Капоты... открываются внезапно

Тюмень. 1990 год. Ловим такси около ресторана «Кристалл Севера», на Мельникайте, пора и на «базу» возвращаться! А база находится в аэропорту «Рощино», в пассажирской гостинице. «Волга ГАЗ-24», ловко пробираясь между стоящими на парковке, подкатила к нам.— Ребята! В аэропорт? Давай, садитесь, доставлю в полной сохранности!

Погнали в аэропорт

Сажусь в кресло рядом с водителем, друзья — товарищи по УТО-19, располагаются сзади. Взвизгнули тормоза, и мы мчимся по городу. Ловко петляя по темным улицам Тюмени, водитель продвигается по направлению основной дороги в аэропорт. Перемаргивая фарами при пересечении перекрестков, проскочил несколько светофоров на желтый, мурлыча себе под нос какую-то мелодию, лихо крутит баранку. Перед передним стеклом в прорези вентиляции торчат купюры достоинством от одного до трех рублей.

Неожиданно сзади раздается сигнал, замигали огни машины ДПС, и мы услышали:

— Водитель автомобиля Я-08-18-ТЮ, прошу остановиться!

Водитель принимает вправо, на обочину.

— Да, интересно, вот сейчас узнаем, кто остановил. Тот кто делает карьеру, или тот, кто зарабатывает деньги, – сказал водитель, видимо, самому себе.

Достал из вентиляции несколько купюр, документы на машину,положил в карман. Минут через пятнадцать вернулся и радостно сообщил:

— Червонцем отделался, пусть ребята подхалтурят, я еще заработаю!

Давнул на педаль акселератора, и мы под визг и шуршание покрышек поехали дальше. «Волка ноги кормят», — подумал я. Выехав на участок дороги в аэропорт, водитель «поддал жару», и мы помчались. Фары пробивали темноту и освещали набегающую на нас, поблескивающую новым асфальтом дорогу. «Прытко гонит, — подумал я. — Километров под сто наверное?» Глянул на светящийся спидометр, точно сто десять! «Вот лиходей, — закралась мысль, — всего-то за три рубля». Вспомнился фильм с участием популярного не то литовского, не то латышского артиста. Когда он садится в машину, поворачивается к пассажирке, сидящей сзади, и, угрожающе глядя ей в глаза говорит:

— Женщина, смерти не боишься?

— А что? — вопрошает она.

— Поедем о-о-очень быстро!

Так и у нас... правда с улыбкой Д’Артаньяна!

Капотные «зигзаги удачи»

В этот миг резкий удар, хлопок и... капот нашего такси полностью закрывает лобовое стекло. Впереди вижу полную темноту и только сбоку в правое дверное стекло — мерцающий луч машины, освещающий грунтовую полосу обочины. Заскрипели тормоза, машину начало бросать из стороны в сторону. По зигзагообразному движению светового потока фар было понятна и траектория движения самого авто. Крепко держа руль в руках, водитель, всматриваясь в стекло левой дверцы, пытался удержать машину на дороге, прижимая и отпуская педаль тормоза! Еще одно нажатие, визг тормозных колодок и машина, уткнувшись в край обочины, встала! Капот двигательного отсека медленно перевалился через верхнюю мертвую точку и лёг на свое родное место, как бы говоря: «Ну, ребята, приехали!»

Волга ГАЗ-24 с открытым капотом
ГАЗ-24 «Волга» с открытым капотом.

— Что это было? — оцепенело спрашивали мои коллеги, сидевшие сзади, — Какие-то зигзаги удачи?

Во время наших петляний они уперлись в спинки передних сидений, чтобы не завалиться с кресла, и не промолвили ни слова.

— Точно — ответил водитель, — надо глянуть, не погнуло ли узлы крепления капота.

Вышли, посмотрели. Капот слегка деформировался и не вставал на защелку отсека двигателя.

— Нормально! Всё будет «пучком»!- весело говорил шеф, — главное, что не выдавил стекло через рычаги стеклоочистителей.

