Встречи на земле и в воздухе. Часть 3

Продолжение

Начало читайте вот тут: ЧАСТЬ 1 и ЧАСТЬ 2

В один из дней утро выдалось туманным, но осадков не было. Получили задание сменить вахту на северо-восточной буровой, километрах в 170 от базы, примерно в часе полета от Тадибе-Яхи.

Поселок Тадибе-Яха
Тадибе-Яха

Неожиданным оказалось количество провожающих, похоже, что у многих из этой вахты и жены были работниками Гыданской экспедиции. Как обычно, загрузили пассажиров с рюкзаками и прочим скарбом и вылетели на буровую.

Рейс на вышку «Уралмаш-3000»

Погода не совсем благоприятствовала выполнению задания, хотя прогноз был достаточно хорошим. На высоте метров 170 начали «прихватывать» облака, да и туман на земле начал активно расстилаться. Километров через 70 облачность стала понижаться до 150-120 метров, и с Обской губы стало активно натягивать туман.

— Что-то не нравится мне этот туманчик, да и ветерок, похоже, начинает «загонять» туман на западное побережье губы и на сам Гыдан! — в раздумье произнес Сергей Михалыч. — Ты бы, Сережа Петрович, палец-то с карты не отрывал, чтобы не просквозить мимо буровой! Да и расчетное время прибытия давай-ка уточни!

— Да нормально, командир, если меньше сотни метров облачность не понизится и не придавит туман, то выскочим, как надо!

Вышка, на которую мы летели, была «Уралмаш 3000», её высота в пределах 75 метров, поэтому высота облачности была важна для безопасного поиска «ротора».

Буровая вышка
Буровая вышка «Уралмаш-3000».

Я заглянул в салон – там безмятежно отсыпались под «музыку» работающих турбин вертолета вахтовики. А когда еще придется так поспать?! Впереди предстояла выматывающая до бессилия истинно мужская работа, с бессонными круглосуточными вахтами по бурению скважины, под грохот механизмов, подающих эти бесконечно уходящие в землю буровые трубы. Вагончик с минимально оборудованными комфортом, да двухъярусные кровати, если можно назвать так эти «лежбища». Пару раз мы экипажем ночевали в таких вагончиках, когда погода не оставляла нам выбора места ночевки. Это, конечно, было не так комфортно, как на полярных станциях или северных поселках Ямала и Гыдана. Как говорится, «романтика голубого неба начинается на земле». Только в столовой и были относительно радостные минуты — общение и обсуждение разного рода жизни и деятельности всех работающих.

Туман сгущается

Между тем, второй пилот, отсекая время, скользя пальцем по карте и передергивая навигационную линейку НЛ-10, сообщил:

— Путевая 170, на точку выйдем через 10 минут, поправку надо сделать градусов 5 влево, ветерок западный усиливается, метров 15, сносит вправо…

В кабине вертолета Ми-8
В кабине пилотов вертолета Ми-8.

— Надо, значит надо! — пробасил Сергей Михалыч. — Василич, ты топливо там глянь, не ровен час, возвращаться придется в Тадибе-Яху, или, не дай Бог, в Напалково, или через Обскую губу, в Сейху!

Щелкнув переключателем по группам топливных баков, я доложил, что топлива 2400 литров и спокойно часа на два с половиной хватит.

— Ну и ладушки, давайте-ка готовиться к снижению, да, ребятки, повнимательнее! Часы на секундомере отсеките!

Начали снижение, но метрах на 100 облачность плавно переходила в еще не плотный туман, видимость начала существенно снижаться, рельеф просматривался, как через запотевшие очки.

— Неважнецкие дела, если с первого раза не выйдем на буровую, придётся возвращаться на базу... Не будем испытывать судьбинушку, а пока подгашиваю скорость, километров на 120 будем подходить, километров за 5 до буровой, Василич, ты мне высоту почаще подсказывай по радиовысотомеру, особенно на снижении! Минуты за две начнем снижение, метров до 80, а там видно будет!

На том и порешали.

Пытаемся сесть… Увы…

На таких этапах важно полностью сосредоточиться всему экипажу и быть предельно осмотрительными, это как концентрированное испытание профессионализма и слетанности экипажа.

— Петрович, ты это… карту-то брось на козырек, сейчас её уже не фиг мозолить, да спереди в правую полусферу повнимательнее смотри, вышка-то железная, пропустит только на 10 метровом расстоянии!

Вертолет Ми-8 в полете
Вертолет Ми-8 в полете.

Жадно всматриваясь в туманную пустоту, мы выискивали, хоть какую-либо зацепку, ориентир много раз видимой нами буровой, но все было тщетно…

— Высота 80, скорость 70… высота 60, скорость 50… — читал я показания приборов.

Но кругом было полное «молоко»!

На таком режиме и было принято решение командира о прекращении снижения и уходе вверх.

— Так, не пора ли нам… пора, всё уходим! — произнес Михалыч и, подхватив ручку «шаг-газа», энергично направил вертолет почти вертикально вверх.

Так с набором, метра 3-4 в секунду, мы вышли на высоту 100-200, а затем и 300 метров, пытаясь «пробить» облачность, но увы…

Летим назад

Набрав высоту, командир уточнил у второго обратный курс, выставил стрелку указателя, попросил отсечь время, и мы ушли в разворот. По командной радиостанции связаться с «Огненным», таким был позывной Мыса Каменный, было невозможно. Наших помощников – самолетов-транспортников, частенько дублирующих нашу связь с «Огненным» — в небе в этой зоне не было. Поэтому второй пилот, переключив тумблер с генератора на преобразователь, по связной радиостанции вышел на связь и передал информацию о нашей работе, маршруте полета и расчетном времени прибытия, запросив прогноз района Тадибе-Яхи.

Оператор продиктовала нам прогноз и сообщила, что в течение двух часов ожидается резкое ухудшение погоды, туман и низкая облачность. Нас это устраивало, да и особо двигаться было некуда, как на базу.

Работает вертолет Ми-6
Работает вертолет Ми-6.

Важно было на подходе к «точке» узнать, где и куда с работой улетел наш «старший брат» борт Ми-6, 1959 года «от рода», чтобы для общего понимания иметь представление, по каким буровым он вылетел и с каким грузом.

 

Сергей ТРИКАЧЕВ

Продолжение читайте вот тут — ЧАСТЬ 4 и ЧАСТЬ 5

И оно ещё будет следовать:)

Читайте также другие рассказы Сергея Трикачева:

СОБАЧКА ПО ИМЕНИ МУМУ

НЕЛЕПАЯ ЖИЗНЬ, НЕЛЕПАЯ СМЕРТЬ...

МОЯ ВСТРЕЧА С МИХАИЛОМ ШУФУТИНСКИМ

МОИ ВСТРЕЧИ С КОСМОНАВТОМ ЖОЛОБОВЫМ

Комментарии 2

Добавить комментарий