Страницы истории Алапаевского станкозавода: Часть 3

Начало смотрите вот тут:

ЧАСТЬ 1

ЧАСТЬ 2

На фронте ещё труднее…

На смену ушедшим на фронт пришли их жены и сестры, сыновья и дочери. Строительство нужно было продолжать. В первые же дни войны юность Урала поклялась отдать все силы на алтарь Отечества. Молодежь в тылу, как и все советские люди, работала под лозунгом «Всё для фронта, всё для победы!», не считаясь с трудностями и лишениями.

Перед войной на стройке станкозавода были новые автомашины, а водители на них – в основном молодые, пришедшие сюда по призыву ВЛКСМ. Среди них была большая партийно-комсомольская прослойка, можно предполагать, что многие ушли добровольцами на фронт, причем большинство шоферов отправились в армию вместе со своими машинами. Положение на стройке резко ухудшилось, поскольку она осталась практически без транспорта.

Исправляя допущенную кем-то ошибку, соответствующие органы уже 25 июля 1941 года прислали на строительство 90 военных шоферов с 45 машинами. Команду возглавлял И.П. Бердов. Разместились они на левом берегу Нейвы в палатках. Тут же стояли автомашины. Рядом с ними в это время жило много молодежи – всего около 400 человек. Жили они там до глубокой осени. Иван Петрович работал на стройке, потом на заводе до организации автотранспортного предприятия. Да так и остался в нашем городе.

В июле-августе 1941 года на строительстве находилась оперативная группа из «Промстройпроекта» во главе с опытным инженером Б.П. Штивелем. Проектировщики решили внести изменения в сторону сокращения размеров строительства. Вместо Ш-образного корпуса достраивать более подготовленную Г-образную его часть – вот на каком решении остановились. Металлические конструкции заменили кирпичными колоннами, отказались от водозабора со Стариков, от строительства ЛЭП на Егоршино и т.д.

Вскоре вышел приказ по «Наркомстрою»: «Заводы принадлежностей и кузнечных штампов законсервировать. Всё незавершенное производство передать заводу револьверных станков и автоматов». В декабре 1941 года вновь была организована дирекция завода, но теперь уже одного, а не трех вместе, как было вначале. Директором завода остался А.А. Плоткин.

С новой силой развернулось соревнование за ускорение строительства механосборочного корпуса. Бригады были пополнены неопытной молодежью, подростками. Люди трудились не покладая рук. Комсомольско-молодежные бригады развернули соревнование за право называться фронтовыми. По данным областного партархива (Ф.226), на станкострое уже в конце 1941 года было четыре фронтовые бригады.

По ходатайству А.А. Плоткина и с помощью горкома и обкома ВКП(б) удалось отсрочить  ликвидацию стройуправления по апреля 1942 года. За зиму небольшой коллектив строителей во главе с Ф.И. Маровым сосредоточил основные усилия на строительстве главного механосборочного корпуса.

Вот что рассказывает в своих воспоминаниях А.А. Плоткин:

«Трудное это было время. Всего не хватало, от материалов до продуктов питания и одежды. Но люди понимали обстановку и работали, как сражались, не зная ни выходных, ни нормированного рабочего дня. И всё было терпимо.

Совсем трудно стало тогда, когда ударили уральские морозы до 45 градусов. Как раз в эту пору начали устанавливать деревянные сегментные фермы, которые собирались тут же у колонн из пиломатериалов, доставленных со своей лесопилки.

Запомнилось, как начальник управления Фёдор Иванович Маров, запрокинув голову, уговаривал работающих наверху плотников прекратить работу. Но это не возымело никакого действия. Люди продолжали работать. Правда, они ненадолго спустились, чтобы погреться у костра и перекусить. Полуголодные, полураздетые строители не считались ни с чем. Как ни было трудно, они понимали, что на фронте ещё труднее».

К весне 1942 года корпус начал вырисовываться. Начали делать кровлю, заполнять оконные проемы, настилать полы. И в это время, в апреле, по распоряжению «Наркомстроя», управление в полном составе, со всеми ресурсами было переведено в Ревду на строительство объектов черной металлургии. Строящемуся станкозаводу было передано около 40 человек и оставлена небольшая часть строительных материалов.

Прибыли ленинградцы

В мае 1942 года на заводе вместе с переданными рабочими было только 45 человек. Но и при таком тяжелом положении Наркомат станкостроения не решился на консервацию. Строительство было продолжено хозяйственным способом. С имеющимся коллективом нужно было подготовиться  к приему оборудования эвакуированных ленинградских предприятий.