Подвязав проволокой капот к декоративной сетке облицовки радиатора, мы тронулись дальше. Подъехав к гостинице, расплатились с таксистом и зашли во внутрь. Поднявшись в номер, быстренько переоделись. Вместе с подготовкой к занятиям на завтра, активно припоминали случаи из водительской практики, коих только у меня было немерено за почти двадцать лет за рулём.

Завтра надо было сдать несколько экзаменов по последним документам, подходившим и к сдаче на повышение в классе. Мои документы на аттестацию первого класса уже лежали в управлении гражданской авиации. Как говорится: «Бог даст день, бог даст — пищу!» Скоротав время за мирской беседой, разошлись по номерам. В полной тишине с отходом ко сну мне начала вырисовываться такая картинка...

Удар!

Прилетели в Сюнай-Сале, ненецкая бригада загрузила разобранный на отдельные щиты-панели деревянный домик. Накидали снасти, сети, багры, пешни и другой скарб для проживания и подледной ловли рыбы в осенне-зимний сезон. Я перепроверил устойчивость щитов, в некоторых местах обледенелых и с комьями снега. Закрыл створки, навесил «амбарный» замок на ручки створок. Как обычно, запустили двигатели, взлетели и взяли курс на Яптик-Сале.

Погода просто прелесть, видимость отличная, облака высоко. Осень, октябрь, снегом заметенная тундра, с ярким контуром еще не занесенных речушек, покрытых льдом. Пролетели траверсом Мыс Каменный, переходя с «Огненного района» на «Огненный круг» и через 50 километров обратно. Еще немного, и должен появится Яптик-Сале , национальный поселок с магазинчиком, фельдшерско-акушерским пунктом и несколькими домиками.

Вдруг — сильнейший удар в салоне, как будто глухой удар в большой барабан! Взгляд на приборы — всё нормально! Резко открываю дверь и всматриваюсь вглубь «трюма». Ненцы сидят спокойно, разговаривают между собой. Пытаюсь увидеть смещение панелей. Впечатление, что какая-то соскользнула и своим весом ударила по полу. Спрашиваю ненца:

— Панели не двигались?

— Нет — отвечает тот.

— Что там такое? — спрашивает командир.

— Да всё нормально, ничего не падало — отвечаю.

Поднимаюсь с сидения, заглядываю в смотровые окна люка, всё хорошо, тоннели воздухозаборников чистые. Показания приборов устойчивые... В голове прокручивается версия — оттаяли панели, стоящие около правого борта и попадающие под интенсивный обдув горячим воздухом от печки КО-50? Больше вроде бы нечему падать в салоне! Бочек нет, да и с чего бы это им валиться было бы! Ну и ладненько, летим дальше, чего волноваться, видимых причин просто нет.

Ещё удар!

Минут пятнадцать полета, всматриваемся по курсу, где-то километрах в сорока должен быть поселок. Нашу визуальную благостность вновь нарушает сильнейший удар! Точно такой, какой был минут тридцать назад. Открываю дверь пилотской, смотрю на щиты... стоят «как вкопанные»! Взгляд по приборам — ну все как на фото приборных досок из учебника по АиРЭО. Снова протираю «замученные» подошвами обуви смотровые стекла люка выхода к двигателям. Все чисто, штырь РИО-3 (радиоизотопного определителя обледенения) в полный рост стоит и без «шубы», то есть безо льда. Переглянулись между собой, а что делать-то, если никаких видимых причин для особого волнения просто нет!

Вот и Яптик-Сале, определились с ветерком по «колдуну», установленному в поселке, и начали заход на посадку. Тонкий слой свежего снега мгновенно раздуло, шасси коснулись подмороженного наста. Я выскочил из кабины, посмотрел на местность приземления и, проверив плотность грунта, уже хотел дать команды командиру на полное приземление. Но поднял глаза на уровень выше пилотской кабины и… увидел невероятное!!!

Отсеки обоих двигателей были открыты! Ну ладно, открытый с одной стороны капот главного редуктора, как и капот гидросистемы, я видел воочию. Но такое???

Открытые капоты вертолета Ми-8
Открытые капоты вертолета Ми-8.

…В это время я проснулся. Окинув взглядом комнату, посмотрел в сторону подсвечиваемого фонарем окна, мысли бешено прокручивались в голове. «Ну ладно, — подумал я, — вечером реальное открытие капота такси, легкий рассказик про капот переделанных из самолета Як-12 аэросаней, улетевший в пургу по просторам Обской губы, ну а это-то к чему?» В то же время любопытство настраивало меня на продолжение этого бесноватого сна. Глянул на часы, время было еще 4 часа утра. Промелькнуло, еще успею досмотреть, похоже всё самое страшное позади! И, уткнувшись головой в подушку, снова погрузился в сон…

Раскрытые капоты

…Поднялся в кабину, рассказал командиру о возникшей ситуации. А что стесняться, коль капоты раскинуты? Выключили двигатели, я открыл створки, и начали разгрузку рыболовецкого скарба. Пока ненцы разгружали, время позволяло глянуть и на предмет нашего волнения. Не торопясь, через люк поднялся наверх. Не торопясь, потому что несколько пугало рисуемое воображением состояние капотов. Глянул на один — кронштейн упора был несколько смят, петли все были целые, и только тросик ограничителя слегка переместился на ослабление. «Нормально», — сделал я вывод. Глянул на второй открытый капот — почти тоже самое, болт регулировки ограничителя выдавил в упоре отпечаток шестигранника и начал съедать слой алюминия.

Поднял один полукапот, поднял второй, попробовал совместить, как будто получилось. Подрегулировал длину тяги поперечного замка, стянул половины. Толкнул ручку продольного замка, закрылся только передний штырь, задний прошел мимо. «Вот в чем причина», — подумал я. Перетянули поперечный со сломанным и подмятым красным предохранительным клапаном. Еще при взлете от вибрации он, видимо, открылся, а в полете открылся и одинокий передний штырь. Ну, ладно, после прилета напишу техникам, чтобы отремонтировали или заменили «убитый» поперечный замок. Закрыл замки, для верности ковырнул отверткой, убедившись в надежности, и спустился вниз.

Разгрузка закончилась, пора и вылетать. Кстати, такое изношенное состояние было на замках створок. Не зря же весили на него висячий дверной замок для подстраховки. Да и ленту ограничения входа пассажиров на десантные сидения, расположенные на створках, повесили не зря, ой, ой, не зря!

С добрым утром!

На этом месте меня разбудили голоса моих «соплеменников». Пора вставать! «Бодрость тела, пластика и грация...» — зазвучало из радиоприёмника. Дымились чашки с утренним кофе, завершая пробуждение. Собрались у столика, я, под улыбки друзей, рассказал им о «страшном сне». Обменявшись мнениями о наших «капотных» приключениях, мы начали выдвигаться на учебу. Кто-то напоследок сказал:

— Вернемся с учебы, я вам про другой случай расскажу! Или после того, как сегодня съездим в «Восток» или «Турист», вечером что у нас в планах?

Дружно поднявшись, пошли осваивать или грызть «гранит науки». «Расскажешь, — подумал я, — а я всем в интернете расскажу! Договорились?»

 

Сергей ТРИКАЧЕВ

5 1 голос
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
2 комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Анонимно
Анонимно
6 месяцев назад

Реальное «капотное» приключение имело место в аэропорту «Забрат» в Баку примерно в 1972—1973 годах. В этом аэропорту базировалась малая авиация — Ан-2 и вертолёты. Бригада авиатехников обслуживала вылетающие и прилетающие Ан-2 в так называемой смене.

На взлёте у Ан-2 открылся капот (тот тип капота, что состоит «из двух половин», а не из трёх частей). Слава богу, что КВС сумел посадить самолёт без каких-либо последствий... И вроде бы и авиатехник был со стажем, но...

Сергей
Сергей
6 месяцев назад
Ответить на  Анонимно

Всякое в жизни и работе случалось! Но не о всяком можно рассказать. Иногда это просто сон, а по факту, возможно, реальность... Спасибо, за комментарий.

2
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x