Страницы истории Алапаевского станкозавода: Часть 5

Начало смотрите вот тут:

ЧАСТЬ 1

ЧАСТЬ 2

ЧАСТЬ 3

ЧАСТЬ 4

Как появились фронтовые бригады

По мере накопления опыта комсомольско-молодежные бригады принимали обязательства бороться за звание «фронтовых». Это движение получило быстрое распространение, буквально в течение двух-трех месяцев его участниками стали десятки коллективов на заводе и в «Уралстанкострое». Условия, согласно которым присваивалось звание фронтовой бригады, были довольно жесткими. Фронтовой могла называться бригада, члены которой:

— не выходят из цеха, пока не справятся с заданием;

— все овладевают смежными профессиями, обучая новичков;

— изучают военное дело;

— показывают высокую культуру производства.

Наконец, условиями предусматривалось, что если кто-либо из членов бригады допустит хотя бы малейший проступок, то она лишается высокого звания.

Как видим, завоевать звание фронтовой бригады было очень непросто. Но люди старались, и количество таких коллективов все увеличивалось. Члены этих бригад работали под девизом: Хочешь врага победить на войне – план выполняй вдвойне и втройне». Они не знали в тот период слов «трудно» или «невозможно». Зато твердо знали: «Фронту надо – будет сделано».

Все для фронта

Фронтовые бригады на Алапаевском станкостроительном

Несколько фронтовых бригад работало на сборке. Так, бригада Александры Киселевой занималась сборкой узлов механизмов переключателей коробок подач. Нормы она выполняла на 300 процентов при хорошем качестве работы. Не выполнявших нормы в бригаде не было. Фронтовые бригады инструментального цеха заключили между собой договор на соревнование, итоги которого подводились ежемесячно и предавались гласности через доску показателей. Задания выполнялись на 200-300 процентов. Здесь была и фронтовая смена во главе с комсомольским вожаком Таисьей Дубининой. Успешно работали и фронтовые бригады механических цехов.

В литейном цехе молодые рабочие, только что пришедшие из школы ФЗО, были прикреплены к опытному мастеру Хорошенину. Они освоились быстро и стали справляться с выполнением заданий, хотя в цехе не было даже элементарных условий для работы. Цех только что построен, подъемных механизмов нет, холодно… Формовочную землю приходилось отогревать около «фонарей», где сжигали кокс. Но и здесь молодежные бригады выполняли план на 150-200 процентов. Между бригадами модельщиков, формовщиков и стерженщиков развернулось социалистическое соревнование за быстрейшее освоение деталей станка. Оно принесло хорошие результаты.

Вот что сообщалось в номере газеты «Алапаевский рабочий» от 20 февраля 1944 года:

Фронтовая бригада Валентины Апонасенковой сократила свой штат на 25 процентов. С первых дней февраля она заканчивает каждую смену с высокой выработкой, доходящей до 175 процентов, при высоком качестве продукции. Созданная в январе комсомольско-молодежная бригада добилась того, что в ней нет ни одного рабочего, выполняющего нормы ниже, чем на 145 процентов сменного задания.

Дирекция завода отметила работу передового цеха: лучшие стахановцы получили премию, а начальнику цеха А.Т. Михельсону вручен аттестат отличника социалистического соревнования.

Вот какая высокая оценка была дана работе коллектива молодежного цеха.

Многие бригады завоевывали классные места в социалистическом соревновании по заводу, городу и даже по области. Им присваивалось звание лучших по профессии. Александр Пальцев, например, был награжден грамотой обкома ВЛКСМ, бригады Антонины Мартьянкиной и Петра Глушенко – грамотами горкома комсомола и так далее. В работе фронтовых бригад в те суровые годы наиболее ощутимо воплотились патриотизм и самоотверженность советских людей, ковавших в тылу победу над врагом.

