцы» мальчишничали: стеснительный этикет отбрасывался, они хохотали, перебрасывались шутками – и, случалось, хлебными шариками.

В Ново-Михайловском дворце

Конечно, им более пристало развлекаться традиционно – охотой, спортом. Сергей Михайлович сделался основателем велосипедного спорта в России. И – то, что называли эксцентричностью его — разъезжал на велосипеде по огромным коридорам и покоям дворца.

Ново-Михайловский дворец
Ново-Михайловский дворец.

Он жил в Ново-Михайловском дворце, постройка которого началась в 1857 году, перед женитьбой великого князя Михаила Николаевича на Баденской принцессе Цецилии Августе, ставшей великой княгиней Ольгой Федоровной. Дворец, главный фасад которого выходит на Дворцовую Набережную, роскошно отделан и обставлен.

Великий князь Сергей Михайлович
Великий князь Сергей Михайлович.

Так называемый Шталмейстерский корпус дворца, где разместились квартиры сыновей Михаила Николаевича, великих князей Георгия и Сергея Михайловичей, выходит фасадом на Миллионную улицу и выглядит гораздо скромнее. После смерти великого князя Михаила Николаевича в 1909 году Ново-Михайловский дворец унаследовал старший сын, Николай Михайлович. И сорокалетний великий князь проживал, в общем-то, на территории брата-холостяка. Официально холостым был и сам Сергей Михайлович.

В особняке для Мали

Впрочем, существовал еще один дом – почти семейный. Особняк Матильды Кшесинской.

Особняк Матильды Ксешинской
Особняк Матильды Кшесинской.

Особняк строился на средства Сергея Михайловича и под его наблюдением в 1904—1906 годах.

Матильда Ксешинская
Матильда Кшесинская.

Стоит задуматься, отчего столь неохотно говорят и пишут о великом князе, — и сразу на ум приходит это роковое имя. Кшесинская сыграла огромную роль в судьбе великого князя. Роль двоякую. «Сергей Михайлович никогда не женился, хотя его верная подруга, известная русская балерина, сумела — читаем в «Воспоминаниях» великого князя Александра Михайловича – «окружить его атмосферой семейной жизни».

У этой незаурядной женщины получалось все. Она оказалась великолепной хозяйкой построенного для нее Сергеем Михайловичем знаменитого особняка на Кронверкской.
«Огромные зеркальные окна выходят на Кронверкский проспект и Петропавловскую крепость. У стен обитая шелком белая мебель. В сторону Невы зал замыкается полукруглым выступом, в котором раскинулись громадные пальмы. По камням живописного грота струятся серебристо-голубые ленты воды. За изящной стеклянной дверью множество драпировок из дорогих бархатных тканей. Три массивные двери ведут из зала во внутренние комнаты дворца» — читаем описание его у Н.И. Подвойского.

Матильда и Владимир

Да, Матильда Феликсовна стала подругой великого князя, перестав быть юношеским увлечением наследника-цесаревича, великого князя Николая Александровича. Сергей Михайлович был рыцарски верен своей Матильде. Будучи председателем Императорского Русского театрального общества, покровительствовал ей.
Но Кшесинская, прима-балерина императорских театров, с ее виртуозной техникой, с глубокой проработкой ролей, была достойна этого высокого покровительства! Правда, мы не забываем, что она не терпела соперничества и умело выживала талантливых балерин, могущих посягнуть на ее «балетный трон»…

Особняк на Кронверкской Сергей Михайлович строил не только для своей гражданской жены, какой он почитал свою Матильду, Малю, но и для сына.

Да, он считал маленького Владимира, рожденного Кшесинской в 1902 году, своим сыном и необыкновенно любил его. В действительности Владимир Кшесинский (с 1911 году, по высочайшему указу – Красинский) был сыном великого князя Андрея Владимировича. Маля изменила Сергею Михайловичу. Он очень тяжело пережил измену, но – сумел простить.

1905 год, время, страшное для страны – и для династии. Сергей Михайлович отправляет Кшесинскую с трехлетним Вовочкой в Варшаву, к ее родным, подальше от грозного центра Империи. Ежедневно пишет ей – в особняке устанавливают калориферное отопление; вот уже заканчивается отделка зал… Но в особняке-дворце – нет души, нет крошечного существа, которое оживило бы гулкие полухолодные покои своим счастливым смехом, топотом своих ножек!

Ксешинская с сыном Владимиром
Матильда Кшесинская с сыном Владимиром.

«Приближаются праздники. Как мне тяжело проводить без тебя и без Вовы. Елки не будет. Не увижу я радости Вовочки. Это мой самый любимый праздник и я прямо как дитя плачу. Нервы гуляют. Тебе пришлют от моей сестры подарки для Вовы от меня, я ей поручил. Посылаю тебе свою фотографию, купи рамочку и подари Вовочке». Так обнажить душу, так раскрыться можно только перед самым близким человеком. Маска великого князя падает – полностью она никогда не прирастала к Сергею Михайловичу.

Айфель

Он трепетно отдавался любви и дружбе. Первая встреча с двоюродным племянником, великим князем Николаем Александровичем, будущим императором, состоялась, когда дяде было 5 лет, а племяннику на год больше.

Цесаревич Николай Александрович
Цесаревич Николай Александрович.

Их отношения были для Сергея Михайловича поистине святы. Это хорошо видно по юношеской переписке. «Мой милый Ники!» – иного обращения в этих письмах нет. Свои юношеские письма к «Ники» Сергей Михайлович часто подписывал «Айфель»; так же к нему обращался и цесаревич. По-немецки Айфель значит – «Чистый». Не сам ли наследник дал такое значимое имя своему другу? Это имя — как рыцарский девиз Великого Князя.

Окончание вот тут — https://literny.ru/ogljanis-nazad/knyaz-sergej-mihajlovich#more-1619

 

Любовь АРХИПОВА

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика