Страницы истории Алапаевского станкозавода: Часть 6

Начало смотрите вот тут:

ЧАСТЬ 1

ЧАСТЬ 2

ЧАСТЬ 3

ЧАСТЬ 4

ЧАСТЬ 5

Отгремели залпы Великой Отечественной. Залечивая раны, нанесенные войной, наш народ сразу же приступил к решению задач мирного строительства. В марте 1946 года Верховный Совет СССР принял о четвертом пятилетнем плане восстановления и развития народного хозяйства. Намечался бурный рост промышленности, и это обстоятельство определило особую роль Урала в укреплении материально-технической базы Советского Союза.

Восстановление народного хозяйства после войны

В послевоенную пору

Во второй половине 1945 года возвратилось из армии много опаленных войной солдат, в том числе станкостроителей. Они сразу же активно включились в производственную жизнь. К мирному труду приступили бывшие воины Г.Ф. Никитин, Г.В. Скосырских, И.А. Харлов, Н.В. Черепанов, А.И. Сычев, А.И. Лаптев, А.В. Балабанов, Н.В. Абрамов, И.И. Делидов, А.И. Шабалин, И.П. Жеронкин, А.Я. Тонкушин, Г.Д. Бровин, И.С. Пономарев, А.М. Кабаков, А.И. Узюкин, И.М. Перевалов, П.П. Ермаков, П.Г. Новиков и другие.

Многие из них в армии стали коммунистами, обладали организаторскими способностями, были дисциплинированными. Они стали надежной опрой для партийной организации завода, которая выросла численно почти вдвое и окрепла качественно. Эти люди оказывали на коллектив сильное воздействие свои авторитетом и опытом.

Да здравствует комсомол

Ответственные задачи решала в начале послевоенного периода комсомольская организация завода. Как боевую программу действий восприняли молодые станкостроители решения пленума ЦК ВЛКСМ, состоявшегося в апреле 1946 года. В его постановлении подчеркивалось, что «работа каждой комсомольской организации должна оцениваться, прежде всего, по тому, как она сумеет мобилизовать молодежь на осуществление пятилетнего плана, на выполнение текущих хозяйственных планов каждым предприятием». Это было особенно важно с учетом того, что юноши и девушки в то время составляли на уральских предприятиях основной контингент рабочих... На нашем заводе их было тогда не менее 90 процентов от общего числа работающих.

Комсомольская организация получила сильную поддержку от руководителей всех рангов, а особенно – от парторганизации. Все коммунисты завода отвечали за работу и воспитание комсомольцев. Был усилен состав пропагандистов и агитаторов всех звеньев. Повысился уровень организаторской и воспитательной работы в целом. Активно осуществляли руководящее влияние на комсомол секретари цеховых парторганизаций А.В. Балабанов, Н.В. Абрамов, В.М. Твердохлебов, опытные коммунисты А.И. Шабалин, А.М. Кабаков, М.М. Леви и другие. Заметно усилилась авангардная роль комсомольцев среди молодежи. Многие члены ВЛКСМ начали готовится к вступлению в партию.

Даешь тысячный станок!

В первом полугодии 1946 года на АСЗ развернулось социалистическое соревнование  за выпуск тысячного станка. В ходе его коллектив провел огромную работу по реконструкции предприятия и успешно справился с планом. И вот тысячный токарно-револьверный станок с маркой «АСЗ» был изготовлен и отгружен его получателю.

Этому знаменательному событию была посвящена корреспонденция «Славная победа станкостроителей», опубликованная в газете «Алапаевский рабочий» 13 июня 1946 года. В ней коротко рассказывалось о том, как совершенствовалась в первые годы существования предприятия конструкция станка модели 1322 , как неустанно работала творческая мысль новаторов станкозавода.

Насколько настойчивой была борьба конструкторов и технологов за создание станка алапаевской марки говорит то, что на 303 детали для станка, изготовленных на заводе, сделано 470 различных технологических приспособлений, облегчающих и ускоряющих производство этих деталей.

Далее в корреспонденции рассказывалось о том, что ещё год назад в сборочном цехе был установлен рольганг с 11 рабочими местами, оборудованными необходимыми станками и приспособлениями. Установка рольганга положила начало поточному методу производства станков. За год на нем было собрано свыше 400 станков.

В завершающей части корреспонденции говорилось о перспективе развития предприятия, выражалась уверенность в том, что Алапаевск станет одной из самых крупных баз станкостроения в нашей стране.

Передовая бригада Евгения Соловцова

В 1946 году было выпущено на 56 станков больше, чем в предыдущем. Рост составил 14 процентов. В то же время 1946 год ознаменовался активной борьбой всего коллектива завода за освоение производства станка модели 1325, повышения его качества. В социалистическом соревновании особенно отличилась комсомольско-молодежная комплексная бригада  Евгения Соловцова. Это о ней сообщалось в номере «Алапаевского рабочего» от 16 февраля 1947 года:

Молодежная бригада слесарей АСЗ, которую возглавляет бригадир Е. Соловцов, в 1946 году выполнила две годовых нормы. За январь и половину февраля она перевыполнила задание первого квартала, а член этой бригады Иван Волнейко уже выполнил полугодовую норму.

Бригада обсудила сообщение о созыве областной конференции ВЛКСМ и решила встать на стахановскую вахту в честь этого важного политического события. Единодушно решено: ко дню открытия 5 марта выполнить полугодовую производственную программу. Бригада слесарей обратилась ко всей молодежи Алапаевска с призывом организовать социалистическое соревнование за достойную встречу областной комсомольской конференции.

Обращение это было обсуждено на открытых комсомольских собраниях всех цехов завода. Комсомольцы поддержали инициативу и приняли повышенные обязательства. А 13 апреля 1947 года городская газета предоставила слово самому Евгению Соловцову. Его корреспонденция была озаглавлена «В чем успехи нашей бригады». В начале её рассказывалось:

Это было год тому назад. Цехи нашего завода из месяца в месяц не выполняли программу. Причин было много, и среди них – плохой инструмент, медленное изготовление приспособлений. Было решено организовать в инструментальном цехе сквозную комсомольско-молодежную бригаду. Руководить ею предложили мне. Предстояло преодолеть много трудностей. Но мог ли я, комсомолец, отступать!

Далее Е. Соловцов ставит вопрос: что же обеспечило успех бригады? И перечисляет слагаемые этого успеха: железная трудовая дисциплина, неустанная профессиональная учеба, содружество в работе, широкое применение скоростных методов обработки металла. В заключение передовой бригадир сообщал, что с полугодовым заданием они справились к 1 марта, и заверял, что в мае коллективом будет завершена программа всего 1947 года.

В июне 1947 года ЦК ВЛКСМ и министерство станкостроения провели в Москве Всесоюзное совещание бригадиров комсомольско-молодежных бригад. Его участниками были Евгений Соловцов и секретарь комитета ВЛКСМ завода Иван Сафонов. Оба были награждены значком «Отличник социалистического соревнования станкостроения».

Рассказывает Владимир Тарновский

Широко развернувшееся на АСЗ социалистическое соревнование позволило досрочно выполнить план первого квартала 1947 года. Было выпущено за этот период 155 станков вместо 146 по плану. Успешно работал коллектив и в последующие месяцы. При этом значительно улучшилось качество станков, снизилась их себестоимость. Примером для молодежи были опытные рабочие: Григорий Владимирович Скосырских, Григорий Фёдорович Никитин, Яков Степанович Багаев, Николай Варламович Черепанов, Эрих Германович Крюгерке, Иван Александрович Хролов, Виктор Александрович Кичигин и другие.

Одним из тех, кто внес весомый вклад в развитие станкостроительного производства в первые послевоенные годы, был Владимир Израилевич Тарновский. Работал он тогда начальником цеха, потом – главным технологом завода, был активистом, избирался членом горкома ВЛКСМ. Несколько лет тому назад я обратился к заместителю начальника ВПО «Союзстанкоремонт» В.И. Тарновскому с просьбой поделиться воспоминаниями о тех трудных, но незабываемых годах. Он охотно откликнулся на мой призыв. Вот что рассказал Владимир Израилевич в своем письме:

«В конце 1944 года после окончания института прибыл я на Алапаевский станкозавод. Хочется  отметить ту доброжелательность и внимание, с какими мы были здесь приняты. И мы сразу же окунулись в заводскую жизнь. Не прошло и полгода, как меня из отдела главного технолога направили работать  механический цех №2 – сначала заместителем начальника цеха, а через месяц я уже был назначен начальником цеха.

Слава Ленину и Сталину

Сложность работы заключалась в том, что высококвалифицированные специалисты из Ленинграда в большинстве своем уже уехали. Кто же работал в цехе? Какое это было время? Май 1945 года, только что закончилась война с фашистской Германией. Рабочие в цехе – преимущественно девочки и мальчики из Нейво-Алапаихи и с Максимовки. Ни одного взрослого, имеющего достаточный опыт работы на станке. Среди рабочих было много несовершеннолетних, некоторых из-за станка-то не видно было. К большинству станков были сделаны деревянные подставки. Действовал ещё режим военного времени с 11 часовым рабочим днем. Ребята уставали, но трудились с энтузиазмом. А если требовалось, оставались поработать сверхурочно.

Но больше всего меня поражала работа мастеров. Только на двух участках были опытные мастера, на остальных — девушки-комсомолки, семнадцатилетние, недавно окончившие школу ФЗО: Рая Кудряшова, Аня Косых и другие. Каждая возглавляла участок, выпускающий узел станка. От участка же требовалось не только изготовить детали, но и сдать на сборку готовый узел. Конечно, это была отнюдь не самая совершенная схема организации производства. Она не соответствовала лучшему использованию оборудования, повышению качества изготовления деталей, росту производительности труда.

С переходом на выпуск токарно-револьверного станка модели 1325 участки были перестроены с поузлового принципа на предметно-замкнутый. Были созданы участки валов, шестерен, рычагов и плоскостных деталей. А изготовление корпусных деталей. Коробки подач и фартука было передано в механический цех №1. Это был шаг вперед в организации производства. В результате стал быстро возрастать объем выпуска продукции, заметно улучшилось качество станков. А их стране было нужно много, ведь начался период восстановления народного хозяйства.

Непобедимое знамя Ленина и Сталина

Партийной группы в цехе ещё не было. Главной опорой была комсомольская организация. И начальник цеха тоже был комсомолец... Вспоминая те годы, хочу подчеркнуть: хоя люди работали много и очень уставали, но на рабочие и комсомольские собрания оставались все. Никогда такие мероприятия не срывались. Проходили собрания активно, с какой-то особенной заинтересованностью, с изысканием новых резервов.

Добрым словом хотелось бы вспомнить и вспомогательный персонал цеха. На собраниях рабочие жаловались главным образом на нехватку инструмента, плохую работу кладовой, несвоевременную подачу заготовок и выдачу нарядов. Многое сделали заведующая инструментальной кладовой Александра Комарова, распред Лиза Спиридонова, заведующая ПРБ Мила Завьялова, чтобы обеспечить нормальную работу цеха.

С окончанием войны обстановка в цехе начала меняться. Появились взрослые люди, прошедшие войну. Учениками пришли в цех токари Скосырских, Пономарев и другие. Конечно, освоились они быстро.

Я проработал в цехе два года. Затем меня перевели на должность заместителя главного технолога АСЗ, а вскоре – после отъезда М.М. Леви – назначили главным технологом.

По существу надо было освоить и новую конструкцию станков, и новые, неизвестные ранее коллективу технологические процессы. И новую форму организации производства. И решить все эти задачи следовало буз остановки производства, хотя практически ни одного станка, ни одного участка не оставалось на старом месте. Работавший тогда главным технологом Н.В. Байков, его заместитель А.Т. Троян и я (ещё будучи начальником цеха) разработали систему организации всей работы в переходный период. Практически не было потеряно ни одного часа работы станков. Многим рабочим приходилось в течение недели работать на нескольких станках по скользящему графику, включая третью смену.

Догоняй передовых рабочих

Я сейчас все ещё поражен необычной слаженностью работы коллектива. Что же помогло нам, молодым руководителям? Это по-настоящему живая и целенаправленная работа партийной, профсоюзной и комсомольской организаций, благодаря чему удалось создать монолитный коллектив. Не было никаких склок, никаких группировок. Порой, вспоминая, думаю: как же это удавалось сделать? Может быть, и время было другое, более трудное. Только что закончилась война. Не покладая рук работали мы над восстановлением народного хозяйства. Дел было – ой, как много! Времени на пустяки не оставалось. Ответственность у всех была высокая.

Если говорить о том, что способствовало быстрому решению задачи в техническом и организационном плане, то хотел бы ещё отметить заботу о росте и воспитании кадров. К 1949 году, благодаря заботам руководства завода и партийной организации удалось сделать уже три выпуска техников-технологов из своего станкостроительного техникума. Это были замечательные специалисты».

Станкостроительный техникум

Действительно, техникум сыграл огромную роль в подготовке кадров для нашего завода. Он был в 1942 году эвакуирован из Ленинграда и в первое время размещался в здании горнообогатительного техникума. Здесь же разместили и станкоинструментальный институт. Директором техникума и института был С.Д. Харченко.

В 1943 году техникум был переведен в школу №3, а с 1944-го года по 1950-й годы он находился в здании школы №1 по улице Розы Люксембург. Директорами после С.Д. Харченко в 1944—1947 годах были Н.М. Гудков, П.Я. Чайко, а затем длительное время – Л.А. Либерман.

В 1950 году из-за отсутствия помещения встал вопрос о переводе техникума в Новосибирск. Однако с помощью горкома КПСС сумели его отстоять. Несмотря на трудности с жильем, руководство АСЗ пошло на то, чтобы высвободить 8-квартирный дом, где после ремонта и разместился станкостроительный техникум. В том же году в нем было открыто вечернее отделение, куда сразу поступило много рабочих нашего завода.

Здесь я хотел бы сделать небольшое отступление. Дело вот в чем. С 1950-го по 1979-й годы вечернее отделение, переданное позднее в Алапаевский индустриальный техникум, выпустило более 1200 дипломированных  техников, что сыграло большую роль в обеспечении кадрами не только станкозавода, но и других предприятий города. Закрытие машиностроительного отделения АИТ начинает все ощутимее отрицательно сказываться на укомплектовании мастерского состава как нашего, так и других заводов Алапаевска.

Но вернемся к событиям 1940-х годов. Первый выпуск из АССТ был сделан в 1946 году. Их было 15 человек. Затем ежегодно приходило на завод после окончания техникума около 20 молодых специалистов. Таким образом, к 1951 году мы получили их уже около 100 человек. В основном они были местные, оставались на заводе, становились прекрасными работниками и активными общественниками. Т.Ф. Богданова-Беликова, Т.И Армель-Попова,Е.И. Телегина-Соловьева, Т.К. Комиссарова, А.К. Малыгина-Тарасевич,В.М. Кислицына-Шмакова и другие добросовестно проработали на заводе многие годы, а некоторые продолжают трудиться и сейчас.

Многие из них были в начале трудового пути комсомольцами, спортсменами, оказывали большое влияние на политическое воспитание молодежи, повышение её культурного уровня. В то же время с первых дней существования техникума руководство станкозавода имело хороший контакт с ним, помогало и в хозяйственных вопросах и с кадрами преподавателей. Преподавание технических предметов велось исключительно специалистами станкозавода.

Молодые инженеры и рабочие

Пополнялась семья молодых специалистов АСЗ и людьми с высшим образованием. 1945—1950 годах пришли на завод после окончания института Н.В. Мизин, М.Н. Тимохин,Н.В. Тимохина, И.А. Емельянов, О.В. Емельянова, П.Я. Медведев, Ф.Н. Медведева, Ю.И. Рыбкина, В.Т. Лаукман и другие.

Молодые инженеры и техники были окружены вниманием и заботой со стороны дирекции завода, партийной, профсоюзной и комсомольской организаций. Они активно включались в работу на доверенном им участке, в воспитание рабочего коллектива. Молодые специалисты являлись пропагандистами, лекторами, агитаторами. Многие из них были избраны в состав общественных организаций. И все они очень ответственно относились к этим делам.

Наличие в городе училищ профтехобразования давало возможность получать квалифицированные кадры рабочих – ежегодно до 80 человек. К началу 1950-х годов положение с кадрами на заводе выглядело неплохо. Но требовалось с этими кадрами вести постоянную работу. Безусловно, она и велась.

В 1946 году завод получил по репарации из Германии около 150 единиц станочного и другого оборудования. Перед коллективом стояла большая задача: установить полученное оборудование и пустить его в эксплуатацию. Значит, провести полную реконструкцию цехов. Это тоже потребовало большой работы с коллективом.

Был взят прицел на повышение общеобразовательного уровня молодежи, чтобы на этой базе поднять и культурно-технический уровень её. Тут дела хватило всем – и командирам производства разных рангов, и партийной, и профсоюзной организациям, а особенно комсомолу. В школу рабочей молодежи пошли многие станкостроители, не имеющие достаточного образования. Среди них – Анфиса Кизилова-Сохарева, Женя Пономарева, Валентин и Анатолий Бирюковы, Геннадий Мурыгин, Лидия Перевалова-Медовщикова, Иван Волнейко, Мария Основина, Валерий Смирнов, Александр Кузовников, Михаил Судаков, Николай Перевалов, Тамара Колясникова-Кабакова, Фаина Фадеева, Лилия Заложнева-Кабакова, Леонид Елькин, Иван Сафонов, Евгений Соловцов, Станислав Кошкин,Сергей Плюснин и другие.

Ранее учились в ШРМ Альберт Бабушкин, Михаил Тимохин. Некоторые пошли в 10 класс после техникума для закрепления знаний, в их числе – Николай Колобов, Борис Анисифоров, Владимир Тимохин, Владимир Гусев.

Организация техучебы

Усиленное внимание уделялось организации технической учебы. Этого требовало производство, и такая учеба организовывалась во всех его звеньях, при активнейшем участии всех наших инженерно-технических работников. Были организованы школы передового опыта. Ими руководили как наиболее опытные передовики производства, так и молодые, но уже высококвалифицированные рабочие.

На заводе был создан технический совет, которым руководил главный инженер И.М. Степунин. Техсоветом выпускался бюллетень, отражавший различные вопросы технической политики на заводе. Авторами публиковавшихся в нем материалов были как руководящие работники и специалисты, так и передовые рабочие.

Все это, вместе взятое, оказывало благотворное влияние на положение дел, способствовало улучшению работы коллектива. Увеличилась скорость резания металла. На 10-15 процентов повысилась производительность труда, на 15 процентов снизился брак. Улучшилось качество продукции. Уменьшились поломки оборудования и инструмента. Что это дало в конечном счете, наглядно показывают, например, материалы собрания по обсуждению коллективного договора на 1947 год. Станкостроители решили: увеличить государственный план по выпуску валовой продукции  на 22 процента, по товарной – на 17 процентов, повысить производительность труда на 10 процентов, перевести на кокильное литье 10 процентов деталей литейного цеха.Выполним пятилетку

Сказали — сделали

Слово станкостроителей оказалось твердым. Вот что писал в газете «Алапаевский рабочий» в ноябре 1947 года директор завода С.К. Власенко:

«За десять месяцев этого года завод собрал на 74 станка больше, чем за весь прошлый год. Улучшилось качество станков. Снизилась их себестоимость. Это было достигнуто за счет оснащения цехов более совершенным оборудованием, механизации трудоемких процессов, перевода отливки некоторых деталей с ковки на холодную штамповку. Создание в Алапаевске новой отрасли промышленности потребовало решить сложную задачу подготовки квалифицированных кадров. В настоящее время на заводе такие кадры есть. Имена лучших из них известны за пределами нашего города. Большинство из них составляют молодые рабочие…»

 

Н.И. МЕЛКОЗЕРОВ

Продолжение следует

 

Добавить комментарий