Турслет в Черноисточинске и сеанс телепатии

Лето соревнований

Лето 1969 года начиналось насыщенно. Я подал документы  в 9 класс средней школы №3, а на первенстве области по спортивной гимнастике мне удалось завоевать третье место в личном первенстве. У Алапаевска тогда вообще была сильная мужская команда – у Стаса Пономарева, Володи Бабича, Сергея Барышникова, Саши Сысоева, Юры Армеля был первый юношеский разряд, у ребят постарше Олега Самкова и Жени Калугина — 2 взрослый.

Зачетная книжка спортсмена
Зачетная книжка спортсмена.

В те времена на соревнованиях всегда находились представители, которые «вербовали» спортсменов свои учебные заведения — в суворовское училище, в железнодорожный техникум, в техникум физкультуры и другие. И когда мое имя оказалось среди призеров, то количество их обращений ко мне выросло до бесконечности. Конечно, мы понимали, что с такой репутацией мы могли быть без особых усилий зачислены в любое из этих учебных заведений. Но мы уже приняли решение идти учиться в 9 класс, и никто из нас не «поддался» на эти заманчивые предложения.

Я тогда объездил всю область, участвуя в спортивных соревнованиях, постоянно опаздывая с каникул к началу учебного года. По спортивной гимнастике – Свердловск и Ирбит, по футболу – Артемовский и Каменск-Уральский каменск-уральская «Заря» тогда заняла второе место на всесоюзном футбольном турнире «Кожаный мяч» по младшей группе), по настольному теннису — я тогда выиграл первенство города среди школьников, обыграв в финале Володю Бабича, который припоминал мне это до конца своей жизни… Да что там, на соревнованиях по настольному теннису в Краснотурьинске я выиграл первую партию в поединке с мастером спорта! Конечно, его техника и опыт, плюс о-о-очень приличная ракетка не позволили мне тогда одержать победу. Но вокруг нашего стола тогда собрался целый консилиум — как так, кто такой? Мы же были универсалами, после окончания школы почти все имели вторые взрослые разряды по волейболу, баскетболу, легкой атлетике…

Меня приглашают на областной турслёт

А в то лето в 1969-м, вернувшись с соревнований, мы все болтались по городу, занимая свой досуг, кто чем может. Начиная от катания компанией на лодке с мотором, когда  впередсмотрящий с биноклем в руках выискивал на водной глади городского пруда шлюпки с загорающими девчонками, и заканчивая гонками вверх по Нейве аж до Дома отдыха «Старики». Вот в это время мне и поступило предложение от ребят, закончивших 9 класс, поехать в Нижний Тагил, а конкретнее — в район Черноисточинского пруда на первенство области по туризму, на ХХIV областной слёт юных путешественников. У них в команде не хватало одного участника.

Группа была дружная. В неё входили Сережа Гурьев — старший сын физрука Евгения Петровича Гурьева, Саша Пятыгин — сын друга моего отца, с которым не раз ездили за шишками на их автомобиле «ГАЗ 67» (мой отец обычно называл его «виллисом», но иногда и «студебеккером», Сергей Ершов — сын директора ДОКа, Игорь Белоусов — сын офицера из нашей воинской части, и, кажется Петя Прилуцких. А из девчонок запомнил Свету Чусовитину (Устюгову) — деятельную и хорошую ученицу, председателя совета дружины третьей школы, Таню Валееву, Нину Карелину и Таню Банковских.

Они готовились к слету под руководством учителя географии Аллы Алексеевны Усиковой, готовились очень тщательно — совершили 10-суточный поход по маршруту, Коптелово – Режевской район – Артемовский — Егоршино. Сделали описание местности, в районе Режа нашли бокситы, взяли пробы грунта, задокументировали все свои изыскания, ну, все, короче, сделали всё, как положено.

Гурьев. Ершов. Трикачев
В поезде Алапаевск-Нижний Тагил. Июнь, 1969. Едем на турслёт.
Три Сергея — Гурьев, Трикачев, Ершов.

