Встречи на земле и в воздухе: Часть 7

Окончание.

Начало вот здесь:

ЧАСТЬ 1

ЧАСТЬ 2

ЧАСТЬ 3

ЧАСТЬ 4

ЧАСТЬ 5

ЧАСТЬ 6

Отдохнув, мы снова встречались, работали совместно, проводили выходные, если они совпадали, и снова разлетались в разные стороны. И у нас, и у них, менялись члены экипажа, но «костяк» оставался прежним. И это происходило в течение полугода.

Гибель Юры Русинова

Весной, как обычно, мы прилетели на базировку в Тадибе-Яху, на Ухтинском вертолете дорабатывал незнакомый нам экипаж. В свободное время подошли к ним и уточнили:

— Когда приедет ваш сменщик — экипаж Юрия Русинова?

Командир вертолета как-то встрепенулся и сказал:

— А вы что, информацию пропустили?

— А что произошло?

— Ребята, Юра переучился на Ми-10, и в производственном полете с проверяющим на борту, работая с внешней подвеской и транспортируя пустую ёмкость объёмом 50 кубометров и весом под 4 тонны во время укладки произошел обрыв троса заказчика. Конец 15 метрового троса отлетел в лопасть, повредив её, затем на вращении ударил по левому топливному баку и остекленению кабины слева. Юра был смертельно травмирован, а посадку совершил проверяющий, сидящий справа…

Вертолет Ми-10
На таком вертолете совершил свой последний полет Юра Русинов.

Мы просто замерли от такой информации, резануло в памяти, и мы, молча, отошли от вертолета...

Официальное сообщение о катастрофе

30 апреля 1981 года экипаж 302-го летного отряда выполнял работы по обслуживанию экспериментального специализированного управления №5 треста «Союзгазспецстрой». В день ЧП экипаж выполнил два полета с грузами на внешней подвеске — с участка Самоцветный в Вуктыл перевез два бака весом 6000 кг и 8000 кг.

В 13:49 мск экипаж вылетел с вертодрома Вуктыл в третий полет с грузом на внешней подвеске — цистерной объемом 50м3, длиной 9 м, диаметром 2,7 м и весом 3200 кг, которую следовало доставить на вертодром Велью. Увязка емкости произведена двумя тросами заказчика диаметрами 19 и 22 мм, со средней длиной каждого 12-14 м. Один трос обвивал емкость на удавку, через его свободный конец проходил второй трос, который двумя своими заведенными на петлю концами крепился к крюку троса внешней подвески вертолета.

При расследовании ЧП выявлено, что оба троса заказчика не соответствуют «Правилам устройства и безопасной эксплуатации грузоподъемных кранов» Госгортехнадзора — имеют завязанные петли на концах, без предварительной оковки, отсутствуют клейма с указанием грузоподъемности, даты испытания. Стороны строп имеют прижимы, сплющивания, деформации в виде петель. Предъявление для перевозки груза на внешней подвеске нестандартного тросового оборудования создало предпосылку к возникновению аварийной ситуации.

Полет до места назначения проходил без отклонений. После захода на посадку и зависания командир вертолета опустил груз на землю. После доклада бортоператора, что груз на земле, КВС приступил к ослаблению тросов внешней подвески с целью укладки груза. Отцепка тросов заказчика от крюка основного троса внешней подвески производилась путем их сброса бортоператором. После ослабления тросов внешней подвески емкость находилась в вертикальном положении и какой-то небольшой период времени стояла вертикально с небольшим раскачиванием. При висении вертолета с ослабленными тросами на величину до 1 м у емкости появилась тенденция к падению вперед-вправо по положению вертолета.

Видя это, штурман, находящийся в нижней кабине, сказал по СПУ: «Осторожно!». Командир вертолета, реагируя на эту команду, с целью поддержания емкости в вертикальном положении, увеличил высоту висения увеличением общего шага на 2,3°, что привело к созданию вертикальной скорости на подъем до 2 м/с. Момент подъема вертолета совпал с моментом падения самой емкости. Вследствие одновременного действия на трос внешней подвески двух сил — натяжения от падения емкости и натяжения от подъема вертолета, трос в районе узла завязки петли лопнул. По заключению комиссии, разрыв троса при его соответствии установленным требованиям был бы невозможен. Причиной его разрушения является нарушение технологии его подготовки заказчиком.

После обрыва троса емкость продолжила падение. Вертолет зафиксировался с увеличением высоты на 2-3 метра от его первоначального положения. На внешней подвеске остался трос длиной 12 м (штатный трос внешней подвески вертолета длиной 5 м и оставшаяся часть троса заказчика длиной 7 м), который самортизировал в несущий винт с левой стороны и захлестнулся на лопасть №4, повредив ее, а также подвесной топливный бак.

Захлестнувшийся трос создал тормозящий момент для несущего винта и, увлекаемый винтом по ходу вращения, был сброшен на левую часть вертолета. Ударом троса находившийся на левом пилотском кресле командир вертолета был смертельно травмирован. Вертолет получил повреждение остекления левой части пилотской кабины. Дальнейшее пилотирование осуществлял проверяющий, который увеличил режим работы двигателей вводом коррекции, восстановил обороты несущего винта до 79% и произвел посадку на дорогу в 93 м от вертодрома (63°31’СШ, 55°10’ВД). Происшествие произошло в 15:00 по московскому времени.

 

Через несколько дней вечером перед предстоящим выходным присели за стол, пригласили своих техников и молча выпили по чарке 96 % спирта, не из зеленой канистры, а из бутылки простого ишимского разлива...

Работают вертолеты

Это один  из самых трогательных видеороликов о работе вертолетов. Впервые услышал и увидел это видео  19 августа 2016 года в группе «Мыс Каменцы», почти в День Авиации. Песня пронизывает.

Внимательно просмотрел — два темно-зеленых вертолета это явно первые Ми-8, с номерами №25748 или №25752 , полученные Мыс Каменской эскадрильей в 1974 году, в крайних кадрах — борт №25887 получили году в 1977-м...

По месту съёмок стало понятно, что вертолет Ми-6 — это Ухтинский вертолет, работавший в Харасавэе — базовом поселке Карской нефтеразведочной экспедиции на западном берегу Байдарацкой губы, читай Карского моря. Песня называется «Ми-8».

Текст песни просто «зацепил» меня, пронизывает трогательной искренностью и лёгким юмором, переходящем в суровую правду и признательность всей северной братии, а именно вертолетчикам. Автора нашел по комментариям ребят из этой экспедиции — автор и исполнитель песни Анатолий Ведник, видео Сергея Кукарского, монтаж тоже  его и Михаила Тимофеева. Огромное спасибо!

 

Сергей ТРИКАЧЕВ

Читайте также другие рассказы Сергея Трикачева:

СОБАЧКА ПО ИМЕНИ МУМУ

НЕЛЕПАЯ ЖИЗНЬ, НЕЛЕПАЯ СМЕРТЬ...

МОЯ ВСТРЕЧА С МИХАИЛОМ ШУФУТИНСКИМ

МОИ ВСТРЕЧИ С КОСМОНАВТОМ ЖОЛОБОВЫМ

 

Комментарии 2

  • Галина Русинова, дочь Юрия Русинова

    Спасибо огромное, Сергей Васильевич, за память об отце. Читала ваши повести и плакала. Всё перед глазами, ваш героический труд и мой серьёзный отец... Для меня все лётчики Герои и Мужчины, каких уже не будет никогда.

    В официальном сообщении только там ошибка, всё случилось 20 апреля.

    К 40-летию гибели отца у меня сложился стих:

    Стоял апрель. Весенний день.

    Всё как обычно: дом-работа...

    Никто не знал, что этот день —

    последним будет у пилота.

    В родное небо, к облакам

    он шёл спокойно, безмятежно.

    А вечером в его семью

    ворвётся горе безутешно.

    В одно мгновенье, как плевок —

    жизнь вдруг надвое разделилась.

    Судьба иль просто злостный рок?

    Но где же в мире справедливость?

    А всё могло бы быть иначе...

    И рухнул мир троих людей.

    И каждый год мы горько плачем

    и проклинаем этот день...

    • Галина , очень признателен за комментарий, если что-то получилось, то уже неплохо, как малая толика воспоминаний.

      Вам стойкости и Вечной Памяти, ну а мы как коллеги, всегда помним тех, кто ушел в Вечный полет, к сожалению, для жизни простого человека их слишком много.

      А стих мне кажется очень искренним и трогательным...

      Вечная память.

Добавить комментарий