Послечувствие гражданской войны

Сегодня 3 октября. День памяти святого Олега Брянского. А значит — сегодня у меня день ангела. Именины. А завтра — 4 октября. И другой памятный день в нашей истории — день расстрела в в 1993 году Москве из танков Съезда народных депутатов и Верховного Совета РФ.

Когда ты стоишь у голодной стены,
Когда вместо солнца сверкает петля,
Когда ты увидишь в глазах своих ночь,
Когда твои руки готовы к беде,
Когда режутся птицы ранней весной,
Когда над душой вскипает гроза,
Когда о предательстве каркает ложь,
Когда о любви визжат тормоза.

А те, в кого верил, ушли далеко,
И движения их не видны.
И в промозглую рань подзаборная дрянь
Вырезает тебе на груди
Предчувствие Гражданской войны.

расстрел Белого дома
Огонь! Огонь! Огонь! Агония...

Москва
4 октября 1993 года.

А что произошло в те дни — 3 и 4 октября в Москве?
Очень многие сегодня на этот вопрос отвечают так:
— Не помним и не хотим разбираться в том, что тогда происходило…
Не хотим помнить.
И не хотим оценивать.
Не поддерживаем или не одобряем, а просто не знаем и не хотим знать.

По данным социологических опросов Левада-центра, если сразу после октябрьских событий 1993 года большинство одобряло все действия Бориса Ельцина, включая расстрел спецназом толпы возле телецентра «Останкино» и стрельбу из танков по Белому дому, тому самому, в котором до 1993 года проходили заседания Съезда народных депутатов и Верховного Совета РФ, и в который после 1993-го, когда затерли кровь и сделали евроремонт, въехали победители — черномырдинское правительство, то спустя 15 лет уже 38 процентов россиян отвечало, как и сегодня:
— Не хотим знать!

Не хотим вспоминать, но рано или поздно все равно придется.
Уже приходится.
Потому что в те дни была зачата та Россия, в которой мы сегодня живем.
Зачатие получилось насильственным и кровавым – только по официальным данным в Москве тогда погибло 157 человек.

Указ №1400

Власть и те, кто её поддержал в 1993-м, обычно говорят только о 3 и 4 октября, о взятии мэрии Москвы и походе на Останкино, и очень не любят, когда им напоминают, что кровавые события в эти дни стали итогом государственного переворота, совершенного президентом Ельциным 21 сентября, когда он подписал антиконституционный указ № 1400 о приостановлении полномочий Съезда народных депутатов и о фактическом введении в стране прямого президентского правления.

Съезд народных депутатов в ответ объявил Ельцину импичмент и в России разразился непримиримый конституционный кризис. Белый дом был блокирован спецназом, его обнесли спиралями Бруно, отключили свет и канализацию.

Блокада продолжалась до 3 октября, когда она была прорвана сторонниками Верховного совета.

Прорыв блокады Белого дома

Вот как это было.

В 13.35 заканчивается митинг на Октябрьской площади, который был заявлен как начало шествия к площади Ильича — это в противоположную от Белого дома сторону.
Но неожиданно для милиции митингующие поворачивают в сторону Крымского моста, по Садовому кольцу, и вдруг выясняется, что сил, способных остановить это движение, у милиции здесь просто нет.

Начинается их срочная переброска в район Зубовской площади, но уже поздно – демонстранты сминают милицейский заслон на Крымском мосту и оказываются на Зубовской площади, быстрее, чем милиция. Их попытались остановить на Смоленской площади, даже применили «черемуху», но они снесли спешно поставленные там кордоны и в 15.30 деблокировали Белый дом.

Возможно, в этот момент лидеры антиельцинской оппозиции Руцкой и Хасбулатов совершили роковую ошибку. Если бы вот здесь они остановили своих сторонников – они могли бы победить в своем противостоянии с Кремлем. Время работало на них, силовые структуры колебались, и вряд ли там кто-то рискнул двинуть войска на заполненные народом улицы. Все очень хорошо помнили про 1991 год. Но Руцкой и Хасбулатов отдали приказ строиться в колонны и штурмовать мэрию и гостиницу «Мир»…

Из мэрии ответили огнем. Штурмующие залегли.
И в этот момент командир Софринской бригады полковник Васильев, солдат которого, безоружных, по сути дела, бросили среди восставших, вышел в эфир и сказал, что переходит на сторону Белого дома. Сделал он это, как выяснится позднее, для того, чтобы спасти своих солдат. Но ведь эфир слушают все – в том числе и находившийся в этот момент в мэрии заместитель командующего внутренними войсками Павел Голубец.
И Голубец выходит в эфир со следующим сообщением:
— «Пион», я «Утес». Софринцы перешли на сторону Белого дома, я принял решение покинуть мэрию…
«Пион» – это командующий внутренними войсками Анатолий Куликов.
Слова Голубца были восприняты как общий сигнал к отходу.

Что произошло у телецентра «Останкино»

И начался повальный драп московской милиции. Спустя какое-то время его удалось остановить и начать сосредоточение нарядов милиции и внутренних войск на Садовом кольце, близ площади Маяковского.

Но ситуация уже вышла из-под контроля. Восставшие на машинах двинулись к телецентру «Останкино» — брать штурмом проельцинское телевидение. Причем офицеры в оперативном штабе МВД на Житной полагали, что Васильев на самом деле перешел на сторону Белого дома, и что софринцы сейчас начнут один за другим брать объекты в городе, и, как свидетельствуют записи их переговоров по рации, даже приготовились бежать из штаба. Дошло до того, что те, кто должны были управлять событиями, узнавали о том, что происходит в Москве из новостей телеканала «2×2», вперемешку с рекламой соуса «Uncle Ben’s».

А потом были таран грузовиком дверей в «Останкино» и странный взрыв в телецентре, в результате которого погиб боец «Витязя» Ситников – причем сторонники Ельцина утверждают, что он погиб от выстрела из гранотомета со стороны мятежников, а сторонники Верховного Совета, и их версию считает более достоверной следователь прокуратуры Прошкин, который вел следствие по этому делу, – что его смерть наступила в результате взрыва неизвестного взрывного устройства внутри самого телецентра.

Так или иначе, но после гибели Ситникова спецназ открыл огонь на поражение, фактически расстреливая собравшихся вокруг телецентра безоруженых людей…

На следующий день, 4 октября, был устроен показательный расстрел из танков Белого дома, показательный в прямом смысле этого слова – американская CNN транслировала его на весь мир…

Так была зачата Россия, в которой мы сегодня живем.
Завтра, 4 октября ей исполнится 26 лет.

 

Олег ШАМРИЦКИЙ

 

Танки у Белого дома
Москва. 4 октября 1993 года.

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика