Время первых гроз. Часть третья

Начало воспоминаний вот тут — ИСТОКИ МОЕГО ДЕТСТВА. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Вторая часть вот тутИСТОКИ МОЕГО ДЕТСТВА. ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Вина интеллигенции в том, что инерция разума и покорность обстоятельствам были свойственны ей на всех этапах исторического развития. Она — пленник обстоятельств! Отголоски происшедшей в Петербурге буржуазно-демократической февральской революции быстро докатились и до нашего провинциального Алапаевска, который в судьбе царствовавшего дома Романовых сыграл некоторую роль!

В первые месяцы 1917 года что-то новое происходило в нашей семье, в гимназии, в разговорах взрослых на улице, особенно среди раненых солдат в лазарете. Все это воспринималось и впитывалось нами подростками. Все ожидали неясных изменений, они чувствовались везде и во всем.

Первомайская демонстрация 1917 года

В памятный день 1 мая 1917 года учителя вывели всю нашу гимназию на объявленную общенародную революционную демонстрацию.

Учащиеся несли портреты «красавчика Саши Керенского» и «дяди с бородой» думца Родзянко и другие транспаранты. На них большими белыми буквами были написаны первые лозунги революционной поры, с ее противоречивыми призывами: «Мир хижинам — война дворцам!», «В борьбе обретешь ты право свое!», «Вся власть учредительному собранию!». Взрослые в тот день пели новые, впервые услышанные нами, революционные песни: «Отречемся от старого мира, отряхнем его прах с наших ног» и «Смело, товарищи, в ногу!».

Демонстрация была многолюдной и шумной и длилась несколько часов, пройдя по всем городским улицам. Чувствовалось, что она отвечала настроению возбужденных революцией горожан, хотя её лозунги, как мне ясно сейчас, носили выраженный мелкобуржуазный, эсеровский характер.

В ожидании «боя» за власть

Однако в помещении бывшей городской управы уже начинала действовать новая создаваемая народная власть – Совет. На крыше здания управы и на крыльце ее парадного входа впервые были вывешены красные флаги — символ новой появляющейся власти!

Отец говорил, что в Совет входят представители разных партий: большевики, эсеры и анархисты. В нем идут постоянные споры, нет необходимого единства. Новую власть нельзя считать «установившейся», резюмировал отец, а, значит, впереди что-то должно еще случиться, как результат разногласий и внутренней борьбы в народе и в Совете.

Алапаевский совет
Алапаевский совдеп. 1 мая 1918 года

Мы, гимназисты, эту временную неустойчивость воспринимали по-детски, по-своему, и полагали, что кто-то с кем-то не ладит, а, значит, неизбежно должны драться и воевать. Кто победит, те и будут «главной властью» в нашем Алапаевске, а он для нас представлял чуть ли не всю нашу «матушку» Россию. Этот бой мы, конечно, хотели видеть воочию и считали, что он будет происходить почему-то на городском кладбище и обязательно с участием раненых солдат из военного лазарета. Они и решат исход сражения!

В детском возрасте все восприятия исторических событий трогательно наивны, но будучи примитивно обостренными, чаще всего интуитивно они не так далеки от истины! Недаром в народе живет поговорка, что «устами младенцев глаголет истина!» Ожидаемый бой пришлось ждать недолго, но он пришел извне, с востока, из далекой Сибири.

Ирбитские погромы

Как-то незаметно созданный Совет стал зваться «Советом рабочих и солдатских депутатов», а его представители «товарищами комиссарами». Очевидно, власть всё больше и больше сосредотачивалась в руках большевистского большинства. Шел процесс революционного перерастания свершившейся буржуазно-демократической революции в пролетарскую!

Отец говорил матери, что власть в Петербурге еще осенью почти полностью перешла в руки партии большевиков во главе с Лениным и Троцким, а Керенский и Родзянко, видимо, скрылись и бежали за границу. Что касается семьи самодержца Николая, то она выслана в ссылку в Тобольск и над ней обещан гласный суд.

Елизарьев
Командир Ирбитского особого отряда Красной гвардии
по борьбе с контрреволюцией и спекуляцией
Евгений Андреевич Елизарьев. 1918 год.

Привезенные отцом из Ирбита на каникулы старшие братья рассказывали, что там зимой были большие беспорядки, вылившиеся в страшный городской погром. Народ громил винные склады и магазины. В ярмарочном городе около недели бушевали пожары и шла непрекращающаяся стрельба на его улицах. В связи с беспорядками были прерваны занятия в гимназии и пансионатах, учащихся не выпускали на улицу. Потом в Ирбит пришли вызванные воинские части, и погром удалось прекратить. Наш Алапаевск, как рабочий город, подобных беспорядков избежал.

Большевик Акулов

В Алапаевск часто наезжал из Челябинска и Екатеринбурга известный среди рабочих большевик Акулов. Он был из старой большевистской гвардии, посланный для революционной работы на Урал, о чем я, конечно, узнал много позднее. Из состава рабочих самого Алапаевска был выдвинут свой руководитель Соловьев, его имя так же вошло в историю революционной борьбы Урала.

Акулов
Иван Алексеевич Акулов.
В 1918-м – секретарь Уральского обкома РКП(б).
В 1933-м возглавил прокуратуру СССР.
Расстрелян как участник контрреволюционного заговора
30 октября 1937 года.

На городской площади Акулов часто выступал, горячо призывая к завершению революционной борьбы. Безусловно, Акулов был большевик-трибун, неплохой оратор, ставший впоследствии видным работником советской прокуратуры конца 1920-х и начала 1930-х годов. Митинги на площади города были частыми и многолюдными.

Романовы и Колчак

Алапаевск вошел в историю революционных лет Урала еще одним примечательным событием. В него, как в надежный рабочий город с революционными традициями, стоящий лишь в 60 километрах от революционного центра Урала — Екатеринбурга, в мае 1918 года были высланы родственники царствовавшей семьи дома Романовых. Их стали называть «князьями».

Этих высланных «князей» было человек двенадцать-пятнадцать. Я видел их летом 1918 года идущими по нашей Набережной улице, где находилось ремесленное училище. Их сопровождал лишь один комендант с колодкой парабеллума, висевшем на ремне через плечо. Содержались «князья» под охраной в прилегающем к городу освобожденном помещении городской больницы.

Напольная школа в Алапаевске
На самом деле великие князья и князья Романовы и близкие им люди
были помещены под домашний арест в «Напольной школе».

Уже тогда было известно, что в Екатеринбурге была вся семья царя Николая, привезенная туда из Тобольска. Содержать ее было не безопасно из-за возможности освобождения контрреволюционными силами.

Даже в наш Алапаевск беспрерывно докатывались запоздалые слухи о мятеже генерала Дутова в Оренбурге, о создании в Уфе «правительственной директории» во главе с известной эсеркой Брешко-Брешковской по прозвищу «Бабушка русской революции».
Противоречивые молва и слухи доносили вести об эсеровских мятежах на заводах Ижевска и Воткинска, в Ярославле, о формируемых в Сибири армиях «бело-зеленых», которые возглавляет черноморский адмирал А.В. Колчак. В народе его фамилия искажалась и доходила уже, как «Колпак». В гимназии знали, что еще весной 1918 года Колчак приступил в Харбине к формированию белогвардейского корпуса и к концу года, окрыленный первыми успехами, уже будучи в Омске, объявил себя «Верховным прави-телем России».

Колчак
Верховный правитель России
адмирал Александр Васильевич Колчак.

Это известие докатилось до рабочего Урала довольно остроумной частушкой:

Мундир английский,
сапог японский,
погон российский,
правитель Омский!

Для нас, детей, 1918-й и начало 1919 года в Алапаевске проходили относительно спокойно, так как шли нормальные занятия в гимназии.
А между тем, уже и тогда до города доходило эхо редкой и далекой орудийной канонады и более близкой винтовочной и пулеметной трескотни.

Безусловно, Алапаевск так же лихорадило преддверье докатывающейся до него гражданской войны. На городских пустырях и пригородных лужайках уже занимались военной подготовкой небольшие группы молодых заводских рабочих, да и на площади продолжались митинги, на которых выступавшие призывали «к свободе, равенству и братству» и передаче всей полноты власти Советам! Происходило своеобразное размежевание населения на два враждующих лагеря. Чувствовалось, что «бой», который мы, мальчишки, так ожидали на кладбище, приближается к нашему городу. Он еще предстоит, и к нему упорно готовятся.

Протест гимназисток-старшеклассниц

В то время Сибирь и Урал были в огне гражданской войны, и это чувствовалось во всем.

Однажды наши учителя были вызваны в городской Совет комиссаров и были предупреждены о прекращении всяких политических разговоров, распространения слухов и кривотолков среди учащихся старших классов. Очевидно, разговор был не столько профилактическим, сколько строго предупреждающим и не исключающим своего угрожающего характера.

Вызов этот сразу же стал известен гимназисткам-старшеклассницам. Они сумели немедленно провести в помещении гимназии ученический митинг и организовать демонстративное шествие учащихся к помещению Совета с требованием немедленного освобождения их учителей. Oб этом я узнал от матери, которая была крайне напугана вызовом, как и все другие учителя.
Наметившееся расслоение среди населения, конечно, не миновало и нашей гимназии, захватив не только учительскую среду, но и гимназисток-старшеклассниц. Первые классы к этому «шествию» не привлекались и в нем не участвовали.

Все происходившее врезалось в мою память, тем более что «вызов» насторожил моих родителей по отношению к «новой власти». Слишком насыщенным противоречивыми разговорами и слухами, доходившими до Алапаевска, было тогда время. В ходе революционной борьбы Россия потеряла единство власти и народа. Все это будоражило ее неоднородное население. Россия искала новых путей исторического развития, и его «внутренний фронт», захвативший Сибирь и Урал, подходил к нашему городу все ближе и ближе.
Интеллигенция, будучи неоднородной по своему составу и постоянству убеждений, в ходе революционной борьбы тогда всё еще твердо не определила своего места в революции, колебалась, да и, пожалуй, не искала своего революционного пути. Но бег времени и событий был неумолим.

«Воздушный бой»

В один из весенних дней в небе над городом впервые появился маленький самолет-моноплан. Он низко кружил над улицами почти в бреющем полете, и мы, ребятишки, отчетливо видели его пилотов в летных шлемах и очках.

С пригородной горы Елунихи в погоню за ним сразу же поднялся другой самолет, и в воздухе затрещали редкие пулеметные очереди. Завязался воздушный бой, продолжавшийся не долго. После пулеметных очередей первый самолет скрылся за прилегающим к городу лесным массивом, как-то неуклюже кренясь на один бок.

В этот день и час на площади проходил очередной митинг с участием воинских частей красных и население, конечно, догадалось, что первый моноплан был воздушным разведчиком «бело-зеленых», о которых уже шли слухи, что их части приближаются к Алапаевску с востока, из Сибири.

Самолеты гражданской войны
Самолеты гражданской войны.
В Алапаевске в 1918 году никаких самолетов не было,
как не было их и в наступающей на город Сибирской народной армии.

А еще через некоторое время на заборах и столбах появились многочисленные, отпечатанные на пишущей машинке объявления. В них население оповещалось, что из помещения загородной больницы напавшим отрядом белогвардейцев похищены члены семьи, «князья», и вывезены на тройках в неизвестном направлении. Гражданское население призывалось к спокойствию и сохранению революционной бдительности, дисциплины и порядка.

Рабочих Урала в те дни все сильнее захлестывала волна революционных событий, и фронт вплотную подходил к Алапаевску. Самолет-разведчик и «кража князей» были тому наглядным подтверждением.

 

Николай КРОЧИК

Четвертая часть тут — ВРЕМЯ ПЕРВЫХ ГРОЗ. ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

Пятая часть здесь — ВРЕМЯ ПЕРВЫХ ГРОЗ. ЧАСТЬ ПЯТАЯ

Другие материалы по теме можно посмотреть вот тутКТО УБИЛ ВЕЛИКИХ КНЯЗЕЙ РОМАНОВЫХ В АЛАПАЕВСКЕ

Комментарии 1

  • Воспоминания о великих князьях Романовых в Алапаевске и их судьбе очень далеки от реально происходивших тогда событий. Как и описание гражданской войны в Сибири и на Урале.

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика