Крестовоздвиженский монастырь на речке Кыртомке: Часть 3

Продолжение

ЧАСТЬ 1

ЧАСТЬ 2

Великая Кыртомская распря

И тут начинаются новые раздоры. Причиной их послужило то, что назначенный Указом Екатеринбургской духовной консистории от 12 декабря 1894 года заведующим основанного им Кыртомского монастыря монах Адриан по смирению своему отказался от принятия сана священства, считая себя недостойным оного. Это породило разногласия между ним и назначенным по его же просьбе епархиальным начальством ещё в конце 1889 года для проведения богослужений в Кыртомской обители иеромонахом Варфоломеем. За прошедшие годы эти разногласия усугубились вплоть до разделения братии на два враждующих друг с другом лагеря.

И тогда епархиальное начальство, чтобы погасить разгоревшийся конфликт, отправило на Кыртомку на смену Варфоломею иеромонаха Каллиста. Это, как показали дальнейшие события, было опрометчивое решение.

Иеромонах Каллист, бывший становой пристав, с первых дней своего прибытия в монастырь проявил себя как человек неуживчивый и совершенно не приспособленный к иноческому житию, в особенности, пустынному, полному неудобств и лишений. Он стал нарушать заведенные в обители Адрианом строгие афонские порядки, стал по своему произволу сокращать богослужения, а когда отец Адриан заметил ему, что сие недопустимо, то Каллист начал отца Адриана прилюдно поносить и оскорблять, а также писать на него доносы в Екатеринбургскую духовную консисторию.

Епархиальное начальство назначило проведение следствия, в результате которого было постановлено: иеромонаха Каллиста, отца Адриана и его сподвижника Тимофея Шеина, к этому времени уже принявшего монашеский постриг под именем Тигрия, из Кыртомского монастыря удалить. Так монахи Адриан и Тигрий в начале июля 1896 года были водворены на жительство в Верхотурский Николаевский монастырь.

А временное управление Кыртомским Крестовоздвиженским монастырем было возложено на иеромонаха Далматского Успенского монастыря Николая и возвратившегося в обитель иеромонаха Варфоломея.

Захерение Кыртомской обители и возвращение Адриана

Не прошло и трех месяцев после удаления из Кыртомского монастыря отца Адриана, как обитель стала приходить не только в медленное разложение в религиозно-нравственном отношении, но и в быстрый упадок в отношении материальном. Богомольцев, которые во множестве посещали обитель при отце Адриане, вовсе не стало. Братия, недовольная упрощением строгих иноческих порядков, тоже начала покидать обитель. В числе удалившихся из монастыря преимущественно были люди мастеровые, а потому кожевенный завод и прочие мастерские, на доходы от которых содержалась обитель, были остановлены.

Оставшаяся братия, не желавшая прекращения существования монастыря, возбудила перед епархиальным начальством ходатайство о возвращении на Кыртомку отцов Адриана и Тигрия. Об этом же ходатайствовал и благочинный Кыртомского монастыря священник Алапаевского завода Михаил Попов. Ходатайства эти 15 ноября 1896 года были удовлетворены, хотя и не полностью – отца Адриану разрешили вернуться в Кыртомский монастырь, но с условием, что он не будет вмешиваться в управление обителью, а отца Тигрия, которого следствие признало главным виновником бывших на Кыртомке распрей, оставили в Верхотурье. Ему разрешат вернутся на Кыртомку только два года спустя – в декабре 1898-го.

Начало строительства нового Крестовоздвиженского храма

Постигшие отца Адриана невзгоды и скорби сильно отразились на его здоровье. По прибытии из Верхотурья назад на Кыртомку он чувствовал себя слабым и страдал удушьем. Тем не менее, с его возвращением в Кыртомский монастырь снова устремляется поток богомольцев, и дела в обители постепенно начинают налаживаться. И вскоре появляется возможность осуществления давнего желания Адриана – построить в обители новый храм.

В марте 1897 года были приглашены подрядчики плотничьих работ и через произведенные торги постройка нового деревянного храма была отдана ирбитскому временному купцу Михаилу Федорову Васеневу за 4 тысячи 500 рублей с тем, чтобы строительный материал был весь от монастыря, о чем 26 марта 1897 года с Васеневым был заключен формальный договор.

Закладка нового храма в честь Воздвижения Честнаго и Животворящего Креста Господня была совершена 2 февраля 1898 года, а 1 мая того же года подрядчик Васенев приступил к постройке.

Новый уход старца Адриана с Кыртомки

Но тут приключилась новая напасть. Назначенный 25 апреля 1897 года новый настоятель Кыртомского монастыря иеромонах Рафаил приблизил к себе тех из братии, кто ранее приложил немало усилий к изгнанию Адриана из Кыртомки в Верхотурье. Разумеется, они снова взялись за прежнее, стараясь  вновь опорочить старца в глазах нового настоятеля. И это им удалось.

Отец Адриан три года терпел все эти поношения, но в конце концов его терпение иссякло, и 21 марта 1900 года он покинул Кыртомку, отправившись на новое пустынножительство на озеро, находящееся в непроходимом лесу, вдали от монастыря, по речке Циганке. До этого озера можно было добраться только на лодках, да и то только во время разлива вод.

Новый Крестовоздвиженский храм, постройка которого производилась два года, между тем к февралю 1990 года был уже в совершенной готовности.

Иеромонах Рафаил всю весну скрывал от Духовной консистории уход старца Адриана с Кыртомки, но, в конце концов, сообщил о нем, после чего был вызван в Екатеринбург, откуда вернулся сильно больным и 7 июня 1900 года скончался. Братия монастыря вскоре сообщила об этом Адриану, после чего старец возвратился в основанную им обитель.

Освящение Крестовоздвиженского храма и кончина старца Адриана

Освящение нового храма было совершено по благословению Преосвященного Иренея, епископа Екатеринбургского и Ирбитского,  благочинным монастырей и общин Екатеринбургской епархии, настоятелем Долматского Успенского монастыря игуменом Агафоном 16 сентября 1900 года.

Крестовоздвиженский храм на Кыртомке
Крестовоздвиженский храм на Кыртомке.

19 октября 1900 года, бывши в храме за вечерей, отец Адриан почувствовал себя совершенно ослабевшим, настолько, что даже смог дойти до своей кельи лишь с помощью послушника. К полуночи у него начался жар, и он попросил позвать своего духовника иеромонаха Мардария, который по его просьбе исповедовал его и приобщил святыми тайнами. После чего попросил его оставить одного в своей келье. Последние слова его были: «Ну, а теперь идите, и дайте мне покой».

Утром, около 4 часов, отец Тигрий, идя к утрени, зашел за ним в его келью, где нашел его уже умершим – как бы спящего с улыбкой на устах. По завещанию старца он был погребен 24 октября 1900 года у нового Крестовоздвиженского храма, около южных дверей его, как  он и хотел.

Окончание

ЧАСТЬ 4

 

Олег ШАМРИЦКИЙ

Добавить комментарий