Зимняя радуга

Обычно радуга бывает летом, после дождя. Вообще-то, после дождя много чего бывает хорошего. Как раньше пела группа Стаса Намина, после дождя столько много всего происходит, что и не запомнишь с одного раза, что именно.

После дождя светлого и долгого,
После дождя тёплого и доброго,
После дождя щедрого и звонкого
Приходят чудеса.

После дождя деревья распускаются,
После дождя люди улыбаются,
После дождя влюблённые встречаются,
Синеют небеса — после дождя.

В том числе среди всего прочего бывает и радуга.

А вот зимой радуги не бывает даже после дождичка в четверг. Потому что дождичек зимой ещё большая редкость, чем радуга.

Но вот, несмотря ни на что, сегодня в Алапаевске зимняя радуга была. Ровно утром, на рассвете, в половине девятого, выглянув в окно, её увидел Виктор Юрьевич Чехомов. И не прошло и пяти минут, как он, раньше бы сказали, запечатлел, а теперь, наверное, правильнее будет сказать, оцифровал её для истории.

зимняя радуга
Зимняя радуга над Алапаевском.
Снимки Виктора Чехомова.
Сделаны в 8 часов 35 минут утра в Алапаевске.

зимняя радуга

А чуток позднее эту радугу тоже увидел и тоже оцифровал Евгений Иванович Котлов.

Зимняя радуга. Алапаевск
Зимняя радуга над Алапаевском.
Снимки Евгения Котлова.

Алапаевск. Зимняя радуга

Обычно в блогах дальше начинают рассуждать про то, почему на небе появляется радуга, про водяные пары в земной атмосфере, про дифракцию, интерференцию и прочую бездуховную хрень.

По-моему же, сейчас уместнее вспомнить о символическом предназначении радуги. А оно очень высокое. Ведь до всемирного потопа и до того, как Ной не причалил в своем ковчеге, где в тесноте, но не в обиде, сидело «каждой твари по паре», к горе Арарат, радуги не было.

И была она положена на небо как знамение нового завета между Богом и людьми в том, что не будет более истреблена всякая плоть водами потопа, и не будет уже больше никогда опустошения земли.

А потому появление радуги в канун праздника Богоявления в зимнем небе над Алапаевском — добрый знак!

 

Олег ШАМРИЦКИЙ

Кстати, вот тут можно посмотреть снимки Виктора Юрьевича с «крыши мира» — с Памира - Я сердце оставил в Фанских горах...

Комментарии 3

  • Не склонен отождествлять природные явления и какую то поведенческую роль человека в их проявлениях. Как-то по жизни пришлось наблюдать и множество других явлений, которые не всегда благосклонно оценивались обществом и атеистическим взглядом на жизнь.

    Одним из самых распространенных явлений, появляющихся на снимках, является конечно радуга, затем, на мой взгляд, Северное или Полярное сияние. Проработав с десяток лет за Полярным кругом и насмотревшись на все виды Северного сияния, склонен сказать, что ни один снимок не дает полного восприятия данного явления, и вообще похоже, что снимки с обычного фотоаппарата и распространяемые в СМИ, прошли специальную обработку, хотя профессионалы вероятнее всего знают, как это делается.

    В высоких широтах сияние имеет полное многоцветие, как бы под воздействием воздушных потоков все цвета радуги перемешиваются и эта постоянно меняющаяся картинка просто завораживает взгляд. Обычно это происходит и ярче выражено в полярную ночь, когда Солнце вообще не выходит из-за горизонта и в полной «кромешной» темноте начинают играть все краски сияния. Иногда в более южных районах, на широте города Ноябрьска, люди видят светло- голубое, желтоватое облако, которое тоже перемещается и перемешивается и считают его северным сиянием. Наверное это так и есть, как бы «несозревшее», но такой дивной красоты как в Заполярье, я не видел за все годы.

  • Ещё по теме природных явлений. Году в 1980-м министерство гражданской авиации сняло все табу на доклады экипажей об НЛО. Был выпущен приказ, в котором говорилось, что при встрече воздушных судов с НЛО экипаж должен сообщить о данном явлении в ближайший находящийся аэропорт с указанием места обнаружения и визуальном описании воздействия этого наблюдения. И особо подчеркивалось — «без последствий для членов экипажа!»

    Дело том, что практически все члены экипажей, в свое время сообщивших о своих наблюдениях диспетчерам данной воздушной зоны, после прилета были направлены на обследования во врачебно-летную экспертную Комиссию /ВЛЭК/, где практически всех списывали... по разным на то причинам. Поэтому в Аэрофлоте было негласное правило — помалкивать об увиденном, чтобы не навлечь на себя «безработицу». Данный приказ как бы гарантировал продолжение служебной деятельности и легализовал сообщения об этих явлениях.

    Поскольку сам Ямал место малонаселенное, то зачастую вводились режимы полетов на разные территории полуострова, особенно в северную её часть, к острову Белому, водной части Байдарацкой губы и островов Шараповы Кошки. Если вводился режим, значит, полеты в данные места запрещены. В зависимости от режима были и ограничения по времени полетов туда.

    В-общем, зимой в полярную ночь мы с экипажем выполняли рейс на Мыс Каменный с района Нового порта, км 100 от Мыса. На высоте 1 200 метров, спокойно расположившись в креслах, созерцали на мерцающие звезды в ясном небе. Командир докладывал расчетное время прибытия в пункт назначения, второй заполнял журнал штурмана, я поглядывал на приборы, высвеченные в красном свете на приборных досках. Рабочий день подходил к завершению.

    Невзначай бросив взгляд на условный горизонт, я увидел яркую вспышку, затем этот очаг начал превращаться в огненное кольцо и, постепенно увеличиваясь в размерах, это «кольцо» начало надвигаться на нас. По переговорному устройству сообщил экипажу. Миша Т., командир, тоже увидел это явление и в некоторой растерянности произнес: «Наверное ступень отвалилась от спутника, где-то в районе Сеяхи... Но перемещение какое то странноватое???» "Да какая ступень Миша! — сказал я. — Ну ладно, сработали двигатели второй ступени, третья отвалилась и падает в море или на полуостров, ракета пошла вверх, а что «кольцо» с отработанным топливом самостоятельно перемещается по горизонту и вертикали, высоту и скорость ведь мы не можем определить!!! Пока по факту "енто «двигается на нас!!! Давай-ка, докладывай „Огненному — Району“ о нашем наблюдении и принимай решение начать снижение, чтобы как-то определиться с положением и направлением движения этого „объекта“! Что судьбу-то испытывать!!!»

    Командир доложил о наличие «объекта» и решении о снижении для начала до 900 метров. Получили подтверждение о получении информации от диспетчера «Огненного — Района» и разрешение на снижение и поддержке связи до вхождение в «Огненный-Круг» и спокойно начали снижаться. В районе Мыса Сетного, что км в 70 от Каменного, заняли 900 и продолжили снижение, чтобы к 50-километровой зоне "Огненный-Круг "занять метров 500. На этом этапе услышали голос диспетчера, обращенного к нам: «Борт №...» сию на исполнительном старте, на полосе , в её середине находится «Борт №...», него отказало все аэронавигационое оборудование, выслал машину сопровождения, заруливает на стоянку! Вам вход в круг разрешаю, докладывать ситуацию «Огненному -Кругу» Что это??? Чистое совпадение или воздействие "объекта?

    В это время «кольцо», уже изрядно «рассосавшись» в темноте, не вызывало обеспокоенности, но осадочек от таких «сюрпризов» остался, как воспоминание о чем то необычном и неизведанном.

  • Немного отойдя от мистики, воспаленной фантазии и абстрактно-жизненных ситуаций, и как бы в продолжение «Природных явлений», встреченным в жизни и искусственно созданным, признаюсь, что самое неизгладимое впечатление на меня всегда производило такое явление, как миражи.

    Поселок Мыс Каменный, старый клуб, где дважды за вечер собирается весь поселок, так как сеансов кинофильмов тоже два. Обычно миражи «приходили» в конце мая — начале июня. Когда снег еще полностью не сошел на суше, а лед начинал активно таять и вода уже покрывала ледовую поверхность Обской губы. Сверкающая под слоем воды поверхность ровного льда становилась зеркальной. Солнце было настолько сильным, что в это время и ранее, числа с 9- 15 мая, все население ходило в темных очках, не говоря об охотниках, вылетающих на охоту на перелетного гуся, и сидящих по нескольку дней в "скрадках ", выставляя «профиль гуся» окрашенного в черный цвет, как приманку пролетающим стаям гусей. В это время можно было даже определить членов экипажа, выходящих из вертолета. Ибо если левая часть лица сильно загоревшая, как у негра, а левое ухо было белым, значит это командир, так как палящее солнце не давало загореть ему, закрытому наушником. Если правое не загорело, то второй, сидящий справа. Бортмеханики обычно — это равнозагоревший член экипажа, сидящий в центре.

    Стоящие и ожидающие начала сеанса всматривались в противоположный берег Обской губы — где-то на том берегу сквозь яркое солнце и водную дисперсию испаряющейся воды можно было отчетливо видеть небоскребы, реально торчащие из земной поверхности, улицы городов, контуры здание, архитектуру шпилей и высоко устремляющиеся ввысь мачты.

    Все обсуждалось и выносилось на обсуждение «зрителей» этого импровизированного действа. Кто-то видел даже снующие по улицам автомобили. Но все понимали, что «тот» берег — это всего лишь Мыс Парусный, в 45 километрах через Обскую губу, на Гыданском полуострове или северо-западнее Мыс Трехбугорный, на слиянии Обской и Тазовской губ, в 75 километрах от Мыса Каменного. Поэтому и полет фантазии ограничивался реалиями понимания того, что это иллюзия или просто природное явление.

Добавить комментарий