Все для Победы

По две-три нормы за смену сдавали фронтовые бригады треста «Уралстанкострой». Например, бригада плотников, возглавляемая Гусевым, выполняла нормы в среднем на 243 процента. По итогам 1944 года этой бригаде было присуждено первое место по тресту в социалистическом соревновании и выдна премия в сумме 1000 рублей. В областном соревновании бригада Гусева заняла третье место и была награждена Почетной грамотой обкома ВЛКСМ.

Считаю необходимым привести здесь перечень большинства фронтовых бригад. Он воспроизводится на основании архивных данных, указывается, кто был бригадиром, и где работала бригада.

Трест «Уралстанкострой»: бригады сантехников, бригадирами которых были Власов, Маковеев, Захаров, Миков и Шнейдер; бригады плотников Гусева и Курицкого, бригады бетонщиков Л.Д. Исакова и К. Харлова, бригады разнорабочих Киселева, Ибрагимова и Т. Батакова, бригада лесорубов Морозова, столяров – Шишова, каменщиков – Воробьева.

Алапаевский станкостроительный завод: бригада разнорабочих Т.Д. Кошкина (это первая фронтовая бригада на заводе, звание присвоено ещё в 1942 году) бригады формовщиков литейного цеха В.Л. Апонасенкова, А.М. Пальцева и П. Глушенко, комплексная бригада инструментального цеха Е.П. Соловцова, бригады механического цеха №3: токарей И.Е. Аршинцева, А.Ф. Косых, Н.П. Норицына, М. Зырянова и Афанасьева, Ф. Фадеева, А.Г. Сохарева; токарей-револьверщиков А. Баженова, фрезеровщиков К.Ф. Пастушкова; бригады слесарей сборочного цеха В.М. Твердохлебова, П.С. Кривоногова, В. Беляева, А.Ф. Киселева, Т. Иванова; бригады инструментального цеха — токарей А. Мартьянкиной и фрезеровщиков Е. Криницыной.

Работать и учится

Руководство завода и комитет ВЛКСМ всячески поддерживали инициативу молодежи, стремясь обеспечить выполнение плана. На заводе были огромные трудности с кадрами, квалифицированных опытных работников не хватало.

В пояснительной записке к отчету за 1944 год директор АСЗ Б.Я. Гольштейн писал:

Одним из недостатков  в работе является отсутствие квалифицированных кадров мастеров и начальников цехов. Вынуждены были оторвать от производства 20 наиболее квалифицированных рабочих и послать их на учебу на полтора месяца. Поехали Геннадий Шаньгин, Евгений Белов и другие. И это себя оправдало. Люди подучились и стали работать лучше. Особенно хорошо зарекомендовали себя  мастера Анна Косых, Нина Норицына, Екатерина Моисеева, Александр Завьялов и другие. Двое молодых рабочих были выдвинуты на должности начальников цехов.

В 1944 году была организована массовая учеба всех рабочих без отрыва от производства. К этому были привлечены все инженерно-технические работники. Они обучали молодых рабочих чтению чертежей, обстоятельно знакомили с технологическими процессами обработки деталей и поузловой сборки станков. Это даже повлекло за собой перестановку оборудования, но позволило повысить качество продукции и поднять производительность труда.

Большую роль в важном деле обучения и воспитания кадров сыграли и опытные специалисты – такие, как главный конструктор Л.Е. Киян, главный технолог М.М. Леви, начальник инструментального цеха Н.Д. Рожков и молодые инженеры Н.В. Байков, В.И. Тарновский и другие.

Как и чем поощряли за ударную работу

В 1944 году в ответ на успехи наших войск все шире разгорелось на заводе социалистическое соревнование между бригадами и профессиями. Неустанно вел работу по его организации комитет комсомола, развивая инициативу молодых рабочих. При подведении итогов за лучшие показатели давали талон на покупку какой-либо вещи или отрез на брюки, платье и так далее.

В трудовой книжке Ивана Волнейко записано, например: «За высокие показатели в работе объявить благодарность и выдать ордер на женское пальто». У Александра Завьялова в записи от 30 апреля 1944 года: «За успехи в производственной работе, за выполнение предмайских обязательств, за примерный труд и повышение квалификации премировать отрезом на костюм».