На строящемся заводе создалась тяжелая обстановка. Людей не хватало, а в главный корпус для выравнивания пола требовалось завезти и уложить около 20 тысяч кубометров грунта. В это время на металлургическом заводе строился шихтарник у домны, а грунт оттуда вывозили на свалку. Начальник ОКСа, секретарь парторганизации А.Д. Дерябин проявил инициативу – завозить этот грунт по узкоколейной дороге прямо на территорию корпуса. Для разгрузки вагонов и разравнивания грунта была создана бригада из 15-20 человек, которую возглавила коммунист Т.Д. Кошкина. Этот коллектив стал на станкозаводе  первой фронтовой бригадой. И работали женщины по-фронтовому: разгружали по 40-60 вагонов грунта в сутки. Бывало, и сутками не выходили из цеха. Засыпка полов была закончена к 1 августа 1942 года.

В июле того же года Наркоматом станкостроения начал создаваться в Алапаевске станкостроительный участок. Это делалось с целью продолжения строительства завода. Первым начальником участка был Громов, а в сентябре на эту должность был назначен Г.М. Мошевич.

В конце августа 1942 года в Алапаевск стали прибывать рабочие и инженерно-технические работники эвакуированных ленинградских заводов: имени Ильича, имени Свердлова, «Гидропривод», револьверных станков и автоматов. Прибыло коло 300 человек, из них работающих – около 170. Это были люди, перенесшие тяготы блокады, голод, истощенные, измученные, многие болели дистрофией. Часть ленинградцев работать в тот момент не могла вообще, им требовалось усиленное питание и лечение.

Рассказывает А.А. Плоткин:

«Много лет прошло, но до сих пор замирает сердце при воспоминании о выгрузке из вагонов этих людей. Многих выводили и выносили. Даже нельзя описать, это надо было увидеть.

Сначала принимались меры к тому, чтобы их как-то подлечить и подкормить. И люди пошли на поправку. Когда через 2-3 недели пришло оборудование, ленинградцы наравне со всеми участвовали в его разгрузке. А производилась она вручную. Лишь иногда для выгрузки особо тяжелых машин брали кран на металлургическом заводе. Прямо из вагонов оборудование доставлялось в цехи и монтировалось на деревянном дощатом полу или даже на земле, без фундамента.

Работы велись круглые сутки по совмещенному графику. Одновременно шла подготовка производства. С приездом ленинградцев завод, можно сказать, разбогател. Ведь к нам прибыли квалифицированные рабочие, специалисты, руководители".

В то время завод представлял из себя недостроенный корпус. Крыша была только над северным крылом, где сейчас цехи №2 и №3. Южная же часть не была закрыта, не были заделаны оконные проемы. Ни стекла, ни кровли в наличии не имелось.

В таких невероятно тяжелых условиях перед руководство завода и небольшого стройучастка стояла задача – сплотить оба коллектива в единый кулак и нацелить его на сооружение и налаживание выпуска станков. Особая ответственность ложилась на технических руководителей. Им приходилось оперативно решать множество вопросов. И делалось это в любое время суток, как говорится, на ходу, почти при полном отсутствии технической документации, поскольку старый проект был аннулирован, а нового еще не появилось.

Технические руководители рождающегося предприятия сделали всё, что от них требовалось. Этому способствовал общий настрой у коллектива завода и стройки. Несмотря на трудности, люди работали самоотверженно. При нехватке транспорта рабочие на больших санях, в которые запрягают лошадей, вручную перевозили мелкие детали и оборудование со склада на завод. Делалось это в любую погоду – днем и ночью. Независимо от специальности каждый выполнял ту работу, которая ему поручалась.

В начале октября 1942 года на завод приехал опытный инженер Сергей Михайлович Пьянков. Как раз он по заданию Наркомата станкостроения комплектовал в Ленинграде оборудование с четырех заводов, формировал небольшой коллектив, способный выпускать станки. С.М. Пьянков принял завод. А.А. Плоткин был вначале назначен заместителем директора по строительству. Вскоре горком ВКП(б) перевел его на должность заместителя начальника стройуправления «Уралмашстроя», которое занималось строительством домны и электростанции на реке Нейве.

 

Н.И. МЕЛКОЗЕРОВ

Продолжение читайте вот здесь:

ЧАСТЬ 4

ЧАСТЬ 5

ЧАСТЬ 6

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Анонимно
Анонимно
7 месяцев назад

С заводом «Гидропривод» был эвакуирован мой папа Квартин Владимир Абрамович. Он работал там электриком. Ему было 15 лет. Родители погибли в блокадном Ленинграде.

1
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x