Почему их выбор пал на меня? Вероятнее всего, потому что я жил около школы и постоянно мельтешил в школьном саду, как, впрочем, и в самой школе. Да и знали они все меня очень неплохо. Я в то время со своим классом уже немало прошагал по пыльным дорогам Свердловской области — от Нижнего Тагила в сторону Верхней Салды под руководством школьного физрука Евгения Петровича Гурьева. Ночевали в спортзалах и классах деревенских школ, благо нигде  и никогда никто не отказывал в пристанище.

Наша команда — третья из 50!

На берегу Черноисточинского пруда уже была подготовлена огромная площадка под палатки приехавших команд. А их оказалось немного немало 51. Если считать по 10 человек в команде, то это полтысячи ребятишек! Все команды распределили по зонам, установлены палатки, и вырос целый городок с улицами, штабом и, конечно, флагом на мачте и отведенным местом для общего сбора и проведения общих мероприятий.

В штаб были переданы отчеты всех команд о выполненных перед слетом походах с подробным описанием всех путешествий. Жюри несколько дней рассматривало эти отчеты, выбирая самые интересные и значимые. А мы, между тем, соревновались по таким «предметам», как «Спортивное ориентирование», «Переход через речку», «Транспортировка больного», « Оказание первой медицинской помощи». И в принципе наша команда выглядела очень достойно!

А настоящий фурор мы произвели, когда поставили рекорд по установке палатки, опередив соперников на 5 или 8 секунд , что вызвало споры и дебаты насчет методов установки. Мы были единственными, кто поставил палатку методом «колья наружу», то есть, не теряя драгоценного времени на протаскивание кольев вовнутрь, а поставив их снаружи, что оказалось намного быстрее и не повлияло на качество установки. Поскольку в правилах не было оговорки на методу, нам этот рекорд, к всеобщему ликованию, успешно зачли.

Многое помнится, почти как вчера. А вот как готовили пищу – просто провал в памяти. Ну не было это таким значительным во время слета. Готовили девчонки на костре в котелках, а мы заготавливали дровишки и поддерживали очаг. Пища была роскошная — от картофельных «печенок» до горохового супа все сметалось подчистую, на отсутствии аппетита, никто не жаловался.

Когда при подведении итогов по описанию и исследований маршрута во время похода нам поставили высшую оценку, мы поняли, что наша команда становится одним из лидеров слета. В результате мы заняли общее 3 место среди 51 команды, и нашему восторгу не было предела. На общем построении нам вручили медали из яшмы с римской цифрой 3, и мы были счастливы, как никогда.

Билет участника слёта
Билет участника слёта.

Программа турслёта
Программа турслёта.

Почти неделя пролетела незаметно. Перед отъездом на вечер были запланированы проводы и поздно вечером — общий прощальный костер с мерцающими и играющими в небе зарницами. Все собрались на огромной поляне, где в центре стояла подготовленная к сожжению деревянная пирамида, а вокруг было размещено несколько костров, которые уже горели в ночи. Команды группами расселись вокруг них, организаторы слета стали произносить речи с пожеланиями присутствующим и дальше принимать активное участие в развитии детско-юношеского туризма.

Сеанс телепатии

А после официоза с награждениями, коротких выступлений самих участников и небольшого самодеятельного концерта на освещенную площадку вдруг вышел мужчина, который сказал, что он учитель физкультуры одной из школ области, уж не помню, какой именно, и что он обладает редким искусством телепатии. Он предупредил, что поскольку крайний раз он делал сеанс телепатии в 1959 году, то есть десять лет назад, то у него нет полной уверенности, что всё получится, но почему бы не попробовать?

А условия сеанса были следующие. К костру вызывают с десяток желающих, на расстеленные полотнища ткани они кладут до пятнадцати разных предметов, которые у них были — от гитары до перочинных ножичков и расчесок. Дальше этому «факиру» завяжут глаза и двое участников уведут его из зоны видимости всех разложенных предметов. Затем кто-либо из выбранной группы встанет и выберет один из предметов, лежащих на полотнище, поднимет его, покажет всей собравшейся братии и положит обратно, точно на то место, откуда он его взял. Естественно, было запрещено говорить и реагировать на все последующие действа телепата.

