Мимолетные невесомые ирисы

У меня во дворе отправились в мимолетный цветочный полёт голубые невесомые ирисы.

Ирисы
Мои голубые ирисы — невесомые, воздушные, мимолётные...

Я их посадил четыре года назад — поразил контраст жестких, как лезвия, длинных и узких листьев и воздушных, чувствительных к любому касанию, цветков.

...В 1977 году я среди знойного лета загремел в больницу с воспалением легких на станции Архара. Это Дальний Восток, небольшой поселок на Транссибирской магистрали, ближайший большой город рядом, ну, как Екатеринбург от нашего Алапаевска, раскинувшийся на берегу Амура Благовещенск.

В  палате вместе со мной лежал китаец. У него была огромная книга, размером с нашу газету «Алапаевская искра», толщиной с буханку хлеба. Время от времени он открывал её и читал. А я заглядывал ему через плечо — в книге было множество картинок и иероглифы. Было любопытно и незнакомо.

Китайская книга
Вот так они выглядят — китайские иероглифы.

Ещё у него был синий пояс, которым он подпоясывал свой халат. Пояс не завязывался, а застегивался на пряжку — небольшую, вырезанную из кости, фигурку, похожую то ли на дельфина, то ли на кита. Фильм про каникулы Кроша тогда ещё не был снят, и о том, что такие миниатюрные фигурки-пряжки называются нэцке, я узнал только через три года.

Нэцке
Вот она — нэцке. Только у моего китайца была не такая изящная...

А тогда я просто спросил:

— Можно посмотреть?

— Можно, — сказал он.

Я положил фигурку на ладонь и стал ощупывать её взглядом со всех сторон. Она была очень плавная — ни одного угловатого нюанса.

Китаец внимательно следил за мной, а потом вдруг сказал:

— Так не почувствуешь. Надо не только смотреть, надо трогать...

Я осторожно погрузил нэцке в пальцы. И фигурка вдруг сама словно прильнула к ним, притулилась, как живая, мне даже показалось, что я чувствую её дыхание.

Вот и эти ирисы: когда трогаешь их листья, одно неосторожное прикосновение, одно неловкое движение — и они изрежут твои пальцы в кровь. Но протягиваешь ладонь к цветам — и они  трепещут от дуновения встревоженного воздуха, как в ознобе, такие беззащитные и такие слабые.

цветут ирисы
Трепещут, как в ознобе, в легком воздушном дыхании...

Они цветут всего три, иногда четыре дня.

А щетинятся листьями-лезвиями всё лето и до поздней осени.

Кажется.

 

Олег ШАМРИЦКИЙ

Комментарии 2

  • Очень поэтический пост, Олег) И нежные голубые ирисы, жизнь которых так скоротечна) И история с нэцке, дыхание которых ощущаешь, будто они живые, Какая-то необъяснимая связь)

    Спасибо)

Добавить комментарий