Истоки моего детства. Часть первая

Эти воспоминания, рассказывающие о событиях, происходящих в Алапаевске в годы первой мировой войны, революции и гражданской войны, и охватывающее время с 1913 по 1919 годы написал наш земляк Николай Константинович Крочик, сын Константина Михайловича Крочика, который в эти годы возглавлял Алапаевское ремесленное училище.

Мне их передал для публикации Леонид Иванович Мизюлин, он же предоставил и фотографии старого Алапаевска. Ему же воспоминания Николая Константиновича прислала Татьяна Жаркова (Лабутина), а ей их передала его дочь Маргарита Николаевна Крочик.

Комета Галлея

Годы моего далекого детства… Порой мне кажется, что они были совсем недавно! Как изменилась за это время вся наша жизнь! В самых глубоких тайниках памяти ещё многое о далеких дня моего детства и связанных с ними событиях. Нет! Я их не забыл, да и вряд ли когда-нибудь забуду! Они не ушли из памяти, детство оставляет нам два жизненных родника, два изначальных источника и именно из них мы потом черпаем многое во всей нашей последующей жизни. Эти родники – наше детство и жизнь нашей родной семьи.

Помню захолустный городок старой дореволюционной России. Он стоит на берегу Нейвы при Алапаевском чугунолитейном заводе на среднем Урале. В то время это была глухая провинция. Она сохраняла многие черты старого демидовского промышленного Урала. Шло только начало второго десятилетия наступившего двадцатого века. Однако из тех прожитых первых лет я не могу не вспомнить многое, что так врезалось в мою детскую память.

Очень смутно помню, как мне, ещё совсем маленькому, мать показывала темным вечером в окно какую-то странную хвостатую звезду, и говорила, что это комета Галлея.

Анна Фоминична Крочик
Мама – Анна Фоминична Крочик. 1928 год.

Комета Галлея
Комета Галлея. В мае и июне 1910 года она представляла собой
яркое зрелище в предрассветном земном небе.

Интерес к ней, этой далекой страннице небе, у меня сохранился на всю жизнь. Когда-то в прошлом люди считали комету предвестником несчастий и потрясений, на пороге которых стоит человечество. Об этом я знал всегда. Сейчас это невольно всплывает в памяти, когда мы ожидаем скорого нового появления кометы (комета Галлея снова появилась в нашем небе в 1986 году – Прим. О.Ш.). Об этой страннице неба, свидетельнице начала моей жизни я не мог не вспомнить. Она действительно оказалась суровым предзнаменованием и для меня, человека далекого от всякой мистики. Так подсказывает мне теперь моё сознание через многие прожитые годы.

Снежная гора и война

Ещё об одном ярком воспоминании моего далекого детства. Это вывешенные оранжевые бумажные фонарики на фасаде двухэтажного каменного дома, в котором живет наша семья, а перед домом большая снежная гора. С неё катаются на санках зимними вечерами вместе с нами, детьми, и взрослые. Идет 1913 год – год трехсотлетия царствования в России Дома династии Романовых. Видимо, жизнь родителей ещё спокойна и беспечна.

Затем что-то меняется в жизни семьи. Я начинаю улавливать разговоры взрослых о начавшейся какой-то ненужной войне с германцами! Что мог понимать в них ребенок, которому только шел шестой год.

Испытательный экзамен в гимназии

Идет 1916 год. Мать ведет меня держать экзамены в гимназию, впервые открывающийся отдельный первый класс для мальчиков.

Городская гимназия в Алапаевске
В этом здании в 1905 году была открыта женская гимназия.
В 1916 году в гимназию был набран первый класс мальчиков.

До этого гимназия в Алапаевске была только женской. С 1916 года она будет смешанной, с двумя отдельными первыми классами: для мальчиков и для девочек. Наряду с гимназией в городе есть четырехклассное городское и трехклассное ремесленное училища.

Городское училище в Алапаевске
Четырехклассное городское училище в Алапаевске.

Ремесленное училище в Алапаевске
Трехклассное ремесленное училище в Алапаевске.

Заведующим последнего и работает мой отец – Константин Михайлович Крочик.

Константин Михайлович Крочик
Отец – Константин Михайлович Крочик.

Он имеет какие-то заслуги, эмалевый крестик на красно-белой ленточке, медаль в честь 300-летия Дома Романовых и шпагу с посеребренным эфесом. В здании училища наша семья имела казенную квартиру. В гимназии преподавательницей географии служит и моя мать. Я – сын «коллеги», из интеллигентов.

Помню, на экзаменах я читал на память какую-то молитву, кажется, «Отче наш», и, конечно, спутался. Однако священник милостиво поставил мне «четверку». Помню ещё, что я что-то писал под диктовку другого экзаменатора, складывал простые числа и декламировал наизусть первое своё выученное стихотворение «Вот моя деревня». Читал я, видимо, достаточно выразительно, и этим понравился моим экзаменаторам.

Помню и заданный мне последний «контрольный» вопрос: «Гусь на двух лапах весит пять фунтов, а сколько он будет весить, если поднимет одну лапу?». Я никак не мог понять, почему гусь на одной лапе будет весить те же пять фунтов, а не меньше на вес одной поднятой лапы, ведь он же её поднял, она висит. Экзаменаторы смеялись над моей смышленостью, а я расплакался, не понимая, почему мой ответ неправильный.

С общей отметкой «четыре» я выдержал экзамен и стал гимназистом-первоклашкой. Так незаметно начались мои школьные годы.

Братья

В семье, кроме меня, было ещё два старших брата: Евгений и Виктор. Они учились в мужской гимназии в Ирбите. Это выше ста верст от Алапаевска. В те годы туда ещё не было проложено железной дороги. Братья жили в Ирбите в частном пансионате, организованном одним из предприимчивых горожан для подростков, привезенных учиться в гимназии из других городов. Долгие месяцы учебного года братья не видели своих родителей. Отец привозил их в Алапаевск только на зимние и летние каникулы. Это уже с детских лет приучало братьев к самостоятельности.

Ирбит тех далеких лет был своеобразным небольшим торговым центром Урала. До революции его ежегодные ярмарки считались чуть ли не вторыми в России, после Нижегородских. Эти ярмарки охотно посещало русское купечество Урала. Ездил на них и отец как представитель Алапаевского потребительского общества.

Военный госпиталь

За квартал от ремесленного училища с началом войны был оборудован военный госпиталь для раненых, поступающих с русско-германского фронта. Ведь шел уже третий год первой мировой войны. Мы, дети-гимназисты, часто навещали раненых в близком лазарете.

Военный госпиталь в Алапаевске
Военный госпиталь в Алапаевске. 1916 год.

Для раненых наши посещения всегда были большой радостью. С любовью раненые мастерили нам примитивные игрушки, учили играть в шашки и, конечно же, производили нас в «офицерские» чины, прикрепляя на плечи гимназических гимнастерок цветные бумажные погоны с нарисованными просветами и звёздочками по субординационной лестнице старых офицерских чинов. Нас всегда прельщала кажущаяся храброй и романтической военная профессия, а тем более в условиях первых лет патриотического угара, поддерживаемого у населения во время войны.

Уроки рисования

Но я как-то больше запомнил другое из своих детских общений с ранеными солдатами госпиталя. Добрый бородатый унтер-офицер с тремя белыми нашивками на погонах много рисует, а я люблю смотреть, как он это делает. Незаметно он начинает учить меня рисованию.

Это был, видимо, неплохой художник, ибо его натуры, сделанные из окна второго этажа лазарета простым карандашом, я хорошо запомнил и охотно начал ему подражать. Он говорил родителям, что у меня чувствуется тяга и призвание к рисованию, а это следует всемерно поощрять с детства. Но я и без того увлечен: много и старательно рисую вместе с ним простыми и цветными карандашами.

Темы в большинстве, конечно, военные: солдаты, казаки с красными лампасами на шароварах, конница, пушечные упряжки и обязательно убегающие немцы в остроконечных касках и зеленых мундирах. Они выпускают за собой из навешенных за плечами баллонов, уже появившихся на фронте, клубы удушливых газов. Так наставляет меня мой первый учитель рисования, солдат-художник.

Сам же я представлял войну не больше, как интересную игру взрослых, которую уже копируют наши заводские ребятишки, «воюя» улица с улицей.

 

Николай КРОЧИК

Вторую часть воспоминаний читайте вот тут — ИСТОКИ МОЕГО ДЕТСТВА. ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Третью часть здесь — ВРЕМЯ ПЕРВЫХ ГРОЗ. ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

Четвертую часть тут — ВРЕМЯ ПЕРВЫХ ГРОЗ. ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

Пятую часть здесь — ВРЕМЯ ПЕРВЫХ ГРОЗ. ЧАСТЬ ПЯТАЯ

Другие материалы по теме смотрите тут — КТО УБИЛ ВЕЛИКИХ КНЯЗЕЙ РОМАНОВЫХ В АЛАПАЕВСКЕ

Комментарии 5

  • Замечаний нет.

  • Здравствуйте. А где находились гимназии и госпиталь? Здание гимназии было сфоткано в советское время...

    • Женская прогимназия была открыта в 1905 году благодаря усилиям Софьи Германовны Грумм-Гржимайло, жены управляющего Алапаевским горным округом Владимира Ефимовича Грумм-Гржимайло, и располагалась в здании заводской конторы Алапаевского металлургического завода. Ныне в этом здании находится центральная городская библиотека имени Пушкина.

      Госпиталь, судя по фотографии, находился в доме купца Белоусова. Сегодня там располагается, если я не ошибаюсь в названии, центр дополнительного образования.

      Если что-то напутал, поправляйте:)

  • Нашел сведения о дальнейшей судьбе семьи Крочиков. В ближайшее время подготовлю два материала — о том, что стало с Крочиками в Советской России, а также комментарий к воспоминаниям Николая Константиновича.

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика