Памяти Учителя

«Учитель, перед именем твоим, позволь смиренно преклонить колени!» — эти слова мне часто приходят на ум, когда я вспоминаю начало своей трудовой деятельности и судьба преподнесла мне бесценный подарок – Наставника, старшего Друга, близкого человека – Антонину Андреевну КОРЖЕВСКУЮ.

Говорят, что человек не умирает, пока о нем помнят. Думаю, что ещё много её учеников с благодарностью вспоминают свою учительницу русского языка и литературы. Блестящая эрудиция, великолепное знание литературы, любовь к русскому Языку, любовь к своим ученикам и уважение к коллегам, стремление прийти на помощь в любых обстоятельствах – далеко не полный перечень достоинств Антонины Андреевны.

Антонина Андреевна Коржевская
Антонина Андреевна Коржевская.

Она всегда радовалась, когда встречала хорошего, пытливого учителя. Помню, как-то мы ехали в автобусе, и она разговаривала с незнакомой мне женщиной. Потом спросила меня: «Вы не знакомы? Хороший учитель!» Это была Эмилия Николаевна Летова.

Очень деликатно, ненавязчиво умела направлять нас, молодых учителей. Так, например, говорила мне: «Знаешь, некоторые учителя неправильно делают…» Я прекрасно понимала, что эти «некоторые» — это я, и старалась исправить свою ошибку. Она могла быть и строгой, даже резкой. И опять же из желания помочь человеку, но никогда – со зла.

Именно у неё я училась логике построения урока, отбору учебного материала, когда мы вместе вели параллельные классы и составляли конспект урока, или когда я присутствовала на её уроках.

Антонина Андреевна преподавала не только грамматику, но и Язык, воспитывала учеников. Она советовала им внимательно слушать радио и, смотря передачи по телевизору, следить за речью ведущих, считая их речь образцовой. Например, приступая к изучению правописания приставок, она начинала урок с вопроса: «Что вас восхитило и что возмутило в сегодняшней передаче по радио?»

Своих учеников она очень любила – всех – гордилась ими, но и была очень требовательной и к ним, и, в большей степени – к себе.

Развивая их способности, она проводила защиту рефератов, литературные конференции, вечера. Её ученицы Татьяна Владимировна Холкина и Татьяна Владимировна Деева (Шаньгина) достойно продолжили дело любимой учительницы. Меня всегда поражало её умение на литературных встречах сочетать художественные произведения и музыкальные, исполняемые, естественно, её учениками на фортепиано или скрипке.

Антонина Андреевна щедро делилась своими знаниями, умениями с коллегами не только своей школы, но и с учителями города, выступая на совещаниях учителей литературы и давая открытые уроки.

Она вообще была очень щедрым человеком: любила угощать всех, кто к ней приходил, своими несравненными грибочками, которые она так любила собирать и мариновать летом, своими пышными оладьями, да и всем, что было у неё, хотя жила очень скромно.

И ещё одна страница из жизни Антонины Андреевны, очень важная. Она приучила не только своих учеников, но и нас, учителей, быть в курсе всех новинок художественной литературы. Не говорю уже о журнале «Юность», который выписывали многие учителя и большинство старшеклассников, мы распределяли между собой и выписывали так называемые «толстые» журналы: «Новый мир», «Октябрь», «Нева», «Знамя» и другие – и потом обменивались ими. Сама она выписывала журнал «Огонёк», и это давало ей право выписывать приложение к этому журналу: собрания сочинений разных писателей — тогда их очень трудно было купить, и отдавала подписку своим коллегам. Или точно также выписывала книги по «Книга-почтой». Она могла появиться в учительской со связкой книг. Это означало, что ей посчастливилось зайти в книжный магазин, когда там продавали вновь поступившие книги, и купить не только на себя, но и на нас.

Прожив очень сложную, трудную жизнь, Антонина Андреевна оставалась доброжелательной, внимательной, заботливой; человеком, с которым никогда не скучно, который не потерял интереса к жизни, к людям.

Как-то она сказала мне: «Не то важно, что мы можем сказать о наших учениках, важно, что они скажут о нас».

Я сказала, как сумела, но с благодарностью и любовью

 

Галина Николаевна ЖИГАНОВА

 

Комментарии 3

  • Большое спасибо за эту публикацию! Моя мама и все ее одноклассники всегда с добрыми чувствами вспоминают Антонину Андреевну. Учитель с большой буквы. Я слышала много рассказов о ней. Знаю, что она пострадала от сталинских репрессий... Сердечно благодарю автора публикации — Галину Николаевну Жиганову. Она занималась со мной, помогла мне поступить на факультет журналистики.

  • Антонина Андреевна преподавала в школе №1 Алапаевска. И была гениальным педагогом. Увы, не вела уроки литературы в нашем классе. Но посчастливилось мне быть в ее литературном кружке и даже сделать сообщение, героем которого стал Хемингуэй (тогда, в 1960-х, обладатель любой его книжки почитался счастливцем). Вблизи нее возникало чувство иного мира, блистательного, мощного, который я отчасти обрела, переехав в университетский город.

    Так жалею, что не удалось ни разу просто поговорить с ней, как это произошло с ее братом, Александром Андреевичем Коржевским. – И до сих пор помнятся удивительные его уроки истории!

    Имя Антонины Андреевны внесено в Книгу памяти жертв политических репрессий. Осужденная по ст. 58-10, в сталинских лагерях она обрела истинную свободу, свободу противостояния – но и прощения. Благородный, высокий дух.

  • Бывают учителя — легенды... Те, кому повезло у этих людей учиться, свое детство уже могут назвать счастливым. У Антонины Андреевны я учился недолго. Она у нас, по-моему, вела уроки по причине болезни основного учителя. Помнится, придя первый раз к нам в класс, она начинала знакомиться с каждым учеником... Каждый из нас, когда она подходила к парте, называл свое имя. Антонина Андреевна тут же поясняла, как это имя переводится с древнегреческого... Да, дисциплина на ее уроках была — весьма и весьма... Зато литература и русский при ее преподавании не были какими-то «замороженными» и «набивающими оскомину»...

Добавить комментарий