Так последовательно всё и произошло. Незнакомый нам паренек подошел к предметам, выбрал туристический набор, состоящий из комплекта «ложка -вилка-ножик», поднял его вверх, показал по кругу всем присутствующим и положил обратно. Дали сигнал сопровождающим, и они привели телепата обратно к костру. Теперь он должен был найти человека, который вставал и подходил к этому «застолью», а также определить, какой предмет он брал!

Мы все напряглись в ожидании развязки этого таинства. Ощущения были малоприятные — темнота, ночь, пылающие костры, летящие искры и постоянное мерцание зарниц. От всего этого веяло какой-то мистикой и колдовством. Телепат медленно двигался по периметру сидящих вокруг избранных туристов, ладони его рук постоянно направлялись то на предметы, то на участников, иногда как бы на расстоянии ощупывая сидящих. Так он обошел весь круг сидящих, затем пошел повторно, но уже избирательно, уделяя большее внимание нескольким персонам. То подойдет и ладонями на расстоянии «пощупает» предметы, то снова обратится к сидящим. По истечении некоторого времени он от предметов резко подошел к пареньку, взял его за руку и объявил:

— Вот этот парень брал предмет!

Толпа просто ахнула от восхищения. Аплодисменты сокрушительно прозвучали в темноте. Далее все шло уже по знакомому сценарию — почти прикасаясь ладонями к пареньку и как бы беря его энергетику, он медленно ощупывал все лежащие предметы. Так повторялось несколько раз. Да, нагнал он жути на неокрепшие души школяров! А потом, как в сказке, он поднял знакомый всем предмет и торжественно спросил:

— Этот предмет он брал, или…

Договорить он не успел. По бешеной реакции ему уже стало понятно, что сеанс состоялся, и прошел очень удачно. Публика пришла в полный восторг. Вот так в завершение слета нас «угостили» чем-то неизведанным и призрачным, наверное, и в настоящее время для многих неведомое!

В завершение праздника зажгли «пирамиду» сухостоя и долго смотрели на догорающий костер, прощаясь и делая росписи на билетах участника слета. Песню «Взвейтесь кострами синие ночи, мы пионеры, дети рабочих» петь не стали — из этого возраста мы уже вышли навсегда!

 

Сергей ТРИКАЧЕВ

 

Комментарии 2

  • Конечно, традиции — дело серьёзное, а такие туристические слеты вообще уникальны. Позвонил одной из участниц этого слёта, Свете Устюговой она сначала утверждала, что это был 1968 год, после завершения ими 8 класса, ан нет, память моя оказалась цепкой. И когда нашел фотографии, они оказались подписанными 1969 годом, и в архивах, сохраненных сначала мной, а затем родителями, нашел и билет, в котором год турслета был обозначен чётко. Не успели уточнить с ней состав девчонок, участниц слета. Там по ее воспоминаниям и фото немного другие лица, но для исторической хроники это поправимо. Вот, сбросил ссылку на этот рассказ, пусть почитает. Интересно бы узнать её мнение. Да и фотографии у нее оказались более обширными, но сбросила она их по ватсапу, качество плохонькое и я не смог их выслать редактору.

    Это здорово, что у вас был на турслете такой конкурс, память на всю жизнь. Фотоальбомы нашего поколения — это экскурс «По волнам нашей памяти». Они не только дают возможность вспомнить событие, но и описать их, напомнив другим. Так сохраняется история целого поколения. Спасибо за комментарий!

  • Спасибо за воспоминания. Был на таком слёте в Черноисточинске, правда летом 1975 года, то есть через 6 лет. Всё было похоже, правда, без «экстрасенса»:) Выступили в сумме средне, зато победили в фотоконкурсе «Мои фото». Причём условия были жесткие: снимали мы первые два дня слёта все соревнования, а потом нас везли на автобусе в фотолабораторию Дома школьника в Нижнем Тагиле, где мы плёнки проявляли и печатали с них фотографии. Было очень круто! В двух из 3-х номинаций — портрет и пейзаж мои были первыми, а победу в сумме определило «репортажное» фото наших девчонок, готовящих у костра в клубах густого дыма) Они хоть и проиграли экспрессивным фото с техники, узлов и т.д., но симпатии у жюри вызвали на нужные баллы:)

Добавить комментарий