Практиковалась и форма поощрения, когда мастера давали талон на обед без вырезки из карточки.

На лесозаготовках

В первые месяцы войны создались огромные трудности с обеспечением топливом. Несмотря на нехватку рабочих  на основном производстве, часто были вынуждены отрывать людей на заготовку дров в лесу... Работу эту приходилось выполнять в основном молодежи.

Из воспоминаний Н.В. Агеева, который 17-летним юношей был мобилизован на строительство завода:

По прибытии на завод нас, бригаду в 50 человек, отправили на лесозаготовки на три месяца. Была зима 1943—1944 годов. Работали на лесоучастке в Гаранинке. Эти дни я, наверное, не забуду до самой смерти.

Жили мы в бараках, где было очень холодно. На полу, в углах лед не оттаивал. Спали, снимая только верхнюю одежду, а портянки клали под себя, чтобы таким образом высушить их за ночь. Работали в ботинках, валенок не было. Ходили на работу за семь километров. Норма была шесть кубометров на человека. Длина полена 120 см, толщина – свыше 20 см. Нужно было их расколоть. Снегу было по пояс, чтобы подойти к дереву, требовалось протоптать дорогу. Надо было навалить лесу, очистить, распились, расколоть, стаскать, сложить. Мастер придет, замеряет и даст тебе талон на обед, если ты выполнил норму. Обед возили прямо в лес. Состоял он из супа, второго блюда и 100 граммов хлеба (это кроме карточки на 700 граммов в сутки). Но кормили в лесу только тех, кто выполнял норму. Работали в большинстве парами. И вот 12 кубометров надо было заготавливать ежедневно.

А вот что пишет в своих воспоминаниях А.М. Мельник-Судакова:

В конце августа 1942 года, как только мы приехали из Ленинграда в Алапаевск, на другой же день нас отправили на уборку в колхоз. Вернулись оттуда в сентябре. И теперь нас, группу в 40-50 человек, направили на лесозаготовки.

Всю зиму заготавливали дрова для завода. Трудно нам было, несмышленым, досталось горько, до слез. Нас, девушек, в группе было 11 человек. И мы всегда были вместе, духом не падали. Как сейчас помню эти трудные, но дружные дни.

В блокадном Ленинграде Александре Михайловне приходилось быть на казарменном положении, оказывать помощь раненым. Она награждена медалью «За оборону Ленинграда».

Подсобное хозяйство станкозавода

В 1944 году на заводе было создано подсобное хозяйство: 45 гектаров посева, сенокосные угодья, небольшая ферма крупного рогатого скота и свиноферма.

Штат работников был небольшой, и в летние месяцы приходилось рабочим завода оказывать подсобному хозяйству помощь в выращивании картофеля и овощей. Во время уборки в каждый выходной день, если он был предоставлен, люди ехали на полевые работы. Это отнимало много времени, было тяжело, но шли все.

Государственный военный заем и другие сборы

В период войны проводилась подписка на Государственный военный заем. В этом патриотическом деле коллектив станкозавода всегда показывал добрый пример. Каждый подписывался не менее, чем на месячный заработок, а коммунисты, комсомольцы, передовые рабочие – на полтора-два оклада и более.

Заем Победы

Активно участвовали трудящиеся и в сборе средств на танковые колонны, а также теплых вещей для фронта. На строительство танков вносили наличными, а иногда отрабатывали после основной смены, не выходя с завода сутками. Но люди проявляли высокую сознательность, ведь танки предназначались уральцам-добровольцам.

Строили завод вручную

На заводе и стройке остро ощущалась нехватка транспорта, следствие чего много рабочих отвлекалось на транспортировку и переноску материалов. Об этом писал управляющий трестом «Уралстанкострой» Г.А. Антонов в пояснительной записке к отчету аз 1943 год.

Да это так и было. На строительстве корпусов завода стройматериалы – кирпич и раствор – поднимали наверх на себе и вручную. С кирпичного завода  женщины подвозили кирпич на специальной технике по железной дорожке. Много было подноски материалов к линии погрузки на лесозаготовках, кирпичном заводе, в каменном карьере, на обжиге и транспортировке извести и так далее. Перемещение грузов отнимало много рабочей силы с основного производства.

В начале 1943 года тресту было выделено 40 лошадей в Башкирии из числа непригодных для армии. Но при перегоне на несколько сот километров многие из них заболели и пали. Из оставшихся завод получил только 6 лошадей., и этого, конечно же, было крайне недостаточно. Лишь в 1944 году трестом и заводом было получено 120 лошадей-«монголок». Они были маленькие, как зебры, и полноценным такой гужевой транспорт тоже вряд ли назовешь.

Новых машин не выделялось, они шли на фронт. Завод и стройка получили небольшое количество трофейных машин «Бедфорд». Но они были без запчастей, и больше стояли в ремонте, чем находились в работе.

Все эти трудности, безусловно, сказывались на выполнении плана и здоровье людей. Но коллектив выдержал и справился с поставленными задачами. За 1942—1945 годы было выпущено 916 станков с Алапаевской маркой: в 1942 году – 5, в 1943-м – 161, в 1944-м – 346, в 1945-м – 404.

После победы советские люди с ещё большей энергией взялись за восстановление разрушенного войной народного хозяйства. Немало сил потребовалось приложить и на нашем заводе для выполнения плана 1945 года. К тому же опять наметились трудности. Они были вызваны, прежде всего, тем, что в течение 1944—1945 годов около 40 процентов квалифицированных кадров завода возвратились в Ленинград.

 

Н.И. МЕЛКОЗЕРОВ

Продолжение смотрите здесь:

ЧАСТЬ 6

P.S.

Узнав о публикации на сайте «Страниц истории Алапаевского станкозавода», дети, внуки и правнуки тех, кто работал на станкозаводе в годы войны, стали присылать их воспоминания о том времени.

Вот что написала мне о своих родителях Людмила Фролова, в девичестве Квартина.

Поселок Станкозавода — это моя малая Родина  Наша семья жила на улице Почета, 4  Мои родители работали на заводе с 1943 по 1962 год.

Папа — Владимир Абрамович Квартин — был эвакуирован с заводом из Ленинграда после снятия блокады .С 1943 по 1949 год работал электромонтером. С 1949 по 1951 год -  мастером участка ТВЧ. С 1951 по 1957 год — начальником кузнечно-термического цеха.  С 1957 по 1962 год -  начальником производства.  В октябре 1962 года решением Совнархоза был переведен в Свердловск начальником производства на завод бурового и металлургического оборудования.

Мама — Надежда Григорьевна Квартина — работала на станкозаводе в техотделе копировщицей. Родители были активными участниками художественной самодеятельности Папа очень хорошо пел, в основном классический репертуар, а мама танцевала.  За эти годы они родили и воспитали 5 детей — 4 дочери (я старшая) и сына.

Папы не стало в 2014 году, а маме 95 лет. Она живет в Израиле.

Присылайте воспоминания об Алапаевском станкостроительном заводе. И не только в военное время. В любые годы. Давайте продолжим и напишем вместе его неофициальную историю.

Комментарии 1

  • Как рассказывал мой отец, Никонов Иван Михайлович, после того, как в сорок втором году ушел на фронт его отец и мой дед Никонов Михаил Сергеевич, он остался в семье за старшего и должен был кормить свою больную мать и еще пятеро братьев и сестер Он пошел на завод. Кажется ему тогда было 14-15 лет.

    Возил на лошади в цех лес. Хотелось страшно спать и он умудрялся, когда лошадь везла груз, он бросался на сани и успевал хоть немножко вздремнуть. Рассказывал и о том, что когда шли на завод над воротами проходной была карта с обозначением положения войск на фронте и звучала песня «Вставай страна огромная». Проходил мороз по коже. Хотелось мстить за убитого отца. Выжили еще и потому, что отец умел катать валенки. Никто из братьев и сестер не умер от голода.

Добавить комментарий