Встречи на земле и в воздухе. Часть 1

Памяти Юры Русинова.

Экипажу 302-го летного отряда «Ухтинский» от экипажа «Три Серёги» 350-го летного отряда «Мыс Каменный».

Возвращение из отпуска

Сентябрь 1980 года. Наш экипаж вернулся из отпуска. На Мысе Каменном прошли медосмотры, изучили документы к осенне-зимнему сезону и приступили к тренировке.

Вторым пилотом к нам был определен Сережа Зуев, так что мы пришли к «старому» составу экипажа под кодовым названием «Три Сереги». Командир — Сергей Михайлович, второй пилот — Сергей Петрович и я — Сергей Васильевич!

Полярные авиаторы
Полярные авиаторы (слева направо): командир 350-го летного отряда «Мыс Каменный» Анвар Харисович Зиятдинов, командир нашего Ми-8 Сергей Михайлович Прохоров, я — бортмеханик Сергей Васильевич Трикачев и командир Ми-8 Анатолий Иванович Большаков.

Отлетали «зону» — крены по 15 и 30 градусов, виражи, развороты, начали делать заходы по схеме на взлетно-посадочную полосу. Погода в сентябре уже мерзковатая, температура плюс-минус 10 градусов, самое то для обледенения.

Так и вышло — при заходе на четвертом развороте отказал левый двигатель. «Хлопнул», и все дела. Но все равно, как положено, всё отработали, связались с Огненным Кругом, спокойно зашли на посадку на одном двигателе и благополучно сели. Сделали запись в бортжурнале о самовыключении двигателя и передали вертолет техникам.

Потом ещё дня два проходили предварительную летную подготовку для вылета на точку базирования — в Тадибе-Яху.

В Тадибе-Яху

И вот – день отлёта. Утром вместе с технической бригадой осмотрел вертолет, загрузили свой скромный скарб и вылетели на Гыданский полуостров.

Карта Ямала
Карта района Мыс Каменный — Трехбугорный.

С Мыса Каменного, находящегося на Ямале, до Мыса Трехбугороного на Гыдане напрямую через Обскую Губу всего-то 75 километров. Как и положено, перед пересечением Обской губы отсекли время, зная, что пересечение займет около 20 минут. В реальности её пересечение было совсем не приятной прогулкой с любованием водными просторами и тихой гладью поверхности. В одно мгновение это прекрасное виденье могло превратиться в бурлящий поток с сильной волной, достаточно было подняться ветру метров под десять в секунду. Ничего не предвещало ухудшения погоды, но после пересечения губы нас на Гыданском полуострове ожидал туман.

Он уже плотно стоял на материковой части, но водная поверхность и побережье были еще чистыми. Когда ткнулись в туман, стало понятно, что есть два варианта продолжения полета. Первый — подняться вверх и, пробив туман и облака, попробовать долететь до Тадибе-Яхи, до которой оставалось километров сто сорок, и там или выйти на визуальный полет или зайти по приводу, если он работает. Второй вариант — попробовать пройти по побережью и выйти через сто километров в район аэропорта фактории Напалково, а там уже и «рукой подать» до поселка геологоразведчиков.

Маршрут до Тадибе Яха.
Вот так мы летели от Напалково до Тадибе Яха.

Решили не испытывать судьбу и полетели визуально вдоль побережья. В районе Мыса Трехбугорный превышение берега над водной поверхностью доходило до 70 метров, поэтому, выбрав высоту метров в сто пятьдесят, мы спокойно продолжали лететь в направлении конечного пункта. Минут через двадцать стала понижаться и облачность, снизились до ста метров. Михайлович заострил внимание второго пилота, чтобы тот оперативно отслеживал расстояние от берега до нашего вертолета, а мне сказал почаще докладывать высоту полета по радиовысотомеру. Так в некотором напряжении и продвигались к цели нашего постоянного базирования.

Километров через пятьдесят береговой рельеф перешел в равнинную поверхность, и к Напалково мы уверено вышли на визуальный полет. Оставалось сорок километров, которые мы прошли минут за пятнадцать. Пролетели над поселком, посмотрели, какой ветерок, и приземлились на площадку для Ми-8, которую мы облюбовали в предыдущих командировках.

Вертолет Ми-8
Это наш Ми-8.

На крайней от поселка площадке стоял вертолет Ми-6, вокруг которого копошилась бригада техников.

Вертолет Ми-6
А это вертолет Ми-6.

Вот так вот познакомились…

После посадки наши техники стали выгружать свой скарб и экипировку, а мы, взяв свои портфели, пошли в наше общежитие. Закрепленная за нами комната №19 была на втором этаже, мы поднялись по лестнице, и Сергей Михайлович — командир нашего экипажа, уверенно и без обиняков открыл дверь и… замер.

Около стола на стульях сидели трое неизвестных, попивали чаек и о чем-то мирно беседовали.

— А ребята, вы кто такие? — спросил Михайлович.

Те изумленно смотрели на нас, как бы говоря: «Стучаться надо!». Потом поднялись с сидушек.

— Да мы часть экипажа с Ми-6 Ухтинского предприятия, нас сюда определило начальство экспедиции, поэтому и проживаем здесь!

— Ну, вообще то, это наше давнее место проживания, комната нами забронирована уже года полтора — ответил наш командир.

Мы протолкнулись втроем в комнату. Видимо, вид у нас был не дружелюбный и миролюбивый, что вызвало у коллег некоторое смятение. Да и ребятки у нас в экипаже были крупноватые, если считать, что я с ростом 176 в его составе был самым маленьким.

— Может, вам найдут другое помещение, а мы останемся здесь? — сказал кто-то из «ухтинцев».

Мы переглянулись.

— Да нет, пусть лучше это вам найдут место для перемещения и проживания, а мы уж как-нибудь продолжим нашу традицию проживания в этой комнате. Да и все наши друзья в экспедиции знают, что экипаж Сергея Михайловича всегда проживает в 19-й! — сказал, как обрезал командир.

Как раз в это время появилась комендант общежития. Узнала, конечно, нас. А кто нас не знал в экспедиции, если мы работали здесь почти с самого основания. Она только промолвила:

— Сейчас все утрясем… А, может, вы, каменцы, в коттедж поселитесь, там комфортнее, да и отдельно от работников экспедиции?

И умолкла, потому что поняла по нашим взглядам, что переселять необходимо «ухтинцев». Те, больше особо не споря, минут через двадцать переселились в коттедж, стоящий особняком от двухэтажных общежитий. А мы устроились на своем «родном» месте. Техники по приходу заняли 18-ю комнату, и вечер мы провели всей лётно-технической командой за хорошим чаепитием.

Следующий день был организован и прошел по уже отработанной схеме. Завтрак в «кают-компании» или зале для ИТР, потом встреча с заказчиком, получение задания на день — и работа, работа, работа… После вчерашнего инцидента с экипажем Ми-6 было не совсем комфортно, но как-то в работе это все утряслось без особых дружеских знаков внимания.

Так мы вошли в обычный режим работы по обслуживанию экспедиции. Так в северном поселке Тадибе-Яха один день летел за другим, и только в эфире мы слышали, куда и зачем летят наши соседи, экипаж вертолета Ми-6, да изредка встречались в столовой.

 

Сергей ТРИКАЧЕВ

Читайте продолжение вот тут — ЧАСТЬ 2 , тут — ЧАСТЬ 3, вот тут — ЧАСТЬ 4 и вот тут — ЧАСТЬ 5

И оно ещё будет следовать:)

Читайте также другие рассказы Сергея Трикачева

СОБАЧКА ПО ИМЕНИ МУМУ

НЕЛЕПАЯ ЖИЗНЬ, НЕЛЕПАЯ СМЕРТЬ...

МОЯ ВСТРЕЧА С МИХАИЛОМ ШУФУТИНСКИМ

МОИ ВСТРЕЧИ С КОСМОНАВТОМ ЖОЛОБОВЫМ

Комментарии 4

  • Жду продолжения!

  • Спасибо, последовательно пойдут еще три части.

  • Сережа, ты молодец! Жду продолжения. Удачи. Особенно про чаек.

    • Спасибо Михалыч, особо признателен тебе за ответ. Впереди много воспоминаний, а за скобками текстов еще больше. Огромный привет Петровичу! Про «чаёк по-адмиральски» или "пиво по-каменски " ты имеешь ввиду? Если про «пиво», то выискиваю варианты корректного изложения маршрута — «Жигули»... «Арбат»... и случай со швейцаром. Спасибо за напоминание, командир!

Добавить комментарий