Соколиные воинские сборы: Часть 3

Два года, проведенные в училище на казарменном положении при полном государственном обеспечении наложили на наше поведение вполне армейские привычки.

Секретная программа обучения гражданских авиаторов

На военной кафедре или, по училищному, на военном цикле, преподавались военные науки. Начиная от устава Вооруженных Сил СССР, строевой подготовки и общевойсковых дисциплин и заканчивая такими предметами как «Особенности эксплуатации вертолета Ми-8 в Вооруженных Силах». Такими особенностями были, например, ОПБ — оптического прицел бомбометания, ПВК — прицел вертолетный коллиматорный и, конечно, установки минирования с вертолета.

Мой конспект
Мои конспекты.

Тоже мой конспект

Каждый десятый выпускник нашего училища, причем, большинство из самых лучших после завершения обучения писали рапорты и пополняли ряды техников и борттехников на вертолетах в ВВС. Конспекты, которые вели курсанты на военном цикле, были все прошнурованы и опечатаны, хранились в секретном отделе, проще «секретке». Ответственный за них получал как учебники, так и тетради всех курсантов под грифом «ДСП» только на занятия и на самоподготовку. Обычные же конспекты по всем дисциплинам, находились всегда с нами и хранились в прикроватной тумбочке, в помещении кубрика взводного помещения на 32 курсанта.

«Посадки» в пшенице

Но одно дело обучение в училище, а другое — жизнь в полевых условиях на территории воинской части. Время очень быстро выявило некоторые недоработки в организации нашего быта. Во-первых, большая часть курсантов просто не смогла выдержать столпотворения и очереди в сооружение «МиМ», сделанное с минимальным количеством «посадочных мест». Поэтому, в качестве «запасной площадки», стали использовать колхозное поле, находившееся прямо за нашими палатками. От каждой палатки в пшеницу потянулись протоптанные курсантами тропинки.

Поле пшеницы
За нами — то самое поле пшеницы.

Примерно через неделю объездчик обнаружил на границе воинской части и колхозных угодий необычное явление. Вся колосившаяся пшеница, пожелтела и началось ложиться на землю. Об этом сообщили командованию полка, по инстанции дошло и до нашего руководства.

Гнев майора Филоненко

Майор Филоненко пылал от гнева! Сделав построение всей роты, он начал с самого основного тезиса, что такое отношение к народному хозяйству, такие безответственность и разгильдяйство, могут быть истолкованы как преступная деятельность врагов народа, подрыв устоев социалистического хозяйствования и просто провокация. Маршируя перед строем, он гневно изобличал всех курсантов в содеянном! Мы смиренно стояли и «переваривали» сказанное. В завершении своего выступления он пригрозил:

— Если хоть еще один колосок пшеницы упадет в порыжевшем поле, — я заставлю вас поднимать весь участок!

Тихонов и Филоненко
Командир 5-й роты майор Тихонов и начальник курса майор Филоненко.

Затем внимательно оглядел строй, стоявший в оцепенении, и его взгляд остановился на улыбке Владимира Антоненко. Правда, в нашем понятии, улыбка эта была просто особенностью мимики нашего товарища. По дружески мы называли Вовчика «наш Крамаров».

Улыбка Владимира Антоненко
Вот такое выражение лица Владимира Антоненко — в центре — и взбесило майора Филоненко.

Замерев от увиденного выражения, майор сорвался с места, подбежал к Антоненко, схватил его за плечи и вытащил перед строем. Ярости его не было предела! Сделав ему индивидуальное внушение, он в запале, начал срывать с него погоны! Мы стояли с оцепеневшими взглядами и безмолвно наблюдали эту картину. Испуганный Володя стоял, как истукан, и продолжал улыбаться! К счастью погоны были пришиты намертво и «разжалования» не произошло. Отхлынув от гнева, майор скомандовал ему:

— Встаньте в строй, рядовой Антоненко!

Затем дал команду и для всей роты:

— Разойдись!

Ну, а мы собравшись около палаток, стали обсуждать произошедшее. А Юра Караулов, взяв гитару, просто напел из Высоцкого – «Ну, разойтись я сразу согласился. И разошёлся, и расходился!" — вызвав бурю эмоций нашей дружной кампании.

Первый взлет и полет внешней подвеской

На послеобеденное время по плану стажировки у нас предстояли обзорные полеты на вертолетах. Нашу группу, человек пять, привезли на аэродром. Посадили в вертолет. В программе было упражнение «Полет с внешней подвеской». Оно включало в себя подцепку груза, висение, взлет, полет по кругу и укладку груза. Члены экипажа предупредили нас, чтобы мы особо не «прыгали» по салону вертолета, и приступили к подготовке вылета.

Уже запущены двигатели, произведена их проверка на режимах, и мы зависаем над грузом. Борт-техник, выпускает шарнирно-маятниковую подвеску, информирует летчиков, что вертолет зависает над грузом. Мы в круглые окна блистеров наблюдаем за этими маневрами! А груз, большой круглый «мячик», весом не менее тонны уже подцеплен за проушину и медленно поднимается вертолетом. Затем отрыв от земли, висение и взлет. Полет по кругу и заход на посадку.

Настороженно смотрим за работой экипажа. Нам еще сложно понять воинскую субординацию. Слева сидит лейтенант, на правой «чашке» майор. борт-техник в звании капитана, координирует по СПУ действия экипажа. После нескольких заходов и полетов по кругу, как мы поняли, программа тренировки была закончена. И, положив подвеску, экипаж переместил вертолет на стоянку и выключил двигатели. Мы, поблагодарив летчиков за такой лётный экскурс, покинули вертодром. Конечно, эмоции переполняли нас! Да и как же? Ведь мечты сбываются и постепенно воплощаются в реальное действо.

Полеты с внешними подвесками — обычными и неординарными

Через много лет мне самому в составе экипажа приходилось «таскать» внешние подвески, включающие в себя всё, что не помещалось внутри вертолета. Кроме стандартного нефтяного оборудования приходилось «упражняться» и с грузами неординарными. Например, автомобиль ГАЗ-66, который пришлось разгонять по полосе на его собственных колесах километров до шестидесяти в час и только после этого он оторвался от земли. Или 6-8 кубовую пачку досок, которая просто не хотела лететь больше скорости 80 километров, постоянно вымахивая и делая невообразимые движения по непредвиденной траектории.

Вертолет Ми-26 с трактором
Вертолет Ми-26 с трактором на внешней подвеске.

Трактор на внешней подвеске

А сколько опор ЛЭП было перетащено на строящиеся линии электропередач, не говоря об уже установленных. В лётной книжке, кроме общего налета и налета ночью, к сожалению не было графы, «Налёт с внешней подвеской». А так бы она составила, наверное 10-20 процентов от общего налёта. А это сотни, а, может, и тысячи часов…

Потом, рассказывая ребятам из экипажа про этот удобообтекаемый тренировочный груз, я вспоминал об этих первых армейских полетах, с умилением и грустью.

 

Сергей ТРИКАЧЕВ

Начало вот тут:

СОКОЛИНЫЕ ВОИНСКИЕ СБОРЫ: ЧАСТЬ 1

СОКОЛИНЫЕ ВОИНСКИЕ СБОРЫ: ЧАСТЬ 2

Продолжение вот здесь:

СОКОЛИНЫЕ ВОИНСКИЕ СБОРЫ: ЧАСТЬ 4

СОКОЛИНЫЕ ВОИНСКИЕ СБОРЫ: ЧАСТЬ 5

СОКОЛИНЫЕ ВОИНСКИЕ СБОРЫ: ЧАСТЬ 6

5 1 голос
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x