Я сердце оставил в Фанских горах

В ноябре 2019 года в Доме-музее П.И. Чайковского в Алапаевске экспонировалась фотовыставка Виктора Юрьевича Чехомова «Под крышей мира». Она посвящена его путешествию в Киргизию и Таджикистан.

«Крыша мира», если кто не знает, это Памир. Возможно, так его называют потому, что сюда, на Памир, приходят с разных концов света и сходятся вместе самые высокие горные хребты на Земле — отроги Гиндукуша, Тянь-Шаня, Куньлуня и Каракорума.

Виктор Чехомов у стены Мирали
Виктор Чехомов у подножия стены Мирали.
Мирали — это пятитысячник на Памире.

Памир. «Крыша мира»

На «Крыше мира» Виктор Чехомов оказался не случайно:

— Я пятнадцать лет прожил в Средней Азии, в республике Узбекистан и когда предложили тур на Памир и Тянь Шань — согласился сразу же, откликнулся на
зов гор не раздумывая. Команда из 8 человек стартовала 24 мая и через весь Казахстан – это почти две тысячи верст, попылили на двух
машинах к своей цели!.

Сначала – в Киргизию, к озеру Иссык-куль и Токтогульскому водохранилищу. А дальше уже в Таджикистан — через перевал Чукурак к озерам Куликолона, пятитысячнику Мирали и озеру Искандер-куль. Потом в Душанбе, и вдоль реки Пяндж, по которой проходит граница с Афганистаном, по серпантину, виток за витком, все выше и выше в горы.

И вот она, «Крыша мира», Памир, передо мной — как на ладони.

Смотрю на него уже даже немного сверху вниз!

Памир. Снимок Виктора Чехомова
Предо мной — Памир.
Снимок Виктора Чехомова.

Вокруг меня - тоже Памир
Вокруг меня — тоже Памир.
Снимок Виктора Чехомова.

Земля с небесных высот Памира
Земля с небесных высот Памира.
Снимок Виктора Чехомова.

Тянь-Шань

— Снимал там всё, что останавливало, притягивало взгляд. По всей дороге делали фотостопы – и снимали, снимали, снимали… Прежде всего, конечно же, горы – и на Памире, и на Тянь-Шане. На Памире горы суровые — каменные, твердые, неприступные, серые. Совсем другие предгорья Тянь-Шаня – глиняные, обветренные, многоцветные.

Предгорья Тянь-Шаня
Предгорья Тянь-Шаня.
Снимок Виктора Чехомова.

"Обветренный" Тянь-Шань
«Обветренный» Тянь-Шань.
Снимок Виктора Чехомова.

"Скульптурный" Тянь-Шань
«Скульптурный» Тянь-Шань.
Снимок Виктора Чехомова.

Ели Тянь-Шаня
Ели Тянь-Шаня. Снимок Виктора Чехомова.

Фанские горы

А вершины Фанских гор кутаются в облака и солнечный свет.

Помнишь песню Юрия Визбора «Я сердце оставил в Фанских горах»:

Я сердце оставил в Фанских горах,

Теперь бессердечный хожу по равнинам.

И в тихих беседах и шумных пирах

Я молча мечтаю о синих вершинах.

Когда мы уедем, уйдем, улетим,

Когда оседлаем мы наши машины

Какими здесь станут пустыми пути

Как будут без нас одиноки вершины…

Фанские горы
Фанские горы. Стена Мирали.
Снимок Виктора Чехомова.

Долина в Фанских горах
В Фанских горах. Серпантин на озеро Искандер-куль.
Снимок Виктора Чехомова.

— Знаешь, в нашей команде был Игорь Аксенов, ему в этом году исполнилось уже семьдесят, а сорок лет назад он уже бывал в этих местах, как раз тогда, когда там был и Визбор, даже разговаривал с ним! Вот такое возвращение в молодость…

Снимал всё, что останавливало, притягивало взгляд...

Снимал долины — они прячутся в узких складках между горными хребтами и в конце весны они уже сплошь заполнены пасущимися стадами. Смотришь с высоты – а внизу перед тобой прилепившиеся к подножию гор небольшие горные селения, и всюду среди холмов в долине стада, стада, стада, стада… Жеребенку три дня всего – а он уже на ногах стоит.

Повсюду пасутся стада, стада, стада, стада...
Повсюду пасутся стада, стада, стада, стада...
Снимок Виктора Чехомова.

Жеребенок
Жеребенку всего три дня — а он уже на ногах стоит.
Снимок Виктора Чехомова.

Снимал горные реки. Они больше похожи на ручьи, вода красная – от дождей.

Горный ручей
Горный ручей.
Снимок Виктора Чехомова.

Снимал озера – Иссык-куль и Искандер-куль. Озера там навевают умиротворение.

Озеро Иссык-куль
Озеро Иссык-куль. Снимок Виктора Чехомова.

Запал на арчу – её ствол закручен по спирали, как дорога, карабкающаяся виток за витком в горы.

Арча
Арча. Снимок Виктора Чехомова.

Там смешались века и эпохи

Очень много в этот раз снимал людей – мужчин, женщин, детей. Увидел в ауле на дороге возле дома двух женщин – одна с ребенком, вторая ждет ребенка, ну, как вот можно их не снять?! Остановились, попросил, можно сниму, они улыбаются – снимай! Вот такая простота нравов.

Женщины в ауле
Две женщины из горного селенья.
Снимок Виктора Чехомова.

Там смешались века – в долине стоят современные ветряные электростанций, а под ними, как в библейские времена, пастухи пасут табуны лошадей и отары овец.

Ветряные электростанции
Ветряные электростанции.
Снимок Виктора Чехомова.

Пастухи
Пастухи. Снимок Виктора Чехомова.

На дорогах встречаешь телеги, в которые запряжены ослы. Да и просто так ездят на ослах — как во времена хаджи Насреддина! Кстати, те, кто живет на Памире, называют себя не таджиками, а памирцами. И считают себя потомками Александра Македонского – он в четвертом веке до нашей эры переходил тут через Гиндукуш!

Насреддин
Почти как «ходжа Насреддин».
Снимок Виктора Чехомова.

Таджики
Таджики. Снимок Виктора Чехомова.

Памирец
Памирец. Снимок Виктора Чехомова.

Таджикская коная игра
Таджикская конная игра — бузкаши.
Снимок Виктора Чехомова.

Мне нравится бывать вот в таких, слабо затронутых, не испорченных современной цивилизацией, местах.

Тянет возвращаться в них снова и снова.

Лежит моё сердце на трудном пути,

Где гребень высок, где багряные скалы,

Лежит моё сердце, не хочет уйти,

По маленькой рации шлёт мне сигналы.

Когда мы уедем, уйдем, улетим,

Когда оседлаем мы наши машины

Какими здесь станут пустыми пути

Как будут без нас одиноки вершины!

Я делаю вид, что прекрасно живу,

Пытаюсь на шутки друзей улыбнуться,

Но к сердцу покинутому моему

Мне в Фанские горы придется вернуться…

 

Фотовыставка Виктора Чехомова в Доме-музее П.И. Чайковского продлится до конца ноября.

 

Олег ШАМРИЦКИЙ

Комментарии 3

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика