Всего один щелчок тумблера

Листая свои записки, сделанные во времена лётной работы, нарвался на несколько эпизодов связанных, как бы одной сюжетной нитью. Присмотрелся, и после недолгих раздумий обозначил для себя, как «Байки из пилотской кабины вертолета».

А почему бы и нет? Случаи жизненные, немного с юмором, но реальные. В период, когда жизнь «перестает бить ключом», и наступает настороженная тишина, сделаю попытку воспроизвести случаи, когда жизнь казалось бы зависла на волоске, а на деле всё закончилось благополучно и оказалось всего-навсего веселой и смешной иронией судьбы!

Итак, идет 1980 год. Мы возвращаемся почтовым рейсом из конечной точки маршрута – с Дровяной. На связь вышла Сабетта и попросила забрать на Мыс Каменный заместителя начальника аэропорта по движению Коль Колича Кондратьева.

Ми-8 ночью
Вертолет Ми-8 ночью.

Да, собственно, нет никаких проблем. Зашли на хорошо освещенную площадку еще свеженькой Тамбейской нефтеразведочной экспедиции. Сели на неё. Запыхавшийся большой начальник запрыгнул в вертолет, и мы взлетели по направлению Тамбея. Еще при наборе высоты увидели огни национального поселка и полярной станции, уже погружавшихся в сон.

А не пора ли нам перекусить?

Набрав высоту 900 метров, зафиксировав горизонтальный полет, включили автопилот по всем каналам и под натруженный гул турбин, созерцая звездное ночное небо, уютно расположились в своих креслах. Второй пилот рассчитывал путевую скорость, угол сноса вертолета и что-то выискивал на маршрутной карте. Командир, немного вытянувшись, насколько позволяла длина привязных ремней, задумчиво смотрел то на приборы, то в сдвижной блистер кабины.

— А не пора ли нам пора, то есть перекусить? — сказал командир. — А то что-то не получилось перекусить в воинской части на Дровяной, и, кстати сказать, отменная у них кухня, особенно для офицеров, домашняя!

— А почему бы и нет — отозвался я.

И начал доставать и ставить одна на другую заглушки входных тоннелей двигателей, делая из них тумбу. Достал закованный по каменской традиции в алюминиевую обложку бортжурнал — наш стол, положил поверх его газету — скатерть.

Саша вытащил свой портфель, достал оттуда шматок сала, луковицу, банку колбасного фарша под кодовым названием «тело покойного бригадира» и пару банок паштета.

Я из своего вытащил наполненный горячим кофе походный термос, сквозь потертую эмаль корпуса которого были видны китайские иероглифы. Достал уже порезанный хлеб и нож, который сопровождал меня уже много лет. В ноже была ложка, вилка и, собственно, само лезвие ножа с открывашкой. Он частенько выручал нас, спасая от некоторой забывчивости членов экипажа. Тогда приходилось делить его на три части, выдавая коллегам на выбор два варианта, ибо ложка доставалась всегда мне, как хозяину положения.

Второй пилот Слава Шагурин настороженно и искоса посматривал на нас, вникая в процесс этого действа. Молодой еще, месяца три как пришел с училища, осматривается, осваивается в сумбурной лётческой жизни.

Чем замечателен портфель из крокодиловой кожи

— Серега, я вот смотрю у тебя портфель, как у меня, из крокодиловой кожи, только цвет другой! — заметил командир вертолета Александр Гончаренко.

— Подарок на день рождения. В прошлом году базировались в Тадибе-Яхе, в экипаже Славы Грачёва, ребята пошли в тамошнюю лавку за подарком и принесли этот «чемодан» желтовато-коричневого цвета, другого просто не было. При вручении уточнили: «Это тебе, Василич, кошелек, и чтобы он всегда был полон, как налитые сейчас по авиационной традиции по верхнюю риску граненые стаканы, напоминая тебе о нашей насыщенной жизни». Я его называю «портфель директора», в некоторых фильмах шесидесятых годов встречал его в кадре, обычно в трио с белыми бурками и цыгейковой шубой.

— А мой мне уже лет пять служит, морозоустойчивый, — поделился со мной своими воспоминаниями Сандро. — Натаскался я, будучи вторым пилотом, служебных портфелей из кожеазаменителя, на морозе все коленки поотбиваешь, пока несешь его по морозу на вертолет, а после полетов обратно. Бросишь в БАИ (это Бюро авиационной информации – Прим. автора), как будто кирпич уронил!

— Да, эти портфели из прошлого еще послужат нам — добавил я. — Кстати, они же из натуральной кожи! В нашей профессии могут и на другое сгодиться!

— Это ты к чему? — вопросил командир.

— Да помнишь, годах в семидесятых, баржу оторвало с морячками и 49 дней носило по морям… Потом американцы их спасли и вывезли в Штаты, подлечили, подкормили, а позднее под ликование советского народа Хрущев встречал этих героев, помнишь?

— Что-то припоминаю, правда, смутно — глубокомысленно отвечал командир.

— Ну, я напомню, а ты делай выводы. Тогда ещё песенка ходила по Союзу, на семиструнке распевали в подворотнях:

В одном арктическом порту,
стояла баржа на шварту,
а в ней четыре чувака,
четыре храбрых моряка.

Но вот поднялся ураган,
унёс он баржу в океан,
а в ней четыре чувака,
четыре храбрых моряка.

Но чуваки не унывают,
твист на палубе долбают.
Зиганшин — буги, Поплавский – рок,
Федотов хавает сапог.

Съел гармошку, съел ремень,
теперь он сыт на целый день…

Понял, куда я клоню?

— Куда? — вопросил Саша, и по лбу его пробежали морщины.

— Да в трудную минуту пригодятся наши портфели, они же побольше, чем кожа на гармошке и в ремне!- разъяснил я.

— А-а-а... Ну, давай завязывай, Серега, с памфлетами. Пора и настоящей походной пищи попробовать, а то от этих «тлетворных» запахов уже слюна во рту скопилась...

Ну вот, теперь можно и перекусить

Сняв ноги с педалей и развернувшись на 90 градусов, Александр повернулся к импровизированному столику.

— Слава, я вручаю тебе бразды правления, только поспокойнее и помягче держи ручку! Мы понемногу перекусим, а ты свяжись-ка с Огненным, передай расчетное время пролета Сея-хи и время прибытия на Каменный  да закажи на четверых ужин в летном зале, припозднимся часа на полтора, — дал указание наш «командарм».

— Понял, сейчас сделаю — ответил второй пилот.

Вид из пилотной кабины вертолета Ми-8
Вид из пилотной кабины вертолета Ми- 8

Подняв вверх для уменьшения помех связной радиостанции трехпозиционный переключатель «преобразователь-пауза-генератор», Слава, связавшись с оператором, доложил обстановку. Как обычно в разговорах в кабине, один наушник был одет на ухо, а второй приподнят, чтобы была возможность разговаривать без СПУ (Самолетно-переговорное устройство — Прим. автора).

— Василич, а ты посмотри, как там наш пассажир себя чувствует? — обратился ко мне командир.

Открыв дверь пилотской кабины, я, не вставая с сидушки, выглянул в салон. В свете дежурного освещения был виден контур нашего пассажира, который по-барски спал на откинутых сиденьях, предназначенных для 11 пассажиров.

— Нормалёк! — доложил я. — Как в песне, «все цыгане спят, непробудным сном»!

— Ладно, перекусим, его позовем, надо уважить этого московского возвращенца, чтобы не покидал наш край.

Николай Николаевич, отработав лет 35 на Каменном, уже несколько раз уезжал в Москву и снова возвращался, не выдержав столичного безделья.

Давление масла на нуле!

— Ну, тогда давай, по первому бутерброду и по первой чарке… кофею!

Рука командира поднялась до уровня рта и уже приближалась к «загрузке» пищи, как внезапно лицо его резко изменило выражение, а глаза уткнулись в приборную доску второго пилота…

— ДАВЛЕНИЕ МАСЛА В ГЛАВНОМ РЕДУКТОРЕ!!! — прокричал он.

Одномоментно он, выбросив еще не начатый бутерброд, улетевший куда то в неизвестность, и, наверное, превратившийся в НЛО (Неопознанные летающие объедки – Прим. автора), перекинул ноги на педали, глянул на свою приборную доску и снова переключился на правую.

Второй пилот ошарашенно смотрел на него и с полным непониманием выискивал на подкрашенной приборной доске причину этого возгласа.

Внезапно открылась дверь, и в кабину просунул голову наш пассажир, с волнением вопрошая:

— Мужики, что произошло???

Приборная доска вертолета Ми-8
Та самая приборная доска...

Мои глаза «высветили» указатель шкалы ДИМовских (Дистанционно-индукционных манометров – Прим. автора), точно, давление масла в главном редукторе, показывало «0», а стрелки давления масла в обоих двигателях упали на механические упоры… Шкала накопителей часов АЧС-1М отсчитывала секунды, секунды, секунды, а время полета подходило в полутора часам.

Взгляд мгновенно переключился на панель АЗС (Автоматов защиты сети – Прим. автора), пронесся по панели автоматики правого щитка и «завис» на тумблере переключения «преобразователь-нейтраль-генератор»… Мои глаза, наверное, округлились от увиденного, — тумблер стоял в среднем положении!!! Рука автоматически щелкнула по переключателю и выставила его в рабочее положение «генератор». Приборы «ожили». Стрелки мгновенно заняли своё привычное положение и от души отлегло!

— Саша, всё нормально, Слава недопереключил с преобразователя на генератор, когда связывался с базой!

Суровый взгляд командира был нацелен на второго пилота и буровил его немым укором:

— Слава, мне 30 лет, до пенсиона остался год, еще и жениться не успел… с вами молодыми так и не доживешь до светлых дней!!! — выдавил Александр.

Потом, немного расслабившись, добавил:

— Правильно я говорю, Сергей?

— Да чего там, бывает, но хотелось бы пореже этого экстрима, а почаще насчет женитьбы — с улыбкой произнес я.

Коль Колич за моей спиной только крутил головой:

— Ну, ты, Гончар выдал! От твоего рёва, меня снесло с «постели», думал, третья турбина подключилась! А что, ребята, произошло?

— Да так, учебная тревога — с улыбкой ответил командир. — Мужики, что-то аппетит пропал! Слава, может, ты того… перекусишь? Мы уже с Сержем похоже вдоволь наелись под твоё рукоблудие!

Второй пилот, уткнувшись в документы, вымолвил:

— Да потерплю до базы, заказано ведь на всех!

— Ну, тогда ладно — услышал он в ответ. — Завтра, чтобы все карты в штурманской обклеил пленкой, а то затрешь до дыр…

И, подмигнув мне, негромко добавил:

— А нам с Василичем еще до пенсии долетать надо, да и жениться еще, может, придется! Надо заняться воспитанием подрастающего поколения персонально и построже!

 

Сергей ТРИКАЧЕВ

P.S.

Начав писать этот рассказ в пятницу, рассчитывал, что закончу перед выходными, но не тут-то было! Выключили электроэнергию, вырубился и компьютер. Мало того, написанное не сохранилось в памяти программы WordPad. После включения еще теплилась надежда, что текст где-то завис, и я его смогу найти… Напрасно, пришлось писать рассказ заново. Взгляд упал на календарь – «Пятница, 13...». Точно, календарь не даст соврать!

5 1 голос
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x