Гыданский эксперимент

Летом на Ямале появляются множество экспедиций самой разной направленности — геофизики, гравиметристы, ботаники. И, естественно, их деятельность почти всегда сопровождает авиация.

С чего всё началось

Одной из распространенных работ по всем районам, которые интересны для изучения строения земной коры, подземных запасов нефти и газа, является гравиметрическая съемка. Обычно летают два гравиметриста. Работа заключается в том, что по определенному профилю производят специальным прибором — гравиметром замеры колебаний земли. Данные заносятся в журналы, потом расшифровываются в лабораториях институтов.

Работа напряженная, так как делается множество посадок, иногда до 50 в летный рабочий день. Вертолет оборудуется дополнительными баками и заправка возрастает с 3500 литров топлива до 4900, что позволяет находиться в воздухе почти до 6 с половиной часов в беспосадочном полете. В полете выпускается аппарат на тросе 50 метров, который снимает показания магнитной амплитуды земной поверхности. Кроме того, для контроля пролетов над точками профилей монтируется видеокамера. Вертолет галсами проходит определенные участки маршрута на расчетном, задаваемом операторами-гравиметристами, расстоянии.

У вертолета
Я возле вертолета и немного поодаль стоит спускаемый аппарат.

Осмотр спускаемого аппарата
Осмотр спускаемого аппарата.

Завершающим этапом исследования является глубинное сейсмическое зондирование. В нем мне однажды пришлось участвовать.

Подготовка к эксперименту

На основании научных изысканий на Гыданском полуострове было определено место, в земной коре которого были интересующие науку залегания. Место, естественно, малонаселенное, с ровным рельефом и определенными ветровыми показаниями. Мы с группой гравиметристов прилетели в примерный район эксперимента, долгое время выискивали необходимое им место. Наконец, выбор пал на небольшое озеро, размером метров 200 на 200, неглубокое — метра три, с ровными берегами.

Выполняемая работа была завязана на применение военной авиации с использованием реально боевых бомб. Поэтому мы облетели все находящиеся поблизости стойбища оленеводов с предписанием удалиться не менее, чем на 10 километров от объекта. С учетом «розы ветров» на расстоянии метров 50 разместили так называемое «посадочное Т». Вокруг озера специалисты установили приборы, регистрирующие параметры намеченного изучения. В согласованное с военными время мы эпизодически вылетали в район этого озера — гравиметристы проверяли и меняли аккумуляторы приборов.

В назначенное время из Семипалатинской области вылетел бомбардировщик Ту-16 с необходимым боевым комплектом. Накануне прибыл представитель военного ведомства – «штурман-корректировщик». И мы, уже вместе с ним, вылетели в район озера. Проверили приборы, дополнительно закрепили полотнище «посадочного знака «с учетом последней корректировки по ветру». В зоне Гыданского полуострова был введен особый режим и никого, кроме нашего вертолета, в воздушном пространстве не было.

Оператор за блоком контроля
Оператор за блоком контроля в салоне вертолёта.

В расчетное время корректировщик вышел на связь с боевым самолетом, и была дана часовая готовность. Мы отлетели от озера километра на три, корректировщик занял мое место в кабине экипажа. И стали ожидать появления воздушного судна.

«Бомбочка»

Точно в назначенное время, километрах в 15, мы увидели грозную боевую машину. Погода была ясная и безоблачная. Снижаясь по плавной глиссаде, самолет медленно подходил к объекту бомбометания, как бы примеряя скорости и высоты. Метрах на 300 прошел над объектом, затем ушел в разворот и снова поднялся, чтобы сделать уже боевой маневр для бомбометания. С нескрываемым любопытством мы наблюдали за этими маневрами. Думаю, что мало кому по лётной жизни приходилось такое наблюдать, а тем более принимать в нем участие.

Между тем корректировщик вел переговоры с экипажем, делая последние указания. Минут через десять самолет снова «вывалился с высоты», как бы прицеливаясь по объекту, корректируя курс и высоту захода. Затем со стабильной скоростью и глиссадой «пошел на цель». Примерно на высоте 300 метров и расстоянии до километра от самолета отделилась бомба и пошла к цели. Самолет, несколько резче, чем на посадке, взмыл в воздух. Бомбочка, по словам штурмана-корректировщика, «была весом 900 килограмм». И даже визуально была видна как «немаленькая болванка». Она с нарастающим свистом пролетела расстояние от самолета и упала в озеро. Раздался взрыв.

Взрыв

Сначала «пробил фонтан», а потом и основная масса воды как бы вскипела, и озеро начало «выходить из берегов». Наш штурман сообщил экипажу, что цель «поражена с оценкой отлично». И самолет, выполнив боевое задание, ушел из зоны видимости.

Тем временем огромная волна вышла на кромки берега и стала заливать их. Все это продолжалось, наверное, какие-то минуты. Но впечатление произвело неизгладимое и запоминающееся. Когда почти все успокоилось, мы взлетели и прошли над объектом. Вода мутным потоком частично возвращалась в озеро, но большая её часть просто выплеснулась и покрыла землю вокруг озера. Минут через 20-30 мы сели возле него и «наука» двинулась снимать показания приборов и заносить данные в журналы.

Гравиметристы достают приборы
Гравиметристы достают приборы.

Так, после длительной подготовки, закончился итоговый день нашего участия в необычном для нас научном исследовании.

 

Сергей ТРИКАЧЕВ

Также читайте другие рассказы Сергея Трикачева

О СТАРОМ ЗАВОДЕ И МОЁМ ОТЦЕ

ВЫ ПОМНИТЕ МЕНЯ ВСЕГДА

НЕ БЫВАЕТ КОРАБЛЕЙ БЕЗ НАЗВАНЬЯ

ПУСТОЙ КОНВЕРТ

ПРОЩАЙ, УЧИЛИЩЕ

ПИДЖАК

ТУРСЛЁТ В ЧЕРНОИСТОЧИНСКЕ И СЕАНС ТЕЛЕПАТИИ

АЭРОСАНИ, ИЛИ РЫБАЛКА НА ОБСКОЙ ГУБЕ

 

 

Комментарии 2

  • Сережа, спасибо за комментарий. Конечно, я видел эти карты и всю сетку профилей, пересекающих параллели и меридианы по всей территории СССР, упирающиеся в границы Монголии и Китая. На Ямале, я думаю, было попроще работать с гравиками, вот как летали и подсаживались в тайге, это другой вопрос. Самое неприятное при развозке аккумуляторов было то, что загрузка была полная, не рассчитанная для полетов на одном двигателе. А «болтаться» над водной поверхностью Обской Губы было не очень приятно. Три раза в два конца — это 600 километров в день над водичкой... Не комильфо.

    А насчет Красноярского края, так он же граничил с Ямалом а районе Гыданского полуострова. Там и Дудинка, Игарка рядом , почти на стыке заповедной Красноселькупской Тольки и древней Мангазеи, по линии 501 Сталинской стройки.

    Спасибо за комментарий. Ямал не дает забыть наши прожитые там годы, будем вспоминать совместно!

  • Наш экипаж — В. Ганин, В. Симонов и я — тоже принимал участие в похожем действии. Только у нас был профиль, который начинался где-то на Байкале, шел через всю страну и заканчивался в районе мыса Хорсе. На профиле стояли магнитофоны через 10-15 км. Мы летали с наукой — меняли аккумуляторы, снимали пленку. Один раз увлеклись залетели в Красноярский край. Кончились наши карты, пришлось работать по картам науки. Все это закончилось бомбометанием. Так же выложили полотнища в виде посадочного Т. В точках, где указала наука. Прилетели два Ту-16 из Семипалатинска, с нами был их штурман. Он наводил самолеты на цель. Вначале все шло хорошо. Но, когда осталось два последних захода, опустилась низкая облачность и туман. Крайняя точка находилась в районе Тамбея. Сбросили наугад последнюю бомбу (900 кг). При уходе домой военные просили нас посмотреть, когда туман рассеется, Тамбей на месте или нет. Но все закончилось благополучно. Вот так закончилось наше участие в изучении земной коры Гыданского и Ямальского полуостровов.

Добавить комментарий