Мы Киселёвы, или История одной династии

Эти воспоминания о своём роде и своей семье, о династии Киселёвых из Алапаевска, написала и прислала Муза Николаевна Хрущева. Сейчас она живет в Нижнем Тагиле — туда, выйдя замуж, в 1949 году уехала из Алапаевска её мама — Маргарита Михайловна Киселёва. Но связь с Алапаевском не оборвалась. Эти заметки родились из детских впечатлений о доме №9 на улице Защиты, в котором жили  Киселёвы, и где она в детстве проводила каждое лето, из рассказов бабушки Елизаветы Яковлевны Киселёвой, в девичестве Чернавиной, из поисков сведений о своём роде в музеях и архивах.

Мой прадед Иван Гаврилович Киселев

Мой прадед Иван Гаврилович Киселев родился в 1861 году в семье крестьянина Нейво-Алапаевской волости, и, значит, не был потомственным металлургом, как сегодня пишут в местных газетах. Успешно закончил Алапаевское городское училище в 1877 году. Это же училище потом закончили все три его сына — Илья, Иван и Михаил, подлинники их свидетельств о его окончании находятся ныне в музее истории АМЗ.

Умелец во всем, прадед сам построил дом на улице Зеленой. Сейчас это улица Защиты, дом, который выстроил прадед, сохранился, сейчас это дом №9. В нём он поселил всё свое многочисленное семейство. От его снохи, моей бабушки Лизы, я знаю, что дом стоял первоначально на пустыре и только позднее это место стало застраиваться другими домами.

В семье было 6 детей, двое из них – Илья и Иван погибли в Алапаевске в годы гражданской войны, и я хотела бы знать, за что они погибли, какие у них были убеждения, за кого воевали. Третий сын Михаил — это мой будущий дедушка.

Илья и Михаил Киселевы
Илья (сидит) и Михаил (стоит) Киселёвы.

У прадеда во дворе дома были большая мастерская и кузня. Здесь он и работал еще до революции, производя всякую столярную и жестяную продукцию. Даже в 1960-е годы мы с братом, облазав весь дом, находили визитки: «Киселевъ Иванъ Гавриловичъ. Ушки и вѣдерныя дужки» — не без юмора было отпечатано на них. Возможно, в той орфографии я ошибаюсь, но текст был именно такой. Понятно, что до 1920-х годов он работал частным образом, и как его позднее не раскулачили — это для меня вопрос.

В советское время, уже находясь на пенсии, прадед, скорее всего, работал от АМЗ на дому, обучая в мастерской группы ФЗО. Но утверждать это не могу, так как документация АМЗ в Алапаевском городском архиве сохранилась только с 1938 года. В газете была опубликована фотография прадеда с группой курсантов — это вторая партия курсантов, выпуск 15 сентября 1931 года.

Иван Гаврилович Киселёв с группой курсантов
Иван Гаврилович Киселёв (в центре) с группой учащихся ФЗО.

И написано, что фотография сделана в мастерской. Но помещение мастерской было темновато для фото, и мы с братом считаем, что фотограф заснял группу во дворе дома, на фоне ворот. Станок только что подвезли к дому на Защите 9, занесли во двор – и вот фото на память. Позднее станок установят в мастерской. У нас в семье есть фото, где прадед в этот же день сфотографировался со своими внуками у этого же станка. Девочка в центре — Маргарита. Моя будущая мама.

Иван Гаврилович Киселёв со своими внуками
Иван Гаврилович Киселёв со своими внуками.
В центре — Маргарита, моя будущая мама.

Этот станок мы с братьями застали в целехонькой мастерской еще в 1960-е годы. Большим самодельным ключом со звоном открывался самодельный же замок, в полумраке большой мастерской стояли верстаки, дерево- и металлообрабатывающие станки, точильный круг, бутыли с кислотой в плетеных корзинах, бочка с дегтем, многочисленные инструменты. Ну, мы и щемили свои неопытные пальцы в этих верстаках, под этими молотками.

Мой прадед не ездил в Париж!

Про Ивана Гавриловича Киселева в городе ходят легенды, порожденные публикациями о нем в газетах местных краеведов. Одна из таких легенд гласит, что прадед ездил на промышленную выставку в Париж. Причиной её возникновения стала вот эта фотография.

Иван Гаврилович Киселев
Мой прадед Иван Гаврилович Киселёв.

Она существует в подлиннике в 5-6 экземплярах у родни и в музее истории АМЗ. Надписи на них времен подлинника нет, но на музейном фото чьей-то рукой написано: «Париж, промышленная выставка». На основании этой ничем не подтвержденной надписи кем-то сделано заключение, что Иван Гаврилович Киселев сфотографирован в Париже, где представляет свои изделия из Алапаевска!. Но вряд ли такие простейшие изделия, а не механизмы и оборудование, Россия, Урал везли в Париж. Прадед владел профессиями кузнеца, столяра, жестянщика, модельщика. Вот скорее всего он и стоит на снимке с моделями из дерева.

— Нет, он был, был в Париже, — уверяли меня в музее. — Так на обороте фотографии написано!

— А что там еще написано? – спрашиваю.

А ниже на той же фотографии надпись той же рукой: «Китай. Мао Цзэдун».

— Странно, — задумывается музейный сотрудник. – Где Франция, а где Мао Цзэдун.

Вот именно. Фотография явно сделана в условиях студии, о чем свидетельствует нарисованный задник – шторы и балюстрада. Да мой лощеный прадед вряд ли бы поехал во Францию в мятых брюках и резиновых ботах, или как их тогда называли?

Иван Гаврилович и Вера Петровна Киселёвы
Иван Гаврилович и Вера Петровна Киселёвы.

Вот он на фотографии со своей женой Верой Петровной. Эх!Такая в ботах во Францию мужа не отправит. Более того, в семье никогда не было легенд о поездке прадеда в Париж, а кроме того возраст прадеда на снимке и годы проведения Парижских выставок не стыкуются друг с другом — то слишком молод, то уже нет в живых. Иван Гаврилович умер в 1936 году.

Легенда о завязанном в узел металлическом пруте

Жила в семье другая легенда: узел из металлического прута, завязанный прадедом холодным способом с использованием какого-то секрета. Такие узлы лежали на комоде в доме, и я помню холод и гладкость металла до сих пор.

Но загляните на сайт хотя бы Нижнетагильского краеведческого музея. Там этих узлов десятки и в различных изделиях. Тагильские заводы еще до рождения прадеда представляли эти изделия в 1851 году на Парижской промышленной выставке. Дед не был изобретателем этого метода, он был необыкновенно любопытен, явно где-то подсмотрел, изучил и использовал это в практике. Но кроме изысканной поделки, шутки, возможно, нигде не использовал. А секрет заключался в свойствах самой мелкозернистой легированной стали – ее пластичности. Именно в холодном виде эти стальные пруты закручивались по принципу крутки шнура. Так что тайна в семье существовала скорей всего для внуков. Теперь этих узлов в семье нет, они в музее истории АМЗ.

Мой дед Михаил Иванович Киселёв и его сыновья и дочери

После смерти прадеда в 1936 году дом с мастерской перешли его сыну Михаилу. Мой дедушка Миша тоже имел большую семью, тоже 6 детей, и по их семье тоже проехало «красное колесо», но это уже совсем другая история.

У Михаила Ивановича Киселева  с его женой Елизаветой Яковлевной, в девичестве Чернавиной, было три сына и три дочери. В 2016 году в газете было напечатано фото лыжного пробега Алапаевск – Ирбит – Егоршино – Алапаевск с руководителем Владимиром Киселевым, их средним сыном. Снимок 1943 года, и пробег посвящался победе в Сталинградской битве. К этому времени Владимир мог уже знать, что его старший брат Константин, 1920 года рождения, пропал без вести (не знаю, когда в семье получили «похоронку»).

Все послевоенные годы семья пыталась найти сведения о Косте. Ответ был один — пропал без вести. И только сейчас в интернете можно найти этот печальный список «безвозвратных потерь по 61-й ДАРМ 47-й армии», где Костя числится под номером один.

Константин Михайлович Киселёв
Константин Михайлович Киселёв.

Он воевал в Финскую, служил в Армении в 1940 — 1941 годах, был начальником дальнобойных артиллерийских мастерских (ДАРМ). В 1942 году их часть была брошена в Крым. 11 февраля 1942 года он писал родителям:

«Я сейчас в Крыму. Получил вашу посылку, большое спасибо, но прошу вас больше не затрудняться у нас все есть, не только вы – вся страна заботится. А на трудности внимания не обращаем – некогда».

То, что там были страшные события, тысячи погибших с нашей стороны – это факт. И блестящий офицер, мастер на все руки, умелец, любимец семьи (есть фото, где он участвует в авто, в велопробегах за честь Алапаевска) – пропал. Я помню, что в 1950 — 1960-х его еще ждали, что вот откроются те самые ворота на Защите, 9 и…

Младший сын – Иван и средний – Владимир, средняя дочь Нина до пенсии работали на АМЗ, отдав лучшие годы своей жизни заводу, городу, любили технику, знали её.

Нина Михайловна Киселёва
Нина Михайловна Киселёва.

Нина на всех соревнованиях выступала от АМЗ — по лыжным гонкам, бегу, плаванию, в велопробегах. Я помню, как она брала меня на стрельбище, находящееся в Кукуйской яме. Подогнув полы платья, из позиции лежа, она отстрелялась на какие-то нормативы, и мы побежали дальше по делам.

Младшая дочь, Виктория Михайловна, всю жизнь отработала в Алапаевской аптеке на улице Смольникова. Была рукодельницей, многому меня научила.

Виктория Михайловна Киселёва
Виктория Михайловна Киселёва.

Моя мама Маргарита Михайловна после окончания Пермского фармацевтического института в 1945 году работала заведующей контрольно-аналитической лаборатории, а с 1946-го по 1949 годы заведовала центральной аптекой Алапаевска.

Маргарита Михайловна Киселёва
Маргарита Михайловна Киселёва.

С 1949 года до пенсии проработала заведующей центральной аптекой Нижнего Тагила.

Мой дед не женился дважды, и у него не было дома на улице Пушкина

И вдруг совсем недавно мы обнаружили «родственников», которые числят Ивана Гавриловича Киселева в своих корнях и заявляют, что родовой дом Киселевых находился на улице Пушкина. Что некая Маргарита Михайловна Киселева, их родственница, является внучкой Киселева Ивана Гавриловича. То есть у моего деда образовалась другая дочь под тем же именем, что и первая,  обе оказались замужем за Николаем (да!), обе имели по две сестры (да!), все трое из обеих семей уже ушли в мир иной и прояснить что-либо больше не у кого. Но тогда получается, что и у меня было две независимых друг от друга матери.

И вот мы, подхватив документы и фотографии своей Маргариты Михайловны, едем к «родне». Сверяем каждые свои фото и… ничего общего. Уф! Быстро выясняется, что их Киселева стала таковой после брака с неким другим Николаем Киселевым. Разошлись, все вроде выяснив, а через два месяца упорные родственники вновь заявляют нам, что мы родня!

— Вы просто не знаете, что дед Михаил Киселев  был дважды женат!

Михаил Иванович и Елизавета Яковлевна Киселёвы.
Михаил Иванович и Елизавета Яковлевна Киселёвы.

Вот те раз! Посмотрите на фото моих молодых деда и бабушки. Они всю жизнь были преданы друг другу, перенесли гибель его братьев, своего сына и других родственников в Великой Отечественной войне. Многие годы бабушка трепетно ухаживала за ним, уже лежачим, волокла на себе огромный дом с хозяйством.

— Меня сватал купец, хотел увезти в Китай (связи Китая с Уралом до 1917 года общеизвестны), но я любила Мишеньку, — рассказывала нам бабушка.

Именно эта «родня» и поселила семью Киселевых в дом по улице Пушкина, видно их Маргарита там и родилась. Но это их история. Тем не менее до сих пор у любителей старинных фото города Алапаевска наш прадед монтируется с неизвестным нам домом на улице Пушкина, а наш дом на улице Защита, 9 стоит себе, ничего об этом не ведая. Живут в нем уже новые хозяева, бабушка вынуждена была продать дом после смерти дедушки в 1964 году.

Дом на улице Зеленой, 9 (ныне — улица Защиты)

Дом этот еще в 1950 — 1960-е годы был напичкан историей. Все его оснащение — самодельная мебель и другие предметы быта – могли стать музейными экспонатами. Письменный стол деда был забит измерительными инструментами, точными весами, были там часы Буре – это то, что я по-малолетству помню. А в летней комнате – прекрасные тома книг немецких авторов по истории животного и растительного мира, народоведению на веленевой (без примеси древесины) бумаге, уже негодные музыкальные инструменты, подшивки газет, журналов, документы семьи, разрозненные тома Кнута Гамсуна, на стене огромная карта мира, где вся Африка – чьи-то колонии. Медицинской энциклопедией дореволюционного издания полуграмотная бабушка растапливала печь. Моя тетушка, безмятежно сдававшая архив семьи ушлым краеведам, тоже цены этому духовному богатству не ведала, а потому и не рассказывала о нем знатокам истории Алапаевска.

Я могу только предположить, какую духовную жизнь вели эти красивые люди: выросли из крестьян в рабочую интеллигенцию, созидали, учились сами и учили других, умели насыщено организовать свой быт и досуг техническими новинками века. Прадед разъезжал на самодельном велосипеде по Алапаевску, чинил всевозможную технику горожанам: сепараторы, швейные и печатные машинки. Бабушка рассказывала, что в округе у них был первый и единственный граммофон, окрестная молодежь по праздникам усаживалась напротив дома вдоль водосточных канав и слушала выставленный в окна дома Киселёва граммофон с песнями Шаляпина и хора Пятницкого. Эти тяжелые огромные пластинки были целы еще в нашем детстве, но к современным проигрывателям они уже не подходили. Труба граммофона за ненадобностью в нашем детстве была приспособлена под водосток на крыше. Была даже камера обскура (прообраз фотоаппарата), о назначении которого нам, детям, уже объяснить никто не мог. Я встречала в бумагах рукописный альбом какого-то родственника, который в стихах описывал свою жизнь. Никто не подсказал, что это нужно сохранить, сберечь. Сколько холодных зим печи растапливались этими документами?

Когда дом на улице Защиты 9, был продан, то вместе с людьми, купившими его, в кооперативную двухкомнатную квартиру переселились только вместительный сундук, самодельный стол, кровать, да воспоминания… Все остальное кануло в лету.

— Семьдесят шесть лет уже. Страсть какая. Сколько пороблено старинными-то людьми, – приговаривала бабушка.

Охватывая взглядом обозримую историю семьи, я вижу, сколько за бабушкиными словами стоит пережитого, вынесенного, утерянного, а приобретений почти нет. Естественно, все советские реалии отразились на судьбах всех членов семьи. Не будем сейчас делать исторические, социологические выводы, это не наша задача.

Откликнитесь!

Я надеюсь, что еще кто-то подлинных из родственников откликнется на эти заметки.

Ведь мы не знаем линию Веры Петровны Киселевой  (жены Ивана Гавриловича), братьев и сестер самого Ивана Гавриловича. Возможно, у них другие фамилии, но, если у кого есть подобные фотографии в семье – отзовитесь, и мы вместе поработаем над генеалогией семьи, а пока я точно знаю, что мой прадед не был в Париже (к сожалению), дед не был женат дважды (к счастью), они не жили по улице Пушкина (попробуйте доказать нам обратное).

Мы многого еще не знаем, и ушедшие наши предки уж очень мало нам рассказывали о себе, к сожалению. На это были причины и самая неприятная из них – страх. Кстати, мой отец Николай (Микола) в 16 лет был признан вместе с отцом кулаками, лишен всего имущества и выслан на Урал с пятью братьями и сестрами с Украины. Он так и ушел с этой тайной в мир иной. Но здесь скорее всего была обида и унижение. Только после перестройки я реабилитировала его и своего деда.

У меня дома целый «иконостас» ценнейших семейных фотографий. Я ставлю перед ним своих внуков, пусть знают, изучают историю семьи и государства.

— Вот это ваш прапрапрадед, а это прапрабабушка.

И мне не стыдно за эти благородные лица, их жизнь и судьбу.

Киселёвы и Чернавины
Киселёвы и Чернавины. 1952 год.

Посмотрите на фото 1952 года, здесь члены семей Киселёвых и Чернавиных, бабушек, дедушек и наших молодых родителей в родовом доме моей бабушки на улице Чайковского (Торговой). Недавно я посетила этот дом через 60 с лишним лет, он стоит в своем первозданном виде. У семьи Чернавиных есть свои летописцы, у них свои истории, свои страсти, вопросы.

А вот и я, автор этих строк – Муза Николаевна Хрущева. Нижний Тагил. Контактный номер – 89292194835.

Муза Николаевна Хрущёва
Муза Николаевна Хрущёва.

Выражаю благодарность музею истории АМЗ и лично Н.С. Игнатову , соседу по улице Защита В. Боякину, моим двоюродным сестрам и брату Н.И. Киселевой, Н.Б. Шайбаковой и Г.И. Киселеву за предоставленные сведения и документы.

М.Н. ХРУЩЁВА

Добавить комментарий