В бою тоски по дому нет...

«Здравствуйте, Олег Владимирович! Пишет вам читатель вашего сайта «Мой Алапаевск» Валерий Фёдорович Сухоруков.

Предлагаю вам начать на сайте тему о воинах Великой Отечественной войны, призванных Алапаевским РВК.

И хочу вам рассказать о своем отце Федоре Григорьевиче Сухорукове. Он был командиром отделения 673 стрелкового полка 220 стрелковой дивизии 22 армии и погиб в бою на подступах к Москве, под деревней Коробьино 8 ноября 1941 года…».

В лесах под Витебском

22 армия – это наша уральская армия. Она была сформирована в начале июня 1941 года из частей Уральского военного округа, и командование ей было поручено бывшему командующему округом генерал-лейтенанту Филиппу Афанасьевичу Ершакову.

13 июня армия получает приказ о передислокации в Западный военный округ. Но завершить переброску войск до начала войны не удалось.

7 июля по войскам 22 армии, которая не имела ни авиации, ни зенитной артиллерии и прикрывала с севера Витебск силами шести стрелковых дивизий, немцами был нанесен удар силами 16 дивизий, в том числе 3 танковых. Противник ставил задачу полного окружения и уничтожения 22 армии. Но этим планам не суждено было сбыться – хоть немцы и прорвали оборону 22 армии, сломить сопротивление уральцев врагу не удалось. После двух недель упорных боев, 22 армия смогла прорваться из окружения и закрепиться на новых рубежах под Великими Луками.

На Калининском фронте

Сержант запаса Федор Григорьевич Сухоруков был призван в армию Алапаевским РВК летом 1941 года. В это время 22 армия вошла в состав Калининского фронта. Командующим фронтом был назначен генерал-полковник И.С. Конев. Калининский фронт должен был остановить наступление немцев на Москву с севера.

Калининская оборонительная операция 1941

Несмотря на превосходство противника в пехоте почти в два раза, в танках артиллерии – в 3 с половиной раза, войска Калининского фронта измотали контрударами 3 танковую группу Г. Райнхардта и остановили продвижение немцев к Москве.
В этих тяжелых боях сражался и командир отделения 673 стрелкового полка сержант Фёдор Сухоруков.

Бой под деревней Коробьино

Он погиб, когда враг уже был остановлен. 8 ноября перед его отделением была поставлена задача провести разведку боем у деревни Коробьино. Разведка боем – это все равно, что ловля на живца. Противника специально провоцируют на боевое столкновение, вызывая на себя огонь, чтобы выявить его огневые точки.

673 полк вел разведку боем под Коробьино с 5 ноября – две первых ночных вылазки обошлись без потерь. 7 ноября в ночном бою погибло трое бойцов. А 8 ноября отделение Фёдора Сухорукова встретил плотный огонь немцев.

Запись в журнале боевых действия 673 стрелкового полка
Запись в журнале боевых действий 673 стрелкового полка от 8 ноября 1941 года.

В журнале боевых действий полка об этом бое сделана короткая запись: «Ночью 8 рота вела наступление на деревню Коробьино. К двум часам ночи встретили упорное сопротивление и, потеряв одного убитым и шестерых ранеными, отошли в прежнее положение».

Донесение о безвозвратных потерях
Донесение о безвозвратных потерях.

Но в именном списке безвозвратных потерь полка от 8 ноября убитыми значатся восемь бойцов. Напротив фамилии каждого из них, как и напротив фамилии Фёдора Сухорукова стоит короткая надпись: «Убит в бою, оставлен на поле боя». А это значит, что той ночью под Коробьино вместе со своим командиром полегли почти все бойцы его отделения.

Дома, в Алапаевске, у Фёдора Сухорукова остался сын — Валерий. Тогда, в 1941-м, ему было два года. Спустя десятилетия, он разыщет в архивах все скупые и немногочисленные свидетельства о жизни и смерти своего отца, солдата Великой Отечественной, чтобы не получилось, как в пронзительных стихах Твардовского:

Я убит подо Ржевом,
В безыменном болоте,
В пятой роте, на левом,
При жестоком налете.
Я не слышал разрыва,
Я не видел той вспышки,—
Точно в пропасть с обрыва —
И ни дна ни покрышки.
И во всем этом мире,
До конца его дней,
Ни петлички, ни лычки
С гимнастерки моей…

Жизнь. И судьба

Фёдор Григорьевич Сухоруков родился в 1911 году, в Нижней Салде. Со своей будущей женой Екатериной Самсоновной Ершовой он познакомился в Алапаевске — она переехала вместе с младшей сестрой Павлой в город задолго до войны из глухой деревушки Ершовой, что стоит на берегу Тагила. Сняли угол, устроились на работу в почтовое отделение. Вышли замуж за двух двоюродных братьев: Екатерина за Фёдора Сухорукова, Павла – за Ивана Винокурова.

Фёдор и Екатерина Сухоруковы
Фёдор и Екатерина Сухоруковы.

Фёдор Сухоруков с дочерью Эммой
Фёдор Сухоруков с дочерью Эммой.

У Екатерины и Фёдора родились двое детей – дочь Эмма и сын Валерий.

В 1940-м Валерий потеряет мать, ещё раньше – сестру.

Летом 1941-го отец уйдет на фронт. Назад с фронта вместо отца в Алапаевск придет похоронка на него.

Павла Винокурова
Павла Винокурова, в девичестве Ершова.

Второй мамой для Валерия станет сестра его матери – Павла Самсоновна Винокурова. Она уйдет от мужа, который отказался взять Валерия в семью, и увезет его, двухгодовалого, из Алапаевска на родину – в деревню Ершову.

Но это уже другая история. Хотя как её отделить от первой – обе они неразрывно связаны войной.

По праву памяти

Много лет спустя Валерий узнает, где находится могила, в которой похоронен его отец – Фёдор Григорьевич Сухоруков. В селе Панофидино Старицкого района Тверской области.

Братская могила в селе Понофидино
Братская могила в селе Понофидино.

На небольшой стеле над могилой кроме фамилии его отца ещё 46 фамилий. Потому что могила — братская. Рядом – преклонив колено над холмом живых цветов — опустивший голову солдат.

Памяти своего отца, его боевых товарищей и всех, кто ушел из Алапаевска в 1941-м на фронт, Валерий Фёдорович Сухоруков посвятит свои стихи:

Земля тверская. Сорок первый.
Шел первый год военных лет.
Солдат натянутые нервы,
Ещё весной не знавших бед.

Ту осень встретили у Волги.
Валдай — чуть западней Москвы.
Был летний сбор на фронт недолгим.
Почти стрелой от тетивы.

Земля родная на востоке,
Где ждал солдата отчий край.
Письма коротенького строки
Хоть наизусть запоминай.

Там шла окопная работа,
И, вставши танкам на пути,
Бойцы Калининского фронта
Москву не дали обойти.

Земля тверская. Сорок первый.
Тот первый год военных лет.
Солдат оборванные нервы —
В бою тоски по дому нет.

Ночной бросок. Разведка боем.
Их — горсть отчаянных солдат —
Не сберегли в открытом поле
Ни ночь, ни белый масхалат.

Село Коробьино. Старица.
Масштаб районный городка.
Сердца там перестали биться
Бойцов стрелкового полка.

Их жёны, матери, подружки
Родных дождаться не смогли.
Калины гроздья на опушке,
Как кровь истерзанной земли.

Война за гибель их в ответе
И тот, войну кто развязал.
Так в сорок пятом всем на свете
Солдат советский доказал.

Встанем.
Обнажим головы.
Помолчим.

 

Олег ШАМРИЦКИЙ

Комментарии 2

  • Спасибо , Олег Владимирович ,за кропотливый и творческий труд в деле поиска материалов о жизни , трудовых и ратных делах граждан Вашего Алапаевска !

    Надеюсь на дальнейшее продолжение рубрики о воинах- алапаевцах , так необходимой к приближающемуся 75-летию Великой Победы.

    • Валерий Фёдорович, обязательно продолжу. Буду писать и о всех, и о каждом отдельно. И о тех, о ком и так написано уже много, и о тех, о ком ещё не было написано ни строчки.

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика